Лента новостей

20 сентября 2019 г.
Успешный старт на улице Победы
В столице Республики Мордовия начался IX Чемпионат по мини-футболу среди адвокатов на приз «АГ»
19 сентября 2019 г.
Корпоративные войны в столице будет гасить известный адвокат
Анатолий Кучерена займется вопросами медиации при бизнес-омбудсмене Москвы
19 сентября 2019 г.
Дисбаланс в пользу стороны обвинения?
Ростовский адвокат просит возбудить дисциплинарное производство в отношении судьи, заявившей ему отвод от участия в деле

Мнения

Нвер Гаспарян
20 сентября 2019 г.
Незаконный обыск
Суд санкционировал обыск в адвокатском образовании при отсутствии оснований для его производства

Интервью

О «Доме адвоката» и главных задачах липецкой адвокатуры
20 августа 2019 г.
Валентина Артёмова
О «Доме адвоката» и главных задачах липецкой адвокатуры
Интервью у Валентины Артёмовой берет корреспондент Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Анна Стороженко

Доверие как фактор риска

15 февраля 2019 г. 09:59

На «Ковалевских чтениях» обсудили риски совершения ошибок в адвокатской и нотариальной деятельности и ответственность за ошибки


Вице-президент Федеральной нотариальной палаты Станислав Смирнов и президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко выступили модераторами панельной дискуссии «Профессиональные ошибки в адвокатской и нотариальной деятельности: сила слова и плата за него?», прошедшей в рамках XVI Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения». Вице-президент ФНП Станислав Смирнов отметил, что нотариусам в случае совершения профессиональной ошибки «сохранить лицо» позволяет многоступенчатая система имущественной ответственности. Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко ключевым моментом при решении о привлечении к ответственности считает оценку обстоятельств, в которых произошла ошибка.

Четыре уровня ответственности

Станислав Смирнов пояснил, что до 1993 г. нотариусы состояли на государственной службе в органах юстиции и несли ответственность, установленную законодательством для служащих этих органов. В 1993 г. наступила эра современного нотариата – были приняты Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (далее – Основы).

Основы содержат положения о том, что нотариус, занимающийся частной практикой, несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный по его вине имуществу гражданина или юридического лица в результате совершения нотариального действия с нарушением закона; за реальный ущерб, причиненный неправомерным отказом в совершении нотариального действия, а также разглашением сведений о совершенных нотариальных действиях. При этом вред (ущерб) возмещается за счет страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности нотариуса, в случае его недостаточности – за счет страхового возмещения по договору коллективного страхования гражданской ответственности нотариуса, заключенного нотариальной палатой, в случае недостаточности такого страхового возмещения – за счет личного имущества нотариуса, а в случае недостаточности его имущества – за счет средств компенсационного фонда ФНП (ст. 17).

Нотариус, занимающийся частной практикой, обязан заключить договор или договоры страхования гражданской ответственности нотариуса при осуществлении им нотариальной деятельности со страховой организацией, аккредитованной ФНП (ст. 18).

Также ст. 18 Основ законодательства РФ о нотариате устанавливает минимальные размеры страховой суммы по договору страхования гражданской ответственности нотариуса и содержит положение о том, что нотариальная палата субъекта РФ в целях обеспечения имущественной ответственности нотариусов – членов нотариальной палаты заключает договор страхования ответственности нотариусов, определяемую из расчета не менее чем 500 000 рублей на каждого нотариуса – члена нотариальной палаты.

А в декабре 2014 г. в Основы законодательства РФ о нотариате включена ст. 18.1, предусматривающая, что нотариальные палаты обязаны участвовать в формировании компенсационного фонда ФНП для осуществления компенсационных выплат в связи с возмещением вреда, причиненного нотариусами при осуществлении ими нотариальной деятельности.

Таким образом, для нотариусов существуют четыре уровня имущественной ответственности.

Касаясь вопроса о сходстве и различиях профессий нотариуса и адвоката, Станислав Смирнов напомнил, что в 2001 г. нотариальное сообщество приняло Кодекс профессиональной этики нотариусов в Российской Федерации, содержащий положения о дисциплинарной ответственности, но суды по-разному подходили к решению вопроса о возможности его применения (в частности, Верховный Суд РФ не раз высказывал позицию, что это акт не может быть применен). В декабре 2014 г. в Основы была включена ст. 6.1, согласно которой Кодекс профессиональной этики нотариусов в Российской Федерации устанавливает требования к профессиональной этике нотариуса и лица, его замещающего, а также основания возникновения дисциплинарной ответственности нотариуса, порядок привлечения его к дисциплинарной ответственности и меры дисциплинарной ответственности нотариуса, занимающегося частной практикой, и лица, его замещающего.

Станислав Смирнов перечислил четыре сферы ответственности, которые связаны с результатами производимых органами юстиции проверок производств нотариусов, контролем со стороны нотариальных палат, судебным контролем, а также контролем налоговых органов. Также он сообщил, что ФНП обобщает практику применения Кодекса профессиональной ответственности нотариусов в Российской Федерации, по итогам могут быть составлены предложения по внесению в Кодекс изменений.

Президент Нотариальной палаты Свердловской области, заведующий кафедрой гражданского процесса Уральского государственного юридического университета Владимир Ярков назвал систему двойного контроля, который осуществляется и государством, и адвокатскими палатами, довольно сложной. Он осветил моменты, связанные с регулированием профессии нотариуса как гарантией защиты от профессиональных ошибок. Исходным посылом для регулирования в этом аспекте, по его словам, служит законодательное положение о том, что нотариальная деятельность не является предпринимательской.

Цель нотариата – обеспечение юридической безопасности. В свою очередь, эта цель обеспечивается ст. 61 ГПК РФ (обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном ст. 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия (п. 5)), а также ст. 69 АПК РФ (обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном ст. 161 настоящего Кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении (п. 5)).

Очень важным моментом в профессии нотариуса, обеспечивающим гарантии юридической безопасности нотариальных действий и ответственности нотариусов, является использование электронных технологий, отметил Владимир Ярков. Речь идет о единой информационной системе нотариата, в которой размещаются, в частности, сведения об удостоверении нотариальных действий, реестр завещаний.

Говоря об ответственности нотариусов за ошибки, Владимир Ярков заметил, что необходимо отличать собственные ошибки нотариуса от ошибок в документах, которые ему были предоставлены, а также существенные нарушения от несущественных.

Консультант по судебным вопросам Нотариальной палаты Свердловской области Алексей Ефимов привлек внимание к проблемам соотношения дисциплинарной и гражданско-правовой ответственности, а также различных видов контроля за деятельностью нотариусов. Он считает, что в этой сфере должен быть установлен правильный баланс.

Алексей Ефимов рассказал о выявленной на практике проблеме, связанной с совершением нотариальных действий в отношении лиц, которые впоследствии заявляют, что не были способны понимать характер своих поступков. При этом нотариус не вправе назначать психиатрическую экспертизу, требовать информацию о состоянии здоровья от лица, обратившегося за совершением нотариальных действий, запрашивать информацию, составляющую медицинскую тайну. Следовательно, нотариусы не должны привлекаться к ответственности в случаях, когда не имели возможности проверить дееспособность лица, обратившегося за совершением нотариальных действий, считает Алексей Ефимов.

Как избежать риска ошибки

Адвокат Derra, Meyer&Partner Rechtsanwälte Андреас Диппе подробно рассказал о страховании риска профессиональной имущественной ответственности адвоката в Германии, которое в этой стране, в отличие от России, является обязательным.

(Напомним, что ст. 19 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (адвокат осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи) не применяется в соответствии с Федеральным законом от 3 марта 2007 г. № 320-ФЗ до дня вступления в силу федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов.)

Законодательством установлен минимальный размер страховой суммы – 250 тысяч евро за один случай, но обычно адвокатские фирмы поднимают ее до одного миллиона или даже до 5 млн евро, поэтому средний размер страховки составляет 15 млн евро. Если в отношении адвоката возбуждается дело из-за профессиональной ошибки, которую он совершил, то к его защите подключаются другие адвокаты.

Тему ответственности адвоката за ошибку продолжил советник Федеральной палаты адвокатов РФ, кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина Сергей Макаров. По его мнению, при решении вопроса о возможности привлечения адвоката к ответственности за ошибку следует отталкиваться от определения «независимый профессиональный советник по правовым вопросам». При этом очень важным моментом является то обстоятельство, что решения в связи с делом принимает не сам адвокат, а доверитель, основываясь на советах адвоката. Следовательно, при качественной работе адвоката его ответственность за негативные последствия решений, принятых доверителем, должна быть исключена, а ошибка является его правом, считает Сергей Макаров.

Сопредседатель коллегии адвокатов «Регионсервис» Андрей Переладов рассказал о способах, благодаря которым адвокаты могут избежать в своей профессиональной деятельности ошибок при взаимодействии с клиентом. В частности, он привел свод правил процедурного взаимодействия: точность и полнота информации; обеспечение возможности контроля и влияния; возможность высказать мнение; возможность коррекции процесса; нейтрализация предубеждений (вера); идентичность процедуры (равенство, стандарт услуги).

При этом вопрос о нейтрализации предубеждения, что «клиент всегда прав», заключается в следующем: можно ли принимать на веру позицию доверителя (правовую квалификацию либо информацию, требующую специальных познаний), или ей требуется подтверждение?

Согласно п. 7 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката при исполнении поручения адвокат исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем, и не проводит их дополнительной проверки. Тем не менее Андрей Переладов считает, что фидуциарные отношения с клиентом не освобождают адвоката от обязанности удостовериться в правильности его позиции – правовой квалификации или сведений, требующих специальных знаний. Иначе у адвоката как у профессионального участника публичных отношений возникает риск, вызванный неподтверждением этой позиции. Ведь доверитель может заблуждаться, например, в отношении тех обстоятельств, которые он считает доказанными, или сведений, в отношении которых не обладает достаточными познаниями.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Юг» Юрий Пустовит развил тему взаимоотношений с клиентом, проанализировав ситуацию, когда у адвоката и его доверителя расходятся позиции по делу, и дал коллегам советы, как избежать профессиональной ошибки в случае, если доверитель не соглашается с предложенным адвокатом планом процессуальных действий и настаивает на собственном. Он пояснил, что такие ситуации могут возникать, например, под влиянием штатных юристов фирмы, которая является клиентом адвоката.

* * *

Подводя итоги дискуссии, Станислав Смирнов сказал, что каждый человек имеет право на ошибку, но действует и принцип ответственности. Степень ответственности, в свою очередь, различается в зависимости от обстоятельств и тяжести проступка. Он отметил, что в случае совершения профессиональной ошибки «сохранить лицо» нотариусам позволяет многоступенчатая система имущественной ответственности.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко ключевым моментом при решении о привлечении к ответственности считает оценку обстоятельств, в которых произошла ошибка. «Я сторонник как можно более частого дисциплинарного реагирования на проступки коллег, но меры дисциплинарной ответственности должны применяться с большой осторожностью – нужно “семь раз отмерить, прежде чем отрезать”», – сказал он в заключение.

Мария Петелина

Поделиться