Лента новостей

28 сентября 2020 г.
Проблемы вынужденного переселения в мире и в России
Участники семинара по вопросам защиты беженцев, полностью прошедшие программу, получили сертификаты о повышении квалификации ФПА РФ
28 сентября 2020 г.
Консультации в очном и дистанционном режимах
25 сентября в субъектах РФ прошли мероприятия, приуроченные к очередному Всероссийскому дню бесплатной юридической помощи
25 сентября 2020 г.
«Все мы являемся зеркалом общества»
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко ответил на вопросы об актуальных для адвокатуры темах

Мнения

Анна Здановская
25 сентября 2020 г.
Псковские адвокаты активно работают с молодежью
Адвокатская палата региона реализует ряд проектов по правовому просвещению молодежи и студентов

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Формально провести экспертизу качества оказанной медпомощи невозможно

24 октября 2019 г. 13:32

Адвокатам рассказали о настоящем и будущем судебно-медицинской экспертизы


23 октября в Федеральной палате адвокатов РФ прошел дистанционный семинар по повышению квалификации на тему «Судебно-медицинская экспертиза: современное состояние, проблемы, перспективы». С лекцией выступил профессор кафедры судебной медицины Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова Минздрава России, член правления Ассоциации судебно-медицинских экспертов, д.м.н. Иван Буромский. На примерах, в том числе из собственной практики, спикер рассказал о процедурных особенностях производства судмедэкспертизы, типичных ошибках и проблемах, а также ответил на многочисленные вопросы участников семинара. В семинаре также приняли участие члены региональных адвокатских палат.

В начале выступления спикер рассказал о том, что такое судебная медицина и судебно-медицинская экспертиза, а также чем специалист отличается от эксперта. При этом он обратил внимание, что сотрудники полиции термин «насилие» ассоциируют, как правило, с криминалом, хотя это не одно и то же. В частности, насильственной считается смерть, последовавшая в результате воздействия внешних факторов (например, вследствие алкогольной интоксикации, самоубийства и т.д.).

Лектор отметил, что в настоящее время судебные медики не устанавливают утрату профессиональной трудоспособности, факт совершения изнасилования, не проводят медицинское освидетельствование потерпевшего, а также не устанавливают степень алкогольного опьянения. При этом он пояснил, что наличие этанола в крови может быть обусловлено не только приемом спиртосодержащих веществ, но и рядом заболеваний, стимулирующих выработку организмом этилового спирта, а также дефектами хранения и исследования биоматериалов.

На примерах из практики Иван Буромский пояснил, что при проведении экспертизы в отношении живого человека не может участвовать врач, который до назначения экспертизы оказывал данному лицу медицинскую помощь – в противном случае результаты экспертизы могут быть опротестованы. Экспертиза по материалам дела и медицинским документам допустима только в том случае, когда они содержат исчерпывающие данные, необходимые для ее производства.

Освещая процедурные особенности проведения экспертизы, в том числе вещественных доказательств, спикер напомнил про обязательный контроль соблюдения всех принципов доказательной медицины.

В качестве ключевых проблем при проведении судебных экспертиз спикер назвал федеральный принцип организации правоохранительных органов и территориальный принцип медслужбы, отсутствие лицензий, нарушение законодательных норм касательно отвода экспертов, ходатайств о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении (что особенно актуально про расследовании «врачебных дел»), самостоятельное включение руководителем экспертного учреждения в состав комиссии специалистов иной специальности или профессии, не являющихся сотрудниками данного учреждения. Также он осветил особенности формирования экспертных комиссий в уголовном, гражданском и административном судопроизводстве, нюансы проведения комплексных судмедэкспертиз.

Спикер подробно описал, что обязательно должно быть отражено в заключении эксперта. В частности, оно должно содержать описание всех этапов исследования с указанием применяемых медицинских технологий, экспертных методик, характеристик используемого оборудования и материалов, результаты сравнительного исследования образцов и т.д.

Кроме того, были приведены типовые ошибки, которые допускаются при производстве экспертизы. Среди них: использование медицинских документов, изъятых без постановления суда, отсутствие описания экспертных методик, включение в экспертизу непроцессуальных документов (например, актов медицинского исследования), нарушение порядка подписания заключения (оно должно быть подписано конкретными специалистами – членами экспертной комиссии), а также технические ошибки и вероятностный характер выводов.

В отношении приобщения к делу заключения специалиста Иван Буромский рекомендовал адвокатам не забывать о п. 4 ст. 271 УПК РФ, где указано, что суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон. Это, подчеркнул он, способ заставить судью выслушать мнение специалиста. При этом спикер добавил, что личное участие последнего в судебном заседании предпочтительно.

Продолжая тему ошибок при производстве экспертизы, спикер отметил, что, определяя давность наступления смерти человека, нередко забывают о том, что методики, таблицы, диаграммы и т.д., используемые для установления давности, применимы к трупу взрослого человека, который находится на открытом воздухе при постоянной температуре окружающей среды. Он пояснил, что труп нередко бывает обнаружен далеко не сразу, условия среды также могут меняться, что в результате приводит к недостоверным результатам.

Опираясь на практические примеры, он привел типичные ошибки в оценке травмы, в том числе черепно-мозговой, при определении степени тяжести причиненного вреда здоровью, а также пояснил, какие аспекты могут указывать на то, что медицинские документы были сфальсифицированы.

Была затронута и тема «ятрогенных преступлений». Иван Буромский напомнил, что как в гражданском, так и в уголовном процессе рассматривается только прямая причинно-следственная связь между недостатком оказания медпомощи и наступившим неблагоприятным исходом. Спикер подчеркнул, что формально провести экспертизу качества, в том числе оказанной медпомощи, невозможно. «Можно лишь говорить о том, соответствует ли лечение критериям оценки качества оказания медпомощи», – отметил он. При этом спикер добавил, что клинические рекомендации, на основании которых должны разрабатываться стандарты оказания медпомощи, будут разработаны только к 2022 г.

В заключение спикер ответил на многочисленные вопросы участников семинара.

Поделиться