Лента новостей

15 июля 2019 г.
Адвокат осужден за юридическую помощь?
Защита Максима Загорского настаивает, что тот приговорен к лишению свободы исключительно за добросовестное исполнение профессиональных обязанностей
15 июля 2019 г.
Острые вопросы нужно решать сегодня
Совет АП Иркутской области принял решение об оказании бесплатной юридической помощи пострадавшим в результате наводнения
15 июля 2019 г.
Спорт как инструмент делового успеха
В Москве прошел первый турнир по пляжному волейболу среди адвокатов

Мнения

Сергей Макаров
12 июля 2019 г.
Принципы адвокатуры применительно к повседневной деятельности каждого адвоката
О необходимости повышения самотребовательности адвокатов к осуществлению профессиональной деятельности

Интервью

О ПМЮФ, ПМЭФ и цифровизации адвокатуры
17 июня 2019 г.
Елена Авакян
О ПМЮФ, ПМЭФ и цифровизации адвокатуры
Интервью у Елены Авакян берет редактор сайта ФПА РФ Сергей Гусев

Мой дом – моя крепость?

5 октября 2018 г. 17:31

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн в телеэфире рассказал, в чем сложность квалификации обороны как необходимой


Одной из тем программы «Утро России», вышедшей в эфир канала «Россия 1» 3 октября, стала проблема определения допустимых пределов самообороны. В качестве эксперта в студию был приглашен советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн.

Беседу в студии предварял сюжет, в котором рассказывалось о нескольких громких случаях обвинения россиян в убийствах, которые они совершили, защищаясь от посягательств. Главной проблемой во всех упомянутых ситуациях является определение грани, отделяющей необходимую оборону от обороны с превышением допустимых пределов. Ведь человек в пылу борьбы не всегда может правильно оценить, закончилось ли посягательство на него и его близких, или еще нет.

Ведущие программы – Анастасия Чернобровина и Андрей Петров – спросили у гостя, что мешает ввести в России давно действующий в США принцип «Мой дом – моя крепость», когда хозяин вправе убить всякого, кто незаконно проник на территорию его жилища. Евгений Рубинштейн пояснил, что не столь сложно сформулировать этот принцип в законе, сколь сложно преодолеть опасения государства спровоцировать рост необоснованных убийств, который может быть вызван неверным пониманием людьми своего права на защиту жилища.

Евгений Альфредович признал наличие перекоса в правоприменительной практике судов нижнего звена, когда суровое наказание получают люди даже при наличии большого комплекса доказательств допустимости самообороны. Смягчить эту практику пытается Верховный Суд РФ, выпуская соответствующие разъяснения. Однако в корне изменить подход большинства судов к этой категории дел такая разъяснительная работа не в состоянии.

Советник ФПА РФ с глубоким сожалением предположил, что принцип «Мой дом – моя крепость» может появиться в российском законе только после громкой трагедии. Но даже если соответствующие изменения в закон будут приняты, придется следить за тем, чтобы они применялись на практике. «Думаю, что это дело трех – пяти лет», – заключил Евгений Рубинштейн.

Но и в нынешних реалиях адвокатам все же удается помогать людям, незаслуженно обвиненным в превышении пределов необходимой обороны. Они убеждают суд изменить квалификацию деяния так, что подсудимый хоть и получает наказание, но оно бывает более мягким, чем изначально предполагалось. «Сейчас таких дел все больше и больше, – сообщил Евгений Рубинштейн. – Суды открыто не говорят о том, что мы прекращаем дело или выносим оправдательный приговор. Они изменяют квалификацию, чтобы и к ним не было претензий, и чтобы человек не был в колонии».

Полностью беседу с советником ФПА РФ Евгением Рубинштейном можно посмотреть здесь.

Поделиться