Лента новостей

16 августа 2019 г.
Справедливость восторжествовала
Красноярской колонии не удалось оспорить решение суда по административному иску адвоката Кунай Ильясовой
16 августа 2019 г.
Опрос как способ изменить ситуацию к лучшему
Адвокатов приглашают до 1 сентября заполнить онлайн-анкету с вопросами о нарушениях права на встречи с доверителями в СИЗО
15 августа 2019 г.
Недопустимость допроса адвоката в качестве свидетеля
Адвокат АП Краснодарского края отстаивает право не давать показания по делу, в котором его доверитель является потерпевшим

Мнения

Сергей Макаров
16 августа 2019 г.
Спрос за адвокатский запрос
О защите статусного права адвоката на получение информации с помощью адвокатского запроса

Интервью

О едином федеральном портале юридической помощи и правового просвещения
14 августа 2019 г.
Ирина Рукавишникова / Денис Новак
О едином федеральном портале юридической помощи и правового просвещения
Портал планируется интегрировать с информационными системами, формируемыми у адвокатских палат

Гарантии сохранения адвокатской тайны

16 мая 2019 г. 13:54

КС РФ посчитал, что допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводу


Как сообщает «АГ», 11 апреля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 863-О по делу об оспаривании адвокатом АП Ярославской области Олегом Крупочкиным и его доверителем Владимиром Зубковым ряда норм УПК РФ, в том числе регламентирующих порядок допроса защитника в качестве свидетеля по уголовному делу его доверителя. Суд подчеркнул, что последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя адвоката на юридическую помощь. Заявитель жалобы, адвокат Олег Крупочкин, дал свою оценку вынесенному судебному акту КС РФ, а также поделился дальнейшими планами по обжалованию судебных актов.

Повод для обращения в КС

Владимир Зубков обвинялся в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу. В декабре 2017 г. Кировский районный суд г. Ярославля отказался рассматривать ходатайство старшего следователя СК РФ по Ярославской области о разрешении допроса в качестве свидетеля адвоката Олега Крупочкина и проведении очной ставки с его участием для расследования уголовного дела в отношении его доверителя.

Тогда суд пришел к выводу, что целью данных следственных действий служит проверка причастности Олега Крупочкина к инкриминируемым его доверителю деяниям. В связи с этим суд указал на необходимость руководствоваться при уголовном преследовании адвоката положениями главы 52 УПК РФ об особенностях производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц.

Тем не менее впоследствии адвокат был вызван на допрос без предварительного судебного решения. Поскольку он отказался от явки на следственное действие и дачи показаний, ссылаясь на свой статус представителя Владимира Зубкова в гражданском деле и его защитника в уголовном деле, Олег Крупочкин 27 декабря 2017 г. был подвергнут принудительному приводу на допрос к следователю. В ходе допроса продолжал ссылаться на свой статус и недопустимость дачи показаний.

В дальнейшем Олег Крупочкин обратился в суд с жалобой на постановление следователя о его допросе, на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов в связи с его приводом и допросом. Суд отказался удовлетворять жалобу в части признания незаконными решения следователя и самого привода, прекратив производство по остальной части жалобы. Апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Владимира Зубкова, в котором Олег Крупочкин участвовал в качестве защитника, Ярославский районный суд удовлетворил заявление стороны обвинения об отводе защитника ввиду того, что он был допрошен как свидетель по делу.

Содержание жалобы

В своей жалобе в КС РФ Владимир Зубков и Олег Крупочкин просили признать неконституционными следующие нормы УПК РФ: ст. 38, устанавливающую права и обязанности следователя в рамках предварительного следствия по уголовному делу; ст. 88, содержащую правила оценки доказательств; ст. 113, регулирующую привод к дознавателю, следователю или в суд обвиняемого, свидетеля и иных лиц в случае их неявки по вызову без уважительных причин; ст. 125 о судебном порядке рассмотрения жалоб; ч. 1 ст. 152, регламентирующую место производства предварительного расследования.

Также граждане оспаривали конституционность положений ч. 2 ст. 7 Закона о Следственном комитете РФ, согласно которой требования (запросы, поручения) сотрудника СК России, направленные при проверке сообщения о преступлении, проведении предварительного расследования или осуществлении других полномочий, обязательны для исполнения всеми незамедлительно или в указанный срок.

По мнению заявителей, указанные нормы неконституционны, поскольку позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия, в том числе наблюдать за адвокатом, задерживать его, осуществлять привод указанного лица на допрос в качестве свидетеля, допрашивать в этом качестве, применять к нему иные подобные меры.

КС напомнил, что допрос адвоката возможен только на основе решения суда

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к производству. В своем определении КС подчеркнул, что обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем, выступает не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу международных актов и Конституции РФ. Со ссылкой на ряд международных норм Суд отметил, что адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим доверителем или полученной им относительно последнего или иных лиц в ходе оказания правовой помощи, причем обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени.

Также Конституционный Суд напомнил, что российское законодательство не исключает возможность проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката. Ссылаясь на ряд собственных позиций, Суд пояснил, что гарантии сохранения адвокатской тайны распространяются лишь на те отношения доверителей и их защитников, которые не выходят за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи в законном порядке. Такие отношения не должны быть связаны с нарушениями уголовно-противоправного характера ни со стороны адвоката, ни со стороны его доверителя (в частности, за пределами того уголовного дела, по которому доверитель в качестве подозреваемого, обвиняемого получает юридическую помощь адвоката), ни со стороны третьего лица. При этом вмешательство органов государственной власти во взаимоотношения подозреваемого, обвиняемого с его защитником оправданно в исключительных случаях – при наличии обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката и в злонамеренном его использовании со стороны получателя юридической помощи.

Как пояснила высшая судебная инстанция, проведение следственных действий в отношении адвоката, включая его допрос в качестве свидетеля, и ОРМ допускается только на основании судебного решения. «Допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны. Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, притом что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях», – указано в Определении Суда.

С учетом изложенного КС РФ сделал вывод, что проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника, вопреки их законному смыслу само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в данном уголовном деле в качестве защитника.

Комментарий заявителя жалобы

Комментируя «АГ» решение КС, Олег Крупочкин рассказал об обстоятельствах его допроса, отметив, что в его ходе отказался давать какие-либо показания, а при доставлении к следователю подвергся избиению со стороны полицейских. По словам адвоката, следователь всячески угрожал ему уголовным преследованием за отказ от дачи показаний в качестве свидетеля.

Олег Крупочкин отметил, что Суд признал актуальность поставленного в жалобе вопроса, поэтому в очередной раз раскрыл содержание ранее вынесенных им решений. «Так, Конституционный Суд РФ еще раз указал на то, что адвокат, которому обстоятельства дела известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или оказанием такой помощи, не может быть допрошен в качестве свидетеля. В ранее принятых Судом решениях также указывалось, что в отношении такого адвоката также не могут быть произведены иные следственные и оперативно-разыскные мероприятия. Известны ли адвокату обстоятельства дела в связи с обращением к нему за юридической помощью или ее оказанием, должен ли он в будущем оказывать юридическую помощь, – может быть установлено только предварительным решением суда», – отметил адвокат.

По его мнению, при наличии предварительного решения суда, разрешающего следователю, дознавателю произвести в отношении адвоката следственные действия, адвокат как юридически образованное и ответственное лицо, а также представитель гражданского общества должен добровольно исполнить данную обязанность: «Он обязан учесть необходимость исполнения этой обязанности в своей адвокатской деятельности, чем предотвратит принудительный привод его на допрос в качестве свидетеля и срыв получения от него юридической помощи его доверителями».

Адвокат выдвинул предположение, почему Конституционный Суд не распорядился о пересмотре дела. По его мнению, суды рассматривали дела в порядке ст. 125 УПК РФ, а в мотивировочной части Определения указано, что решения и действия следователя, произведенные в отношении адвоката без предварительного решения суда, не являются для суда основанием для отстранения его от дальнейшего участия в деле. «Конституционный Суд сослался на собственные постановления, в которых указана необходимость пересмотра дела в соответствии с выявленным Конституционным Судом конституционно-правовым смыслом. При наличии оснований для пересмотра дела (это будет видно из того, как суд, в производстве которого находится уголовное дело, отреагирует на Определение КС РФ) мы обратимся с соответствующим заявлением в суд, а в случае несогласия суда с указанным основанием – в Конституционный Суд РФ», – пояснил Олег Крупочкин.

Адвокаты положительно оценили разъяснения КС

Комментируя определение, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов отметил безусловно важные для защиты прав адвокатов и граждан на получение квалифицированной юридической помощи разъяснения Суда.

«В прошлом году я сам столкнулся с подобной проблематикой, будучи подвергнутым незаконному приводу к следователю для последующего допроса. Несмотря на мое фактическое уклонение от участия в допросе (я не проронил на нем ни слова), меня незамедлительно отвели от участия в деле в качестве защитника. Последующее обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ судом поддержано не было. Но с учетом указанных разъяснений Суда появилась надежда на положительный исход дела в кассационной инстанции. Кроме того, появилась отличная перспектива для инициирования отдельного административного иска в связи с осуществлением моего незаконного привода, которому предшествовали такие же незаконные оперативно-разыскные действия и силовые действия, учиненные в отношении меня прямо в здании суда», – сообщил он.

Тем не менее Игорь Бушманов предположил, что в правоприменительной практике могут возникнуть определенные вопросы: «Ни для кого не секрет, насколько формально судьи относятся к рассмотрению процессуальных ходатайств следователя, а зачастую и к разъяснениям КС РФ, и к правам адвокатов вообще, которые массово игнорируются ими». В таких процессах, по мнению эксперта, прежде всего необходимо обеспечение обязательного участия адвоката, в отношении которого ставится вопрос о его допросе, и уполномоченного представителя территориальной адвокатской палаты, однако и это не является панацеей от дальнейших возможных злоупотреблений.

«Так, следователи в целях устранения от участия в деле неугодного им защитника могут обходить данные разъяснения, заявляя, в частности, что инициируют его допрос в качестве свидетеля не по обстоятельствам, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи», – отметил адвокат.

По словам эксперта, в случае его личного допроса формальной мотивацией вызова стало стремление следователя «выяснить» не имеющие никакого отношения к расследуемому делу обстоятельства использования подзащитным принадлежащего адвокату автомобиля. «С такой же противоправной целью можно вызвать действующего защитника и для допроса по любым сведениям – например, для характеристики личности ранее знакомого ему подзащитного или иных предшествующих заключению соглашения на защиту событий и контактов», – считает Игорь Бушманов.

«Во избежание подобных коллизий и исключения дальнейших злоупотреблений со стороны отдельных нерадивых следователей законодателю необходимо полностью исключить возможность допроса в качестве свидетеля адвоката по делу, в которое он ранее уже был допущен в качестве защитника. ФПА РФ стоит тщательно проанализировать данную проблематику и обратиться к законодателю для последующей проработки данного вопроса и возможного внесения изменений в законодательство об адвокатской деятельности и уголовно-процессуальный закон», – заключил эксперт.

В свою очередь старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов неоднозначно оценил комментируемый судебный акт. С одной стороны, он выделил важный тезис документа о том, что привод адвоката к следователю для его последующего допроса по обстоятельствам оказания юридической помощи без предварительного судебного решения носит незаконный характер. С другой стороны, эксперт с сожалением отметил, что Суд не признал незаконными конкретные решения в отношении заявителя (привод, составление протокола допроса в качестве свидетеля, последующий отвод от защиты).

«В этом плане Конституционный Суд в последние годы стал проявлять непонятную мне сдержанность в оценках конкретных процессуальных решений, нарушающих конституционные права граждан, что во многом нивелирует ценность обращений в указанный Суд в плане защиты прав и законных интересов с практической точки зрения. Ранее решения КС РФ, который не уклонялся от пересмотра правоприменительных решений, имели гораздо более важное значение для формирования практики в целом», – отметил адвокат.

Поделиться