Лента новостей

24 ноября 2020 г.
Позиция кассационного суда представляется законной и оправданной
Районный суд пересмотрит дело адвоката, которую не пропустили к подзащитным из-за введенного в ОВД плана «Крепость»
24 ноября 2020 г.
Новый цикл вебинаров ФПА
С 27 ноября 2020 г. по 29 января 2021 г. состоятся семь онлайн-лекций по программе «Практические аспекты реализации Стандарта осуществления защиты в уголовном судопроизводстве»
24 ноября 2020 г.
Председатель ЕСПЧ высоко оценил доклад сенатора Александра Башкина
Члены Совета Федерации приняли участие в расширенном заседании Постоянного комитета Парламентской ассамблеи Совета Европы

Мнения

Сергей Мальфанов
24 ноября 2020 г.
Консолидированная позиция по поддержке законопроекта
О расширении категорий граждан, которым оказывается бесплатная юридическая помощь в Орловской области

Интервью

Адвокаты плывут против течения
20 ноября 2020 г.
Нвер Гаспарян
Адвокаты плывут против течения
Происходит ослабление суда и усиление правоохранительных органов

Государственный медиатор?

5 октября 2020 г. 18:23

Минюст России подготовил проект закона «Об урегулировании споров с участием посредника (медиации) в Российской Федерации», которым предлагается узаконить запрет на совмещение адвокатской деятельности с деятельностью медиатора


Как стало известно «АГ», Минюст России подготовил проект закона «Об урегулировании споров с участием посредника (медиации) в Российской Федерации», который был направлен на изучение и составление заключений членам профессионального сообщества медиаторов. Согласно пояснительной записке проект призван создать благоприятные условия для развития медиативных практик в России, их дальнейшей популяризации и совершенствования, что «позволит упростить и сделать более доступной защиту прав граждан и организаций, а также снизить нагрузку на судебную систему». Сейчас медиаторами не могут быть лица, замещающие региональные и федеральные госдолжности, а также государственные и муниципальные служащие (ч. 5 ст. 15 Закона о медиации). Однако ч. 5 ст. 10 законопроекта установлено, что медиаторами также не смогут быть адвокаты и нотариусы. Документ вызвал серьезную критику экспертов, в частности Национальная ассоциация профессиональных медиаторов «ПАРИТЕТ», президентом которой является председатель КА № 1 г. Тулы Юлия Дубинина, подготовила подробные замечания к нему. Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев назвал законопроект «попыткой практически полного огосударствления» медиации.

В пояснительной записке ведомство отмечает важность своих новых полномочий, вытекающих из законопроекта. Так, именно Минюст будет осуществлять полное нормативное регулирование процедуры допуска медиаторов, в том числе утверждать единые стандарты обучения медиаторов. Он же займется ведением реестра медиаторов.

«Данные полномочия позволят выработать унифицированный подход к проведению организационно-правовых мероприятий по реализации положений проекта федерального закона в отношении медиации как одному из способов альтернативного урегулирования споров», – утверждает Минюст в пояснительной записке. Он также напомнил, что сейчас занимается схожей деятельностью в отношении третейского разбирательства.

Ужесточение требований к медиаторам

Согласно ст. 15 действующего Закона о медиации деятельность медиатора может осуществляться как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе. В последнем случае медиаторами могут быть полностью дееспособные лица старше 18 лет, у которых нет судимости. К профессиональным медиаторам ст. 16 Закона о медиации предъявляет более серьезные требования: возраст не менее 25 лет, высшее образование и дополнительное профессиональное образование в сфере медиации. Профессиональными медиаторами также могут быть судьи в отставке.

В ст. 10 законопроекта изложены иные требования к медиаторам. В случае принятия поправок ими смогут стать только лица:

– достигшие 30 лет;

– имеющие высшее образование по направлениям и специальностям в области юриспруденции, психологии, педагогики;

– прошедшие подготовку, соответствующую требованиям стандартов и программы подготовки медиаторов, утвержденной уполномоченным органом;

– прошедшие стажировку у медиатора;

– имеющие стаж работы по специальности не менее 5 лет;

– внесенные в единый федеральный реестр медиаторов.

Не предъявляются такие требования лишь к судьям в отставке и медиаторам, осуществляющим деятельность в образовательных организациях.

Ведущий юрист, медиатор АБ «Конова и Партнеры», член Коллегии посредников ТПП РФ Екатерина Смольянникова подчеркнула, что объяснить логику, по которой юрист может быть медиатором, а адвокат – нет, невозможно. «Являясь тренером по медиации и отучив сотни адвокатов, а также нотариусов, судей, судей в отставке и представителей других специальностей, уверенно утверждаю, что “пригодность” для медиации определяется не профессией, а личными качествами каждого отдельного человека. Среди перечисленных специалистов были прирожденные медиаторы, но встречались и те, кто не сможет работать вне зависимости от длительности обучения и количества стажировок», – подчеркнула эксперт.

Адвокат, партнер юридической фирмы INTELLEСT, медиатор Дмитрий Загайнов отметил, что закрепить законодательно предлагается и статус судебных примирителей. Поясним, что в п. 4 ст. 2 проекта указано, что судебный примиритель – судья, пребывающий в отставке. Порядок проведения судебного примирения и требования к судебному примирителю определяются процессуальным законодательством, законодательством о статусе судей и Регламентом проведения судебного примирения, который утверждает ВС РФ.

Дмитрий Загайнов напомнил, что в октябре 2019 г. Пленум ВС утвердил Регламент проведения судебного примирения, где впервые были сформулированы требования к судебным примирителям. «Судебный примиритель – это судья, пребывающий в отставке и включенный в список судебных примирителей, который утверждается Пленумом ВС. Но поскольку Пленум не может являться полноценной нормативной базой деятельности для судебных примирителей, то, на мой взгляд, родилась идея подготовить новый законопроект, где статус судебных примирителей будет официально закреплен. Таким образом, появляется государственный медиатор, который фактически и будет способствовать урегулированию споров, рассматриваемых в том суде, за которым закреплен соответствующий судебный примиритель», – убежден адвокат. На этом фоне вполне понятно желание авторов законопроекта узаконить запрет на совмещение адвокатской деятельности с деятельностью медиатора, считает Дмитрий Загайнов.

Адвокаты и нотариусы не смогут быть медиаторами

Сейчас медиаторами не могут быть лица, замещающие региональные и федеральные госдолжности, а также государственные и муниципальные служащие (ч. 5 ст. 15 Закона о медиации). Однако ч. 5 ст. 10 законопроекта установлено, что медиаторами также не смогут быть адвокаты и нотариусы. Иное, как и сейчас в отношении госслужащих, может быть предусмотрено федеральными законами.

«АГ» направила в Минюст запрос с просьбой пояснить, чем обусловлена необходимость введения такого запрета для адвокатов. Ответ от ведомства пока не поступил.

В комментарии «АГ» вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Михаил Толчеев назвал поправки «попыткой практически полного огосударствления» медиации. «Предполагается, что уполномоченный орган утвердит кодекс профессиональной этики и стандарты деятельности медиатора, государственная квалификационная комиссия, состоящая из представителей органов юстиции, правоохранительных органов и судов, будет принимать экзамены и решения о соответствии действий требованиям кодекса профессиональной этики. Авторы законопроекта позаботились даже о том, что при проведении обязательной медиации расходы медиатора компенсируются за счет бюджета лишь частично», – пояснил Михаил Толчеев.

В то же время, подчеркнул он, отсутствует сама идея создания саморегулируемой организации, которая определяла бы хоть какие-то профессиональные особенности деятельности. «Таким образом, несмотря на то, что осуществлять эту деятельность могут практически любые лица, достигшие 30-летнего возраста (непонятно, чем обусловлена именно такая цифра), в случае принятия концепции законопроекта медиацию нельзя будет больше считать самостоятельной профессией. Она превращается в исполнение государственной функции», – убежден вице-президент ФПА. При этом в проекте специально оговаривается, что медиатором не могут быть иные государственные служащие, а также непонятно по какой причине, нотариусы и адвокаты, заметил он.

«Концепция законопроекта представляется не правильной по своим основным посылам. Примечательно, что подобный подход был реализован в законопроекте Минюста СССР об адвокатуре, который обсуждался еще в начале 90-х гг. прошлого века. Тогда независимость адвокатуры удалось отстоять, – напомнил Михаил Толчеев. – Позднее судьи КС РФ указывали на конституционную несостоятельность идеи тотального контроля и возможности исполнения публично значимых функций исключительно государственными или полностью контролируемыми им субъектами. Такой подход основан на преувеличении талантов чиновничества и недоверии к негосударственным общественным институтам, их способности к самоорганизации и самоконтролю. Помимо прочего, отмечалось, что это ведет и к совершенно ненужному расходованию бюджетных средств».

С учетом изложенного, подытожил Михаил Толчеев, вряд ли этот законопроект может быть поддержан адвокатским сообществом. «И уж точно, хотелось бы рассчитывать, что он не знаменует собой изменение подходов в нормативном регулировании, усиление контроля и понижение гарантий независимости общественных институтов, в том числе исполняющих возложенные на них публичные функции», – заключил вице-президент ФПА.

Председатель КА № 1 г. Тулы, президент Национальной ассоциации профессиональных медиаторов «ПАРИТЕТ» Юлия Дубинина напомнила, что ФПА РФ предлагает адвокатам пройти обучение медиации и засчитывает их в часы повышения квалификации. «Давайте говорить откровенно: то, что сейчас медиация пробуждается от многолетней спячки и, наконец, обретает черты действующего института, – во многом заслуга адвокатского сообщества, региональных адвокатских палат и ФПА», – подчеркнула Юлия Дубинина. По ее словам, только в Тульской области более 40 членов адвокатской палаты являются профессиональными медиаторами.

«Участие адвоката в процедуре медиации связано с оказанием сторонам спора квалифицированной юридической помощи в разработке конструктивного и в то же время законного и исполнимого соглашения по спорным вопросам. Еще более абсурдным выглядит данный запрет в свете того, что предложенный законопроект предусматривает применение процедуры медиации по уголовным делам», – отметила адвокат. По ее мнению, логично установить запрет на совмещение адвокатом деятельности медиатора и оказания юридической помощи одной из сторон спора или третьему лицу с противоположными интересами.

Обновлено

После опубликования материала «АГ» получила письмо от пресс-службы Минюста. Ведомство не стало отвечать на поставленные вопросы, ограничившись лишь указанием на то, что сейчас законопроект проходит «межведомственное согласование с заинтересованными федеральными государственными органами, учреждениями и организациями». По результатам этого документ будет опубликован для общественного обсуждения на официальном сайте www.regulation.gov.ru, сообщила пресс-служба Минюста.

Подробная информация опубликована на сайте advgazeta.ru.

Екатерина Коробка

Поделиться