Лента новостей

11 августа 2022 г.
Досрочное прекращение полномочий Совета адвокатской палаты инициируется только Советом Федеральной палаты
11 августа в смешанном формате состоялось очередное заседание Совета ФПА РФ
10 августа 2022 г.
Печальная новость
Скончался бывший заместитель руководителя Департамента по адвокатуре ФПА РФ Николай Соколов
10 августа 2022 г.
Этапы эволюции правозаступничества и судохождения на Руси вплоть до наших дней
Основы деятельности адвоката и его полномочия отражены в отредактированном учебном пособии В.Н. Смирнова

Мнения

Михаил Толчеев
11 августа 2022 г.
Адвокат – не торговец, а самурай
Концептуальные подходы к решению вопроса об отказе от защиты

Интервью

Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
21 июля 2022 г.
Владимир Плигин
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
Рождающиеся правовые нормы должны быть законными и легитимными, не опираясь только на предполагаемый большой объем принуждения

Как и где можно подготовить «цифровых» юристов

29 июня 2022 г. 14:40

29 июня начались первые дискуссии на открывшемся Петербургском международном юридическом форуме


Президент РФ Владимир Путин направил приветствие участникам, организаторам и гостям юбилейного Х Петербургского международного юридического форума. В своем приветствии он отметил, что за время проведения Форум стал значимой, авторитетной площадкой для профессиональных дискуссий по широкому кругу вопросов, связанных с историей права и его развитием в современном мире, и подчеркнул, что главная тема ПМЮФ – «Остаться в праве» – сейчас звучит особенно актуально. Президент РФ высказал убеждение, что Форум пройдет на высоком организационном уровне, и пожелал всем участникам плодотворных дискуссий.

Одна из первых сессий, анонсированных в программе Х ПМЮФ, была посвящена защите цифровых прав граждан, которые в повседневной жизни сталкиваются с проблемами в Сети и при получении цифровых услуг. Ее полное название: «Кадры – наше все: подготовка и развитие специалистов в сфере правового регулирования цифровой экономики и кибербезопасности». В дискуссии о цифровой трансформации юридической деятельности и подготовке юристов в сфере информационных технологий приняли участие вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Елена Авакян, председатель Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики АЮР Александр Журавлев, декан высшей школы правоведения Института государственной службы и управления РАНХиГС Олег Зайцев и другие эксперты.

Модератор дискуссии – заместитель главного редактора Российского агентства правовой и судебной информации (РАПСИ) Ольга Бинда поставила перед участниками сессии ряд вопросов, связанных с проблемой обеспечения конституционно-правовой безопасности личности, общества и государства. В частности, она попросила экспертов ответить, нужны ли «цифровые» юристы и кто их должен готовить.

Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян, получившая слово первой, начала свое выступление с бесспорного утверждения, что «цифровые» юристы сегодня востребованы обществом по очень разным причинам. И главная из них – мало кто понимает, о чем говорят специалисты в области цифровой трансформации и цифровой личности.

Когда мы говорим о цифровой трансформации и цифровой личности, мы говорим практически на китайском языке, заметила Елена Авакян. «Цифровые» юристы должны научиться переводить со специального технологического языка на язык человеческого общения.

Кроме того, пока мало кто серьезно задумывается о так называемой цифровой гигиене. Следовательно, считает Елена Авакян, «цифровые» юристы нужны для того, чтобы разъяснять серьезность всех действий, предпринимаемых в этой сфере, и переводить «игровое» восприятие IT-индустрии, сложившееся у большинства населения, в жизненно важный аспект. И самое главное – юристы не должны делиться на «цифровых» и «нецифровых». Практически каждое лицо, получившее юридическое образование, должно владеть цифровыми средствами, знаниями об информационных правилах в достаточной степени, чтобы обеспечить минимальную информационную безопасность в своей деятельности. Это нужно обществу, потому что прогресс нельзя остановить.

Генеральный директор АНО «Платформа для работы с обращениями предпринимателей», директор Центра цифровой экономики и финансовых инноваций МГИМО МИД России Элина Сидоренко также указала, что запрос на «цифровых» юристов пока не осознается бизнесом. «Мы пока не договорились относительно фундаментальных категорий, которые должны предложить нам юристы. Нужно ли новое поколение юристов, которые будут обслуживать цифровую экономику?» Впрочем, по ее словам, даже крупные компании не представляют себе, как это сделать, в каком направлении должны развиваться договорные отношения, что такое персональные данные и блокчейн. По мнению спикера, необходимо понять, в каком направлении должен развиваться бизнес и какова в этом процессе роль юристов.

Эту позицию поддержала Уполномоченный по защите прав предпринимателей в городе Москве Татьяна Минеева. По ее словам, бизнес просит все перевести в онлайн-режим, но даже беспрецедентные меры поддержки со стороны государства не помогают предпринимателям, которые и сами не могут заполнить цифровые документы и не имеют «цифровых» юристов, готовых помочь.

Государство должно заняться подготовкой тех специалистов, которые смогут помогать бизнесу. Но «бизнесу не нужны отдельно айтишники и отдельно юристы», считает столичный бизнес-омбудсмен. Следует посмотреть, какие меры со стороны государства нужны, чтобы подготовить для бизнеса кадры цифровых юристов.

Председатель Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Ассоциации юристов России, сооснователь Moscow Digital School Александр Журавлев тоже согласился с предыдущими спикерами, но только отчасти. Он считает, что малый бизнес не понимает некоторых современных реалий, потому что это очень дорого. Юристу, заметил спикер, нужны фундаментальные знания основ права, все остальное – это «наслоения на базис». Но если он не владеет цифровыми технологиями, то «грош цена такому юристу».

Он призвал не надеяться на государство, которое должно готовить юристов на начальном этапе, обратил внимание на проблемы правоприменения и призвал создать культуру беспрерывного обучения судей, работников прокуратуры и других правоохранительных органов. Сегодня уже происходит процесс подготовки «цифровых» юристов, и это следует учитывать при формировании образовательных программ, заключил Александр Журавлев.

Академический руководитель образовательной программы «Цифровое право» НИУ «Высшая школа экономики» Александр Савельев предложил обратить внимание на проблемы с терминологией. Фраза «”цифровой” юрист» уже вызывает отторжение, более удачным был бы термин «юрист с продвинутым знанием цифровых технологий». Он предложил помещать таких юристов в проектную команду. «Если его не захотят “убить” уже через 10–15 минут, если он органично вольется в разрабатываемые проекты – это уже успех». Но от юристов ждут не слов, а решения задач. И потому не надо сильно увлекаться технологиями в ущерб праву. Чтобы решать задачи, у которых нет готовых ответов, юрист должен уметь быстро и при этом максимально использовать свои знания.

Главный редактор Международного научно-практического журнала «Цифровое право», начальник отдела диссертационных советов МГИМО МИД России Максим Иноземцев считает, что «пока коллеги дискутируют о дефинициях, мы уже заметили нехватку “цифровых” юристов». Они готовятся, но в недостаточном количестве. И многие их них боятся, что скоро их заменят новые технологии, программы, которые умеют саморазвиваться. От этого снижается стоимость юридических услуг. Но не стоит слишком полагаться даже на самую удобную цифровизацию, предупредил спикер. Мы все равно не уйдем от права, от живых юристов, особенно в случаях, когда допускаются ошибки или даже мошеннические действия.

Вице-президент по взаимодействию с органами государственной власти ПАО «МТС» Руслан Ибрагимов высказал мнение, что, поскольку право как институт должно поддерживать не только права людей, но и экономику, ту же функцию оно выполняет в цифровой экономике. Он призвал не так строго относиться к дефинициям, поскольку мы только создаем новые понятия. Почему не говорят «цифровой философ», «цифровой экономист» или «цифровой бухгалтер»? Юристы всякие нужны, но спрос сейчас на тех, кто более склонен к работе для обеспечения как внутреннего документооборота, так и внешних задач.

Спикер считает, что адаптироваться к цифровой среде могут те представители старшего поколения, кто владеет теорией права, и младшее поколение, которое с детства стоит одной ногой в цифровом мире. Такие юристы необходимы государству, которое инициировало процесс цифровой трансформации. Но пока это еще не сформировавшаяся полностью отрасль. Следовательно, нужны юристы, чтобы сформулировать новые нормы. Бизнесу тоже нужны юристы, которые готовы работать с еще не сформированным законодательством, обеспечивая права и безопасность. А правоохранителям нужны специалисты, чтобы привлекать к ответственности тех, кто нарушает новые, еще не до конца сформулированные требования.

Говоря о центрах подготовки таких юристов, спикер назвал прежде всего вузы. Но им для этого необходимы специально подготовленные преподаватели, которые могут появиться только в сфере науки.

Декан высшей школы правоведения Института государственной службы и управления Олег Зайцев рассказал о тех программах подготовки, которые уже используются, и задал ключевой вопрос: «Будем ли мы учить юристов программированию или программистов праву?». У программиста, по его утверждению, не будет системного видения тех процессов, которые происходят в обществе, поэтому учить надо именно юристов. Если программа написана правильно, то она и функционирует правильно. Что касается права, то даже самый правильный закон, преломляясь в сознании юриста, не всегда правильно работает.

Чтобы осознать, что происходит в цифровой среде, юрист должен, прежде всего, разбираться в общефилософских, общесоциальных проблемах, а уж затем понимать проблемы цифровизации. Цифрового понимания права еще нет, когда оно появится, это будет «цифровизация 2.0», заключил спикер. Вопросы подготовки «цифровых» юристов важны, но не надо готовить всех юристов, чтобы они занимались этими проблемами. Кто-то должен заниматься традиционными вопросами гражданского или семейного права.

Руслан Ибрагимов на это заметил, что сейчас в крупных компаниях число «цифровых» юристов не превышает 10%, но оно, конечно, будет расти.

Заведующий кафедрой теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного университета Владислав Архипов заявил, что «цифровые» философы все-таки есть, только они себя называют «медиафилософами». Что касается «цифровых» юристов, то их отличает от других умение переводить с языка классической юриспруденции на язык IT-специалистов. Он приветствовал идею обучения будущих юристов языкам программирования.

Впрочем, не все участники дискуссии согласились, что студентам юрфака необходимо углубленное изучение программирования. Они говорили, что все юристы должны говорить на одном языке – языке римского права, но в то же время понимать тех, кто оперирует современными понятиями, осознавать актуальные проблемы, стоящие перед обществом, владеть современными инструментами

«Нам нужны прежде всего юристы-безопасники, юристы-хозяйственники и юристы-государственники», – подчеркнула Элина Сидоренко. При этом вузы получают техническое задание от бизнеса, которое нужно учитывать, чтобы ответить на запросы предпринимательского сообщества, добавила Татьяна Минеева.

Адвокат Балтийской коллегии адвокатов имени Анатолия Собчака Ася Борзова заметила, что юристам нужен также навык коммуникации со специалистами в разных сферах. И умение работать с информацией, добавили другие участники.

Далее спикеры говорили о конкретике подготовки «цифровых» юристов. Елена Авакян рассказала о различных вариантах курсов, на которых студентов готовят по программам информационного или цифрового права. При этом лишь каждый десятый проявляет мотивированный интерес к восприятию материала, остальные просто не осознают, чего от них требуют: «Мы должны изначально готовить интеллект пришедшего к тебе студента к готовности воспринимать материал, но в большинстве случаев студенты не понимают ни твою терминологию, ни то, что ты им хочешь преподать».

Она назвала главные компоненты формирования юридического сознания. Это прежде всего – базовое восприятие права, а не закона; soft skills как умение дышать одним воздухом с клиентом, чувствовать его и сопереживать; умение сосредоточиться на проблеме, понимать, как из кирпичиков складывается система; то, чему мы не можем научить, но что необходимо каждому юристу – judgments, то есть способность делать верные и умозаключения и судить.

Константин Катанян
Фото: Михаил Киреев / roscongress.org

Поделиться