Лента новостей

21 мая 2019 г.
Настольное пособие для защитников в суде
В ФПА РФ можно получить второе издание книги Нвера Гаспаряна «Исключение доказательств, полученных с нарушением закона (теория и систематизированная судебная практика)»
21 мая 2019 г.
Старт «Белой королевы»
На сайте ФПА размещен видеоролик торжественного открытия VII Всероссийского чемпионата по шахматам среди адвокатов на приз «АГ»
21 мая 2019 г.
Есть основания для оптимизма
На ПМЮФ-2019 продолжилось обсуждение реформы сферы оказания профессиональной юридической помощи

Фото о событии

Мнения

Всего три года…
Об истории организации конференции «Традиции и новации в адвокатуре»

Интервью

О Вестнике ФПА РФ
18 апреля 2019 г.
Геннадий Шаров
О Вестнике ФПА РФ
Интервью у Геннадия Шарова берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина

КЭС подготовила новые разъяснения

28 июня 2017 г. 13:08

28 июня состоялось очередное заседание Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам (КЭС)


КЭС одобрила для утверждения Советом ФПА РФ разъяснения относительно сроков в части изменений и дополнений в Кодекс профессиональной этики адвоката, утвержденных VIII Всероссийским съездом адвокатов, а также по вопросу предания адвокатом огласке сведений о преступлениях или иных правонарушениях.

В заседании, которое провел председатель КЭС – президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, участвовали первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко, исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков, вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров, заместители председателя КЭС Александр Орлов и Сергей Мальфанов, ответственный секретарь Совета ФПА РФ, советник ФПА РФ Сергей Гаврилов, члены КЭС.

Рассмотрев и обсудив представленные соответствующими рабочими группами проекты документов, КЭС одобрила два из них для утверждения Советом ФПА РФ.

1. Разъяснение по вопросам применения п. 5, 7 ст. 18, п. 1.1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката

В документе разъясняются предусмотренные КПЭА сроки в части утвержденных VIII Всероссийским съездом адвокатов 20 апреля 2017 г изменений и дополнений:

– меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет, а при длящемся нарушении – с момента его прекращения (пресечения) (абз. 2 п. 5 ст. 18 КПЭА);

– в решении Совета о прекращении статуса адвоката за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и КПЭА устанавливается срок, по истечении которого указанное лицо допускается к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката; указанный срок может составлять от одного года до пяти лет (п. 7 ст. 18 КПЭА);

– в решении Совета по дисциплинарному производству о применении к адвокату меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката должен быть установлен срок, предусмотренный п. 7 ст. 18 КПЭА (п. 1.1 ст. 25 КПЭА).

В Разъяснении указывается, что на основании ст. 27 КПЭА Кодекс профессиональной этики адвоката, а также изменения и дополнения к нему вступают в силу с момента принятия Всероссийским съездом адвокатов. Соответственно, изменения, утвержденные VIII Всероссийским съездом адвокатов, вступили в силу с 20 апреля 2017 г. По общему правилу, эти изменения не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

В частности, двухлетний срок, предусмотренный абз. 2 п. 5 ст. 18 КПЭА, применяется к действиям (бездействию) адвоката, совершенным после 20 апреля 2017 г. Этот срок применяется и в случае, если действия (бездействие) адвоката, ставшие предметом дисциплинарного разбирательства, начались до вступления указанных изменений в силу и продолжаются после введения их в действие.

Что касается обязанности указывать предусмотренный п. 7 ст. 18 КПЭА срок, по истечении которого лицо, чей статус адвоката прекращен, допускается к сдаче квалификационного экзамена, то она возникает у Совета региональной адвокатской палаты в отношении решений по дисциплинарным производствам, принятым после 20 апреля 2017 г. Положения п. 7 ст. 18 КПЭА в части установления срока, по истечении которого лицо, чей статус прекращен, допускается к сдаче квалификационного экзамена, применяются к решениям Совета региональной адвокатской палаты, принятым после 20 апреля 2017 г. При этом у лиц, чей статус адвоката прекращен решением Совета до 20 апреля 2017 г., отсутствует право ходатайствовать об установлении в решении Совета срока, предусмотренного п. 7 ст. 18 КПЭА. Совет региональной адвокатской палаты не вправе отменять либо изменять в указанной части решения, принятые им до 20 апреля 2017 г.

При применении меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката за совершение до 20 апреля 2017 г. дисциплинарных проступков Совет региональной адвокатской палаты не может установить срок, по истечении которого указанное лицо допускается к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката, более трех лет.

Указанный срок в пределах более трех и до пяти лет может устанавливаться Советом при применении меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката только за действия (бездействие) адвоката, которые или были совершены после 20 апреля 2017 г., или начались до вступления указанных изменений в силу и окончились после 20 апреля 2017 г. Совет вправе применить предусмотренный п. 7 ст. 18 КПЭА срок в пределах от одного года до трех лет при применении меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката, совершившего дисциплинарный проступок до 20 апреля 2017 г.

2. Разъяснение по вопросу предания адвокатом огласке сведений о преступлениях или иных правонарушениях

По вопросу о допустимости с точки зрения профессиональной этики предания адвокатом огласке сведений о якобы имевших место преступлениях или иных правонарушениях, совершенных доверителем или связанными с ним лицами и ставших известными адвокату в связи с осуществлением им адвокатской деятельности, в Разъяснении, в частности, отмечается, что рассматриваемые отношения урегулированы ст. 5 КПЭА. Согласно нормам данной статьи профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.

При оказании доверителю юридической помощи адвокат становится обладателем конфиденциальной информации. Такая информация может касаться как непосредственно предмета поручения, так и иных аспектов жизни или деятельности доверителей и (или) связанных с ними лиц. Как поверенный, допущенный к конфиденциальной информации, адвокат может стать носителем сведений, которые могут определяться как свидетельствующие о том, что доверителем или связанными с ним лицами в прошлом было совершено преступление или иное правонарушение. Доверительные отношения с лицом, которому адвокатом оказывается юридическая помощь, имеют приоритет перед охраной общественного порядка и иными не свойственными институту адвокатуры задачами.

Кроме того, КПЭА предусматривает, что доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны (п. 1 ст. 6). Профессиональная тайна адвоката (адвокатская тайна) обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией РФ. Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката.

***

После обсуждения проектов Разъяснения по вопросу банкротства гражданина, обладающего статусом адвоката, и Разъяснения по вопросу о возможности учреждения адвокатскими образованиями коммерческих и некоммерческих юридических лиц, КЭС приняла решение о дополнительной доработке этих документов.

Юрий Пилипенко поблагодарил коллег за содержательную и полезную дискуссию. Он сообщил, что следующее заседание КЭС намечено на период с 25 сентября по 5 октября.

Поделиться