Лента новостей

1 октября 2020 г.
Действия защитника в суде присяжных
1 октября состоялся первый вебинар ФПА РФ в рамках нового онлайн-цикла Всероссийских уроков «Суд присяжных – вопросы и ответы»
1 октября 2020 г.
Суд отказал в удовлетворении иска АП Удмуртской Республики к ФПА РФ
30 сентября Хамовнический районный суд Москвы рассмотрел по существу дело по искам АП Удмуртской Республики и отдельных адвокатов к ФПА РФ
30 сентября 2020 г.
Учебный сезон начнется 1 октября
В первый день октября 2020 г. состоится вебинар в рамках онлайн-цикла Всероссийских уроков «Суд присяжных – вопросы и ответы»

Мнения

Анна Здановская
25 сентября 2020 г.
Псковские адвокаты активно работают с молодежью
Адвокатская палата региона реализует ряд проектов по правовому просвещению молодежи и студентов

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Можете жаловаться…

22 апреля 2020 г. 18:58

Адвокатам рассказали о том, как в уголовном процессе повлиять на действия госорганов и должностных лиц


Советник ФПА РФ, член Совета Адвокатской палаты г. Москвы, кандидат юридических наук Евгений Рубинштейн прочитал 22 апреля в рамках очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов лекцию на тему «Обжалование действий (бездействия) и решений в уголовном судопроизводстве в порядке ст. 125 УПК РФ». Он рассказал о традиционном для советского уголовного процесса институте обжалования в порядке ст. 218–220 УПК РСФСР, о появлении и изменениях аналогичного института судебного контроля в УПК РФ и о его значении для эффективного отправления правосудия.

Отметив в начале выступления, что многие сложные вопросы, связанные с обжалованием действий и решений в уголовном судопроизводстве, уже разрешены, Евгений Рубинштейн остановился на спорных вопросах, стоящих в настоящее время перед адвокатами и судьями.

Рассказав об идее этого института и его формировании в современной России, эксперт отметил, что сама ст. 125 УПК РФ не изменялась с 2015 г. В ч. 1 ст. 125 УПК РФ перечисляются виды решений, которые могут быть обжалованы. Предметом обжалования в досудебном производстве являются действия (бездействие) и решения государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, – органа дознания, дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора.

Однако впоследствии были приняты судебные акты, изменившие практику применения этой нормы, в результате чего теперь удовлетворяются лишь 3–5 % жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ.

В 1992 г. появился институт обжалования постановления об избрании и продлении ареста, которые выносил прокурор, в суд (ст. 220.1–220.2 УПК РФ). Позже разрешили обжаловать в суд постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела. В последнее время ВС РФ выносит комплексные постановления, в которых затрагиваются вопросы не только материального, но и процессуального права. В них содержатся обновленные тезисы по рассмотрению жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. А ряд важных тезисов были сформулированы в Постановлении Пленума Верховного Суда (ППВС) от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 23 марта 1999 г. № 5-П сформулировал правовые позиции по жалобе лиц, которые не согласились с постановлением о возбуждении уголовного дела в связи с бездействием следователя, пытались оспорить его решения в прокуратуре и суде, но им было отказано. Отказ был мотивирован тем, что «суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу», поскольку в противном случае это противоречило бы конституционному принципу независимости суда.

КС РФ указал, что Конституция позволяет обжаловать действия (бездействие), более того, рассмотрение дела по существу является достаточной гарантией, чтобы дать ответы на все вопросы, возникающие на досудебной стадии, даже на те, которые вообще не поднимались ранее. Самое главное, что КС в этом решении сформулировал предмет обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ: «Если соответствующие действия и решения органов расследования не только затрагивают собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, отложение проверки законности и обоснованности таких действий до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым. В этих случаях контроль за действиями и решениями органов предварительного расследования со стороны суда, имеющий место лишь при рассмотрении им уголовного дела, т.е. на следующем этапе производства, не является эффективным средством восстановления нарушенных прав, и поэтому заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в ходе расследования с жалобой в суд».

Подчеркнув, что одним из субъектов всегда является орган государства в лице его должностных лиц, то есть речь всегда идет о «властеоотношениях», эксперт заметил, что это будет непосредственно влиять на предмет обжалования. Именно этот тезис лежит в основе постулата о том, что в порядке ст. 125 УПК РФ нельзя обжаловать решения сотрудников СИЗО, оперуполномоченных, не связанных с ОРД по выявлению преступлений и т.д. Нельзя также обжаловать действия, выходящие за рамки уголовно-процессуальных отношений.

* * *

В то же время Евгений Рубинштейн заявил, что эффективность обсуждаемого института КС РФ разрушил следующим тезисом: «Суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу». Поскольку в противном случае это противоречило бы конституционному принципу независимости суда.

В этом тезисе, по мнению эксперта, кроется самая большая ошибка данного постановления, которая впоследствии нивелировала всю значимость и идею последующего судебного контроля. По своей сути, он противоречит ранее изложенному общему тезису, согласно которому предметом судебного разбирательства могут быть любые вопросы, в том числе любые процессуальные акты органов расследования и их действия. Поэтому при проверке в рамках судебного контроля процессуальных актов или действий должностных лиц обязательно возникнут вопросы, которые впоследствии могут быть предметом судебного разбирательства, поскольку предметом судебного разбирательства могут быть любые вопросы, которые поднимаются на досудебных стадиях.

Суд может рассмотреть любой вопрос, считает лектор, в том числе те, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. В свое время этот вопрос стал предметом рассмотрения ВС РФ и теперь этот аргумент используют многие судьи.

Таким образом, в соответствии с ППВС могут быть обжалованы следующие действия:

1. Непредоставление заинтересованным лицам права на судебное обжалование действий и решений органов предварительного расследования, связанных с ограничением неприкосновенности их жилища и с лишением их возможности распоряжаться своей собственностью, поскольку это противоречит ст. 46 (ч. 1 и 2) Конституции РФ и сужает конституционные гарантии прав, предусмотренных ст. 25 и 35 (ч. 1 и 2) Конституции РФ.

2. Решение о приостановлении производства по уголовному делу и о продлении сроков предварительного следствия. Такие действия «отдаляют перспективу судебного разрешения дела, приводят к сохранению неопределенности в правовом статусе участников процесса, продлевают применение в отношении граждан ограничительных мер, включая меры пресечения и отстранение от занимаемой должности». Эту аргументацию, использованную КС РФ, при обосновании того, почему эти два вида решения могут быть обжалованы в рамках судебного контроля, можно смело использовать и сегодня. Суд должен проверить, насколько эффективно проводится расследование и чем обоснованно продление следствия.

3. Обыск может быть обжалован в судебном порядке. КС РФ не конкретизировал предмет обжалования, что может быть обжаловано – постановление о производстве обыска, действия следователя в ходе обыска, изъятие имущества в ходе обыска и т.п.? Могут быть обжалованы недопуск адвоката (защитника) при проведении обыска, необоснованное изъятие имущества и т.п.

4. Может быть обжаловано наложение ареста на имущество.

Эксперт назвал «процедурным» тезис о том, что «предоставление безотлагательной судебной защиты лицам, чьи права и законные интересы нарушаются действиями и решениями органов дознания и предварительного следствия, не предполагает – в том числе по смыслу действующего процессуального закона и с учетом требования о судебном разбирательстве дела в разумный срок без неоправданной задержки – обязательного прекращения обжалуемого действия или приостановления исполнения обжалуемого решения до рассмотрения судом соответствующей жалобы». Этот тезис, по словам лектора, явился предпосылкой появления в ст. 125 УПК РФ ч. 7, согласно которой принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать уполномоченное должностное лицо или суд.

Евгений Рубинштейн напомнил, что ряд судей КС РФ при принятии этого постановления высказали свое особое мнение. Их позиции лектор использовал, формулируя свой итоговый тезис: приведенные выше нормы не соответствуют Конституции РФ, поскольку исключают в ходе предварительного расследования для заинтересованных лиц, конституционные права которых нарушены, возможность судебного обжалования приведенных выше действий и решений органов, ведущих производство по уголовному делу. По его мнению, следует обратить внимание на то, что изначально замысел КС РФ заключался в том, что право на такое обжалование будут иметь только те, чьи конституционные права уже нарушены. Но в последующем законодатель пошел дальше и признал право на обжалование не только тем, чьи конституционные права уже нарушены, но и тем, чьи конституционные права способно нарушить обжалуемое действие (бездействие) и решение, что очень важный правильный шаг вперед.

* * *

Эксперт указал, что остаются вопросы, на которые не обратили внимание ни Конституционный, ни Верховный суды. Например, в каком объеме суд может проверять пост о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица? ВС изменил свою позицию в ППВС № 12 от 10 февраля 2010 г.

Цитируя правовые акты ВС РФ, эксперт сделал вывод: сначала можно было обжаловать лишь процессуальную форму такого постановления, но затем, на волне политических тенденций, этот тезис стал подвергаться сомнению, и Суд разрешил рассматривать содержательные аспекты, в частности, на наличие оснований для возбуждения уголовного дела (ППВС № 48 от 15 ноября 2016 г.)

ВС пошел еще дальше и обязал суды проверять законность оперативно-следственных действий и мероприятий. Это, по словам лектора, открывает перед адвокатами возможность подавать жалобы и доказывать, что те или иные доказательства получены с нарушением закона.

По делам экстремистской направленности судам предписано проверять наличие не только повода, но и основания для возбуждения уголовного дела. Все это позволяет адвокатам расширять предмет обжалования. Однако, по его словам, эффективного спора с обвинением на стадии предварительного расследования быть не может. Впрочем, процедуру привлечения лица в качестве обвиняемого вполне возможно обжаловать, если были допущены нарушения закона.

При подаче жалобы в порядке ст. 125 УК РФ адвокатам можно использовать уникальное Постановление КС РФ от 21 ноября 2017 г. № 30-П. Суд рассмотрел жалобу о бездействии следователя – подозреваемого допросили в качестве свидетеля, не прекратив в отношении него уголовное преследование.

КС РФ признал, что следователь до начала допроса обязан принять решение о процессуальном статусе лица, которое допрашивается. Допрашивать его в качестве свидетеля можно только после прекращения уголовного преследования этого лица.

Коснувшись зарубежного опыта обжалования действий и бездействия в уголовном процессе, Евгений Рубинштейн сказал, что в некоторых странах англосаксонской системы права есть возможность обжаловать обвинение с использованием схемы «при условной доказанности». Это означает, что нельзя на досудебной стадии обжаловать обоснованность обвинения, достаточность доказательств, их достоверность и т.п. Но можно обжаловать его неясность и непонятность или очевидное несоответствие между описанием события преступления (фабулы) и юридической квалификации деяния. В России, кстати, тоже появились предпосылки для такого подхода – об этом свидетельствует обзор ВС РФ от 18 октября 2017 г. по мерам пресечения, где Суд сам разграничил экономическое и бытовое мошенничество. По сути, Суд влез в правовую квалификацию в рамках судебного контроля и не согласился со следствием, признав иную квалификацию преступления.

Евгений Рубинштейн подробно описал также процессуальные аспекты подачи жалобы на действия (бездействие) должностного лица. Он напомнил, что жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора. Крайне важно, по его словам, не только грамотно оформить, но и сформулировать суть жалобы. Для этого следует понимать, как отличить действие от бездействия, решение от действия и т.д. Ответы, данные экспертом в ходе вебинара, должны помочь адвокатам правильно сформулировать резолютивную часть жалобы в порядке 125 УПК РФ.

Обращаем внимание, что сегодня, 22 апреля, вебинар будет доступен до 00.00 (по московскому времени). Повтор трансляции состоится в воскресенье, 26 апреля.

Константин Катанян

Поделиться