Лента новостей

9 апреля 2021 г.
Как следует формулировать вопросы эксперту
Адвокатам рассказали о нюансах назначения отдельных видов судебной строительно-технической экспертизы
9 апреля 2021 г.
Адвокатура – неотъемлемая часть новой эпохи
Эксперты обсудили вопросы традиций адвокатуры и подходов к их возможной модернизации, электронных технологий в адвокатской практике, роли адвокатуры в становлении и развитии гражданского общества
9 апреля 2021 г.
Забег Legal Run 2021 пройдет в гибридном формате флешмобов
Объявлен старт регистрации на флешмобы юристов в рамках 8-го Международного благотворительного забега Legal Run 2021

Мнения

Олег Панасюк
9 апреля 2021 г.
Один форум – много задач
О целях, которые ставила перед собой общественная организация «Молодые юристы», участвуя в форуме-выставке «ГОСЗАКАЗ»

Интервью

Социально ориентированная коллегия
25 января 2021 г.
Александр Никифоров
Социально ориентированная коллегия
Статус исполнителя полезных услуг помогает адвокатскому образованию рассчитывать на снижение арендных ставок

Гарантии защиты

19 февраля 2016 г. 21:51

19 февраля состоялось заседание Научно-консультативного совета ФПА РФ, посвященное вопросам адвокатской тайны


_MG_8446=.jpg
Научно-консультативный совет ФПА РФ проанализировал правовые позиции, содержащиеся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П, и обсудил проект предложений Федеральной палаты адвокатов РФ по совершенствованию регулирования института адвокатской тайны. Вел заседание председатель НКС – первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко. С докладом выступил президент ФПА РФ, профессор, доктор юридических наук Юрий Пилипенко. 
Постановление КС РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П, принятое в связи с жалобой А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других, вызвало в адвокатском сообществе дискуссию – некоторые ее участники считают, что этот документ содержит несколько положений, которые несут угрозу адвокатской тайне. 
По мнению Юрия Пилипенко, оснований для пессимизма нет, поскольку положений, направленных на защиту адвокатской тайны, в Постановлении больше, чем моментов, которые могут вызвать вопросы.
 
Позиции, направленные на развитие и укрепление института адвокатской тайны:
– ограничения права лица на конфиденциальный характер отношений с адвокатом допустимы лишь при условии, что они адекватны и соразмерны целям защиты других конституционно значимых ценностей;
– вмешательство государственных органов в отношения лица и его адвоката возможно лишь в исключительных случаях;
– приоритет УПК РФ перед другими федеральными законами не является безусловным;
– ряд положений УПК РФ не может применяться без учета норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;
– необходимо строго соблюдать правила об обязательной судебной санкции обыска у адвоката;
– в судебном решении об обыске должны быть указаны конкретные документы и предметы, являющиеся объектом обыска; 
– изъятие адвокатского производства в полном объеме при обыске недопустимо;
– применение видео-, фото- и иной фиксации материалов адвокатского производства недопустимо;
– установление дополнительных гарантий прав адвокатов и их доверителей в сфере защиты тайны – безусловное право законодателя.
Позиции, которые в правоприменительной практике могут быть истолкованы как ограничения адвокатской тайны:
– введено понятие «злоупотребление правом на юридическую помощь и защиту от подозрения и обвинения»;
– указано, что у следствия и суда имеется возможность изымать у адвоката предметы и документы, которые могут свидетельствовать о наличии в его отношениях с доверителем признаков преступления;
– указано, что добросовестно действующий адвокат вправе добровольно выдать прямо указанные и конкретизированные в решении суда объекты, что исключает необходимость их поиска;
– указано, что обязанность адвоката вести адвокатское производство прямо не предусмотрена законодательством. 
Некоторые из этих позиций находят отражение в новых решениях Конституционного Суда. В частности, в Определении КС РФ от 15 января 2016 г. № 76-О по жалобе В.В. Буркова указано, что адвокатскую тайну составляют «лишь те полученные адвокатом материалы, которые связаны с оказанием юридической помощи не запрещенным законом способом». 
Поскольку в Постановлении № 33-П Конституционный Суд указал, что законодатель имеет право установить дополнительные гарантии прав адвокатов и их доверителей в сфере защиты тайны, НКС принял решение подготовить предложения ФПА РФ по внесению в законодательство соответствующих поправок. Проект предложений обсуждался на заседании. Он будет доработан с учетом замечаний, высказанных членами НКС, и представлен в Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, который по поручению Президента РФ должен к 20 марта подготовить законопроекты, направленные на повышение гарантий независимости адвокатуры. 
Поделиться