Лента новостей

30 октября 2020 г.
Без доверия адвокатская деятельность не может осуществляться
Совет АП г. Москвы принял в отношении Александра Добровинского решение о прекращении статуса адвоката
30 октября 2020 г.
Идти до конца в отстаивании своих прав
АП Хабаровского края не согласилась с решением краевого суда, который не отменил штрафы адвокату за нарушение самоизоляции при командировке на Сахалин
29 октября 2020 г.
Расскажите о своем Legal Tech-проекте!
Общероссийский гражданский форум приглашает желающих представить свои разработки по цифровизации права

Мнения

Оксана Садчикова
28 октября 2020 г.
Учебные темы, продиктованные новыми реалиями
О проведении курса повышения квалификации адвокатов в 2020 г. в условиях пандемии коронавируса

Интервью

Современные технологии должны служить праву
26 октября 2020 г.
Валерий Лазарев
Современные технологии должны служить праву
Однако тенденции развития права в направлении «сплошной цифровизации» опасны для человека и общества

Крайний вариант циничности правоприменителя

10 июля 2020 г. 19:41

Судья кассационного суда считает, что самарский адвокат не может обжаловать недопуск в качестве защитника


29 июля Девятый кассационный суд общей юрисдикции рассмотрит кассационное представление прокурора, который обжалует вступление в уголовное дело в качестве защитника адвоката Палаты адвокатов Самарской области Валерия Лапицкого. Как сообщает «АГ», в постановлении о передаче представления на рассмотрение судья указал, что адвокат, которому было отказано во вступлении в дело в качестве защитника, не может обжаловать такое решение следователя. Адвокат ПАСО, недопуска которого добивается прокуратура, заметил, что если следовать позиции судьи, то любого адвоката можно безосновательно не допустить к участию в уголовном деле, а тот не вправе обжаловать это решение. По мнению президента ПАСО, непроцессуальные, не основанные на положениях закона подозрения прокурора легли в основу правового документа и набрали серьезные обороты.

Следователь потребовал подтвердить наличие соглашения с доверителем

В июне 2015 г. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, было возбуждено уголовное дело по факту хищения денежных средств из бюджета в особо крупном размере сотрудником ИФНС и работниками коммерческой организации. В декабре 2015 г. следователь предъявил обвинение гражданке Ш. – главному бухгалтеру этой организации. Поскольку женщина находилась на территории Украины, ее объявили в международный розыск. Деньги на расчетных счетах Ш. и ее сына были арестованы. В ноябре 2018 г. следователь СУ СК РФ по Республике Саха (Якутия) приостановил производство по делу в связи с розыском обвиняемых.

В сентябре 2019 г. Валерий Лапицкий, представив ордер, сообщил следствию о том, что является защитником Ш., и заявил ходатайство об ознакомлении с рядом документов (имеется у «АГ»). Все дальнейшие следственные действия в отношении Ш. адвокат попросил проводить с его участием.

24 сентября 2019 г. следователь отказал в удовлетворении ходатайства (постановление об этом имеется у «АГ»). Гражданка Ш. объявлена в международный розыск, никаких следственных действий с ее участием до объявления ее в розыск не производилось, пояснил он. Предварительное следствие по уголовному делу приостановлено на основании п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, оснований для его возобновления только для ознакомления защитника с заключениями судебных экспертиз не имеется, решил следователь. Проводить какие-либо следственные действия без участия Ш. также не нужно, добавил он.

Кроме того, по мнению следователя, адвокату с учетом требований ч. 4 ст. 49 УПК РФ следовало «предъявить удостоверение», а не только ордер. Следователь также отметил, что, как указано в ч. 1 ст. 50 УПК РФ, защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем или другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Однако в следственный орган согласие Ш. на приглашение защитника не поступало. «Данная норма прежде всего направлена на защиту интересов подозреваемого, обвиняемого. т.к. в уголовное дело по предъявлению удостоверения и ордера могут вступить иные защитники, интересы которых могут противоречить интересам представляемых им лиц», – сказано в постановлении. Именно поэтому необходимо «наличие подлинника заявления или согласия обвиняемой», пояснил следователь.

Адвокат обжаловал постановление следователя, обратившись к руководителю отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Республике Саха (Якутия). Однако тот также посчитал, что вступление адвоката в дело возможно только после получения следственным органом согласия обвиняемой.

Суд первой инстанции признал решения следователя незаконными

В октябре 2019 г. Валерий Лапицкий направлял еще два ходатайства об ознакомлении с материалами уголовного дела Ш. Не получив ответа от следователя, защитник обжаловал недопуск к участию в деле и постановление об отказе в удовлетворении первого, заявленного в сентябре ходатайства в порядке ст. 125 УПК.

В ходе рассмотрения дела в Якутском городском суде стало известно, что в удовлетворении второго и третьего ходатайств также было отказано. Валерий Лапицкий потребовал признать незаконными все три постановления следователя, а также бездействие, в результате которого защитник не получил два последних постановления об отказе и до сих пор не смог ознакомиться с материалами дела.

11 декабря 2019 г. суд посчитал первый отказ обоснованным, сославшись на то, что Валерий Лапицкий не приложил адвокатское удостоверение. Однако к следующим двум ходатайствам копия удостоверения была приложена, но следователь отказал в их удовлетворении с той же мотивировкой, заметила первая инстанция.

Часть 4 ст. 49 УПК РФ предусматривает исчерпывающий перечень документов, которые необходимо представить для вступления адвоката в дело в качестве защитника, подчеркнул суд. Эта норма, отметил он, «не устанавливает обязательность каких-либо заявлений от самого обвиняемого». При этом первая инстанция подчеркнула, что никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело (ч. 2 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

Следовательно, Валерий Лапицкий должен быть допущен к участию в уголовном деле в качестве защитника Ш., заключил суд (постановление имеется у «АГ»).

Прокурор подал апелляционное представление, однако затем отозвал его. Решение вступило в законную силу.

Ознакомиться с нужными материалами в полном объеме не удалось

Ознакомиться с частью материалов дела защитнику удалось лишь 17 февраля 2020 г. При этом часть документов, по словам Валерия Лапицкого, следователь представлять отказался без объяснения причин. Об этом адвокат сообщил в жалобе, поданной на имя Генерального прокурора РФ (имеется у редакции).

Для того чтобы добиться исполнения следователем постановления Якутского городского суда, Валерий Лапицкий направлял многочисленные жалобы в региональную и генеральную прокуратуры, а также в Следственный комитет (документы имеются у «АГ»). Однако добиться ознакомления с отдельными материалами дела так и не удалось.

29 июня Валерий Лапицкий получил уведомление Девятого кассационного суда общей юрисдикции от 15 июня 2020 г. В нем указано, что 29 июля будет рассмотрено кассационное представление первого заместителя прокурора республики Саха (Якутия) о пересмотре постановления Якутского городского суда от 11 декабря 2019 г.

Содержание кассационного представления

Кассационное представление поступило в суд 7 мая. Заместитель прокурора указал, что 24 сентября, 31 октября и 5 ноября 2019 г. следователю поступили ходатайства Валерия Лапицкого о допуске к уголовному делу в интересах обвиняемой Ш. и ознакомлении его с материалами этого дела. В удовлетворении ходатайств, как пишет прокурор, отказано «в связи с непредоставлением адвокатом свидетельств заключения» с Ш. письменного соглашения.

В кассационном представлении отмечается, что Украина установила запрет на въезд «мужчин РФ призывного возраста с 18 до 65 лет». При таких обстоятельствах следователь обоснованно поставил под сомнение «реальное заключение» соглашения с обвиняемой, которая в настоящее время постоянно пребывает на территории Украины, указал прокурор.

Он напомнил, что по смыслу ст. 72 УПК РФ защитник не вправе иметь самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица. «В данном случае усматриваются признаки недобросовестного поведения адвоката», – сказано в кассационном представлении. Прокурор пояснил, что, «как следует из представленной информации Управления ФСБ России по Республике Саха (Якутия», адвокат «нанят и завуалированно представляет интересы» организации, в которой работала Ш. Сторона обвинения со ссылкой на ФСБ утверждает, что защитник намерен добиться снятия ареста со счетов обвиняемой и передать деньги этой организации. «Между тем арест на денежные средства на счетах обвиняемой наложен в целях возмещения причиненного преступлением ущерба государству», – заметил прокурор.

Отметив, что в действиях адвоката усматривается «самостоятельный интерес по предмету оказания юридических услуг» Ш., отличный от ее интереса, сторона обвинения заявила, что Валерий Лапицкий не может быть допущен в качестве защитника. Кроме того, по мнению прокурора, нижестоящему суду следовало учесть «реальную невозможность заключения соглашения» с Ш.

11 июня 2020 г., передавая кассационное представление на рассмотрение в судебном заседании, судья указал, что нижестоящая инстанция допустила существенные нарушения закона (постановление имеется у «АГ»). Он убежден, что Валерий Лапицкий не мог обжаловать решение следователя. «Адвокат-защитник, в отношении которого принято решение об отводе или не допущенный к участию в деле в качестве защитника обвиняемого, не может продолжать участвовать в уголовном деле и представлять интересы обвиняемого в этом качестве, а потому не является субъектом, наделенным правом обжаловать действия и решения следователя», – указал судья (орфография и пунктуация сохранены. – Прим. ред.).

Позиция адвоката

Защитник направил в Девятый кассационный суд свои возражения на кассационное представление (документ имеется у «АГ»). Он подчеркнул надуманность довода прокурора о невозможности заключения соглашения с Ш. По его словам, запрета на въезд мужчин в возрасте от 18 до 65 лет в Украину не существует, на границе лишь усилены меры контроля в отношении таких лиц.

В подтверждение своих слов Валерий Лапицкий представил нотариально удостоверенную копию паспорта, из которой следует, что он неоднократно посещал Украину с сентября 2019 г. – момента заключения соглашения об оказании юридической помощи Ш. Адвокат выразил недоумение по поводу того, что прокуратура не стала обращаться в Погранслужбу ФСБ, чтобы уточнить информацию о пересечении им границы с Украиной.

Кроме того, добавил он, в случае снятия ареста с денежных средств, принадлежащих Ш., ее защитник не сможет распорядиться ими по своему усмотрению. «Деньги в подобной ситуации поступят законному владельцу, коим я точно не являюсь», – заметил адвокат.

В разговоре с «АГ» Валерий Лапицкий подчеркнул, что основная проблема – это указание в постановлении судьи на невозможность обжалования адвокатом решения следователя о недопуске в дело.

«Если я правильно понимаю смысл изложенных судьей доводов, то любое решение следователя, в том числе неправомерный отказ в допуске в уголовное дело или отказ в ознакомлении с материалами, может быть обжаловано только обвиняемым, но не его защитником. Если так, то для чего тогда вообще нужен защитник и как быть с правом обвиняемого на защиту? Если следовать позиции судьи, то любого адвоката можно безосновательно не допустить к участию в уголовном деле, а адвокат не вправе обжаловать это решение», – пояснил Валерий Лапицкий. Такая позиция не соответствует закону и вызывает серьезное беспокойство, подчеркнул он.

ПАСО обеспокоена подходом судьи

Президент Палаты адвокатов Самарской области Татьяна Бутовченко назвала сложившуюся ситуацию крайним вариантом циничности правоприменителя. «В п. 4 ст. 49 УПК четко сказано, как подтверждаются полномочия адвоката: только удостоверением и ордером. Закон презюмирует добросовестность адвоката, прокурор подозревает его в обратном. Судья, передавший кассационное представление на рассмотрение, указывает на наличие нарушений процессуального закона. То есть фактически позиция прокурора находит поддержку. Это настораживающий момент: подозрения о недобросовестности адвоката в какой-то части поддержаны судьей», – подчеркнула Татьяна Бутовченко.

По ее словам, в п. 4 ст. 49 УПК РФ отражена презумпция добросовестности адвоката. «Непроцессуальные, не основанные на положениях закона подозрения легли в основу правового документа и набрали серьезные обороты. Еще более настораживает такая позиция потому, что адвокат признается не имеющим права обжаловать действия следователя, что лишает защиту возможности занимать активную позицию с момента заключения соглашения, сразу после вступления в дело. Хочется надеяться, что суд вынесет законное и обоснованное решение, отказав прокурору в удовлетворении представления», – заключила она. 

Судья мог не передавать жалобу на рассмотрение в заседании

Отметим, что, комментируя поправки о «сплошной» кассации, председатель МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнеры» Дмитрий Солдаткин отмечал, что исключения из этого принципа касаются обжалования в кассационном порядке промежуточных решений, что обусловлено необходимостью смены фокуса внимания судов на рассмотрение более значимых доводов сторон. 

Тогда же адвокат АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов отмечал, что предусмотренный законом термин «промежуточные решения» требует раскрытия. «А производство по жалобам в порядке ст. 125 УПК будет относиться к промежуточным решениям?» – задавался вопросом адвокат.

«АГ» уточнила у адвокатов, как этот вопрос сейчас решается в практике. Управляющий партнер АБ «Карпов, Тараборин и Партнеры» Дмитрий Тараборин подтвердил модель «выборочной» кассации при рассмотрении кассационных жалоб и представлений на решения, принятые нижестоящими инстанциями в порядке ст. 125 УПК.

Сергей Гревцов также сообщил, что в отношении ст. 125 УПК принцип «сплошной» кассации не действует: судья после изучения жалобы или представления не обязан передавать их на рассмотрение в судебном заседании. «По своему опыту и опыту коллег могу сказать, что изначально новые кассационные суды активно работали и отменяли акты нижестоящих инстанций. Но сейчас все вернулось на круги своя. Если вопрос простой, кассация не стесняется отменять решение. Но если вопрос сложный и требует от кассации пристального внимания – все гораздо сложнее. Нестандартные ситуации новые суды, как и прежде президиумы, отказываются воспринимать», – заключил адвокат.

Екатерина Коробка

Поделиться