Лента новостей

14 июня 2019 г.
Суд должен быть беспристрастен
Защита добилась изменения подсудности по уголовному делу адвоката Лидии Голодович
14 июня 2019 г.
Юбилей липецкой адвокатуры
14 июня в Липецке состоялось торжественное празднование 65-летия адвокатуры Липецкой области
14 июня 2019 г.
Москва – Воронеж
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко встретился с адвокатами Воронежской области

Мнения

Евгений Забуга
14 июня 2019 г.
Наше будущее зависит от нас самих
Стандартизация адвокатской деятельности: тренд или необходимость?

Интервью

Адвокатура Азербайджана: гарантии независимости и адвокатская монополия
11 июня 2019 г.
Анар Багиров
Адвокатура Азербайджана: гарантии независимости и адвокатская монополия
Интервью у Анара Багирова берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина

Каждое слово на вес золота

19 декабря 2018 г. 18:57

Суд присяжных – великая вещь, но и риски здесь так же велики


Вторая сессия проходившей в подмосковном комплексе «Ватутинки» конференции «Адвокатура. Государство. Общество» была посвящена деятельности адвоката в суде присяжных. В выступлениях затрагивались проблемы, с которыми сталкивается сторона защиты как на стадии подготовки к процессу, так и на этапе судебных прений. Кроме того, обсуждались тактические приемы и навыки, которые адвокаты могут использовать в своей деятельности. Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко предложил коллегам учитывать выявленные на практике недостатки в проведении судебного разбирательства с участием присяжных заседателей. Адвокат АП г. Москвы Анна Паничева призвала адвокатские палаты собрать и обобщить факты нарушений права на защиту в суде присяжных.

Когда судья «играет» на стороне обвинения

Адвокат АП г. Москвы, доцент кафедры УПП Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина Анна Паничева рассказала участникам конференции об особенностях нарушения права на защиту в суде присяжных. Из ее выступления следовало, что в тех случаях, когда председательствующий в судебном заседании «играет» на стороне обвинения и противодействует защите, явные нарушения не устанавливаются, доводы адвокатов на судей не действуют, более того, их обвиняют в стремлении опорочить доказательства обвинения.

В судебных актах то и дело появляется фраза, что «защита оспаривала допустимые доказательства обвинения». Хотя допустимые – это не значит достоверные. И спорить с такими доказательствами просто необходимо.

Говоря о тенденции не допускать специалиста в судебное следствие с участием присяжных, Анна Паничева сообщила, что в Мосгорсуде это стало обычаем, хотя в других регионах специалиста к присяжным иногда все же допускают. Кроме того, судьи запрещают подсудимым выдвигать версии о том, что преступление могло совершить иное лицо, а адвокатам не позволяют представлять о подсудимом положительную информацию.

Анна Паничева призвала адвокатские палаты собрать и обобщить такие факты, чтобы получить достоверные сведения о нарушениях права на защиту в суде присяжных.

«Стабильно застойная ситуация»

Советник ФПА РФ, член Квалификационной комиссии АП Ставропольского края Нвер Гаспарян выступил на тему «Роль суда присяжных в сохранении баланса отношений между государством и адвокатурой». То обстоятельство, отметил он, что «при определенных обстоятельствах государство делает реверансы перед адвокатурой», говорит о значении этого важнейшего института гражданского общества, о доверии к нему. Но в конкретном уголовном судопроизводстве «государство не дает адвокатам побеждать». Статистика свидетельствует, что лишь в одном случае из 10 адвокатам удается не допустить помещения обвиняемого под стражу, а изменить меру пресечения, связанную с заключением под стражу, суд соглашается и того реже. Это вызывает у защитников чувство беспомощности и негативные эмоции. Такая «стабильно застойная ситуация» сохраняется в судах, а Верховный Суд, который обязан не допускать излишней жестокости судей, «свои обязанности выполняет неудовлетворительно».

Что мешает адвокатам завоевать умы присяжных

Адвокат АП Республики Мордовия Роман Кемаев обозначил проблему ограничений и запретов в защитительной деятельности адвоката в суде присяжных. Защита старается «завоевать умы судей факта», как называют присяжных. Но особые ограничения, связанные с недоверием суда к способности присяжных усвоить льющийся на них информационный поток, мешают защите. При этом под запрет подпадают даже те действия адвокатов, которые в принципе вполне допустимы. По закону судебная система не может запретить исследование сведений, опровергающих, например, время и место преступления, установленные обвинением. Нет запрета и на представление положительной характеристики подсудимого. Однако на практике с такими запретами приходится сталкиваться довольно часто.

Что не учел законодатель

Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области Гаджимурад Магомедгаджиев проанализировал негативные последствия уменьшения числа присяжных и тенденциозность их состава. Отметив, что выбор в пользу именно дюжины присяжных в англосаксонских странах – это историческая случайность, он, однако, согласился с уже не раз звучавшими доводами, что на 12 человек воздействовать сложнее, чем на 6 или 8. «Нас законодатель обманул», – грустно заметил спикер, ссылаясь на зарубежный опыт, наши законодатели не учли, что в США по делам, где коллегия состоит из 6 присяжных, решение принимается только единогласно.

Ничего не поделаешь, придется пока пользоваться тем, что есть в нашем законе, убеждая присяжных, независимо от их числа. Но следует продолжать попытки расширить число статей, по которым возможен суд присяжных, и вернуть полноценную коллегию из 12 присяжных хотя бы по делам об особо тяжких преступлениях.

Как убедить доверителя

Член Совета АП Пермского края Алексей Цуканов сосредоточил внимание на некоторых особенностях работы адвоката в суде с участием присяжных заседателей. Во-первых, надо убедить доверителя, что у него больше шансов на положительный исход дела, если оно будет рассматриваться с участием присяжных заседателей. Во-вторых, надо самому решиться на такой процесс, где при неблагоприятном вердикте у адвоката велик риск провала, он может потерять репутацию. Да и опыт такой работы у большинства адвокатов отсутствует. Они должны изучить процедуру отбора присяжных, добиваться того, чтобы среди них было как можно меньше людей, похожих на потерпевшего, чтобы у них не было детей такого же возраста, что и потерпевший, чтобы в коллегии не было руководителей, привыкших наказывать своих подчиненных, и т.д. Еще больше сложностей вызывает сам процесс, где каждое слово на вес золота, так как любой неосторожный вопрос может в корне изменить позицию присяжных.

На конкретном примере спикер рассказал о том, как адвокату удалось убедить доверителя, что ему следует рассчитывать только на присяжных. Ведь пенсионер обвинялся в убийстве, хотя, по сути, это было лишь превышение пределов необходимой обороны. Только присяжные могли оценить все тонкости дела и освободить пожилого человека, который дал отпор неоднократно судимому гражданину, напавшему на него только за георгиевскую ленточку, приколотую на костюм накануне Дня Победы.

Как убедить суд

Член Совета АП г. Москвы Сергей Соловьёв рассказал о действии процессуального механизма благоприятствования защите при рассмотрении дел с участием присяжных заседателей. Ссылаясь на результаты анкетирования 177 судей из 8 регионов страны, он показал, что доказательства, признанные недопустимыми, были представлены обвинением намного чаще, чем защитой. И чтобы развалить обвинение, чаще всего адвокату «и не надо ничего доказывать, надо показать, что прокурор ничего не доказал». Тем не менее сами адвокаты не считают своим преимуществом возможность выступать после стороны обвинения. К тому же сами судьи подтвердили, что лишь в 20% дел они изменили свою позицию после выступления защитника. Однако очередность выступлений все же может сыграть решающую роль.

Подтверждая это, вице-президент ФПА РФ Генри Резник напомнил о знаменитых советских прокурорах, которые умели разбить защиту благодаря даже не основному выступлению, а реплике, в которую они вкладывали свои главные аргументы. И адвокатам тоже надо уметь пользоваться такими тактическими приемами.

Методы информационного воздействия

Адвокат АП Московской области Александр Васильев продемонстрировал необходимость использования информационного сопровождения процесса с участием присяжных. Он предложил использовать средства массовой коммуникации для воздействия на присяжных, которые, несмотря на запрет, «обязательно посмотрят в Интернете и СМИ, куда они попали».

В настоящее время 80% публикаций отражают позицию обвинения, еще 5% – нейтральные, считает спикер. Однако адвокат может и должен использовать методы информационного противодействия для того, чтобы склонить общественное мнение на свою сторону. Наиболее эффективное средство для этого – Интернет. Он доступен, контент там сохраняется долгое время, ограничения на объем и содержание – минимально. Именно в Интернете следует размещать свою аргументацию и демонстрировать неправомерные действия в отношении защиты, публиковать сопутствующую информацию. При этом такие действия почти не содержат риска для стороны защиты, так как формальным владельцем страницы может быть кто угодно, только не адвокат.

Состязательность с позиций философии

Адвокат АП Новгородской области Борис Павлов рассуждал о состязательности судебного процесса с позиции философии права.

Состязательность, предполагающая равенство сторон, по его словам, – это основной принцип правосудия. А без правосудия не может быть государства.

Адвокатура как институт гражданского общества в одиночку противодействует тому негативному процессу принижения и обесценивания функций правосудия, которое ставит под угрозу существование самого государства.

Констатировав, что идет отступление от основ Конституции, он призвал адвокатов бороться против открытого произвола по ряду категорий дел и изворотливости, используемой властью для продавливания своих неправовых решений. Но для такой борьбы адвокатам тоже нужна изворотливость, а прежде всего – воля.

«Диффузия» негативных явлений

Советник ФПА РФ, адвокат АП г. Москвы, доцент кафедры УПП МГЮА им. О.Е. Кутафина Сергей Насонов прибыл на конференцию непосредственно с заседания Бабушкинского районного суда с участием присяжных. (На момент выступления он еще не знал, что они вскоре вынесут оправдательный вердикт. – Прим. ред.).

Рассказывая об особенностях и проблемах уголовной защиты по делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей в районном суде, он назвал «диффузией» перенос негативных явлений из областных судов в районные, где некоторые проблемы становятся еще более острыми. Это и пренебрежительное отношение к процессуальной форме, и нежелание суда отнестись с уважением к ходатайствам защиты, и несоблюдение процедуры при формировании коллегий присяжных.

Возникают в районных судах и новые проблемы, связанные с более низкой квалификацией как самих судей, так и представителей стороны обвинения. Они задают «странные вопросы, относящиеся к преступлениям, которые вообще не вменялись в вину подсудимому», нарушают права защиты, а прения, по словам адвоката, «вообще шокировали», так как в них полностью игнорировались требования Уголовно-процессуального кодекса РФ.

«Суд присяжных – великая вещь»

Подводя итоги, президент ФПА РФ Юрий Пилипенко предложил коллегам учитывать все выявленные на практике недостатки в проведении судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, упоминавшиеся на конференции. Президент ФПА РФ напомнил, что к проекту закона, в соответствии с которым коллегии присяжных начали действовать в районных судах, ФПА РФ предлагала существенные поправки, но они не были приняты. Тем не менее «суд присяжных – великая вещь», хотя пользоваться этим инструментом следует осторожно, он годится не для всех – некоторых он может привести к более тяжкому наказанию. Что касается претензий к работе судей, то надо учитывать, что все они живые люди, которые могут совершать ошибки. Но есть и позитивные примеры, убеждающие, что «элементы человечности из судебной системы еще не изжиты», заметил Юрий Пилипенко. Он поблагодарил всех участников конференции за внимание и терпение и поздравил их с наступающим Новым годом.

Поделиться