Лента новостей

18 сентября 2020 г.
Решения Совета разумны и законны
Суд в Горноалтайске отклонил требования бывшего президента ПАРА об отмене решений Совета Палаты
18 сентября 2020 г.
Активизировать работу над поправками в нормативные акты адвокатуры
18 сентября состоялось рабочее совещание с руководителями адвокатских палат центральных и северо-западных регионов России
18 сентября 2020 г.
Логическое завершение
Эльман Пашаев лишен статуса адвоката по решению Совета Адвокатской палаты

Мнения

Виктория Шацкая
18 сентября 2020 г.
Встреча молодых адвокатов в новом формате
«Деловые завтраки» плодотворно влияют на продуктивность обсуждаемых вопросов и принятие соответствующих решений

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Лишение статуса – крайняя мера

25 мая 2018 г. 10:25

Применять ее нужно лишь при тяжких или неоднократных проступках адвокатов


Совет Федеральной палаты адвокатов РФ утвердил Разъяснение по вопросу применения мер дисциплинарной ответственности, подготовленное Комиссией ФПА РФ по этике и стандартам (КЭС).

Давая Разъяснение по вопросу применения п. 4 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, КЭС, руководствуясь требованиями Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и определениями Конституционного Суда РФ, исходила из того, что меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также нарушения адвокатом норм Кодекса профессиональной этики адвоката направлены на исключение из числа адвокатов лиц, не отвечающих предъявляемым к ним требованиям.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, форма вины, иные обстоятельства, признанные советом адвокатской палаты существенными и принятые во внимание при вынесении решения.

При этом юридическая ответственность, если она выходит за рамки восстановления нарушенных неправомерным деянием отношений или возмещения причиненного этим деянием вреда, является средством публично-правового реагирования на правонарушающее поведение, в связи с чем вид и мера ответственности лица, совершившего правонарушение, должны определяться исходя из публично-правовых, а не частных интересов потерпевшего.

По общему правилу, как отмечается в Разъяснении КЭС, к адвокату применяются меры дисциплинарной ответственности в виде замечания и предупреждения, прекращение статуса адвоката может применяться в случае грубого или неоднократного нарушения адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката.

О тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать допущение адвокатом грубого и явного проявления поведения, которое умаляет авторитет адвокатуры, порочит честь и достоинство адвоката. Кроме того, о тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать недопустимое и несовместимое со статусом адвоката отношение к исполнению профессиональных обязанностей. В Разъяснении приводятся примеры таких проступков.

Мера дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката может применяться и в случае неоднократного нарушения адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката. Систематический характер нарушений, совершенных адвокатом, может быть установлен в рамках текущего дисциплинарного производства. Также о неоднократности нарушения могут свидетельствовать результаты предыдущих дисциплинарных разбирательств.

В процессе избрания меры дисциплинарной ответственности, в частности при оценке формы вины, советам региональных палат следует выяснять, не является ли совершение адвокатом правонарушения следствием несогласованных действий самой адвокатской палаты. В тексте Разъяснения приведены примеры из судебной практики по данному вопросу.

КЭС отмечает, что при вынесении решения о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности советом адвокатской палаты могут быть приняты во внимание и иные обстоятельства, в том числе:

– признание адвокатом своей вины в совершении дисциплинарного проступка;

– совершение адвокатом действий, направленных на исправление совершенного им дисциплинарного проступка, например, погашение адвокатом после возбуждения дисциплинарного производства задолженности по уплате обязательных взносов в адвокатскую палату;

– отсутствие дисциплинарных взысканий;

– награждение адвоката ведомственными и (или) государственными наградами и др.

При этом, как сказано в документе, состояние здоровья адвоката, наличие на иждивении адвоката несовершеннолетнего ребенка, наличие неисполненных денежных обязательств перед третьими лицами, специализация адвоката в области уголовного судопроизводства и т.п. не могут быть приняты советом адвокатской палаты во внимание, поскольку наличие указанных обстоятельств не является основанием для освобождения адвоката от дисциплинарной ответственности.

Поделиться