Лента новостей

23 сентября 2020 г.
Прецедентное дело
Адвокат АП Воронежской области взыскал 50 тыс. руб. компенсации морального вреда с МВД России за незаконный обыск
23 сентября 2020 г.
Риск утраты процессуального документа
Сахалинского адвоката хотят привлечь к уголовной ответственности из-за порванного протокола
23 сентября 2020 г.
«Суд присяжных – вопросы и ответы»
1 и 12 октября состоятся вебинары онлайн-цикла Всероссийских уроков «Суд присяжных – вопросы и ответы»

Мнения

Юрий Петровский
21 сентября 2020 г.
Приоритетные проекты
О планах молодых адвокатов Карелии

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Долгожданный документ

10 декабря 2019 г. 20:28

ВС доработает разъяснения по делам о похищении, незаконном лишении свободы и торговле людьми


9 декабря, сообщает «АГ», Пленум Верховного Суда РФ рассмотрел проект постановления о судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми. По итогам обсуждения документ был направлен на доработку. Особое внимание в проекте постановления Пленума Верховного Суда уделено сложным вопросам квалификации и освобождения от ответственности. Советник ФПА РФ, член Совета АП г. Москвы Евгений Рубинштейн отметил, что само будущее постановление Пленума является долгожданным документом, который разъяснит спорные вопросы квалификации по уголовным делам о похищении человека и ограничении свободы. По его словам, в проекте документа уже нашли отражение многие теоретические подходы, высказываемые исследователями о квалификации действий, выразившихся в торговле людьми.

В преамбуле проекта документа со ссылкой на ст. 22 российской Конституции отмечено, что право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность является одним из основных неотчуждаемых прав, принадлежащих людям с рождения. В интересах защиты этого конституционного права в УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за совершение преступлений против свободы личности. Так, ст. 126 Кодекса предусматривает уголовную ответственность за похищение человека, ст. 127 – за незаконное лишение свободы, а ст. 127.1 – за торговлю людьми.

Похищение и незаконное лишение свободы

Согласно п. 1 проекта, общественная опасность вышеуказанных преступлений заключается в незаконном ограничении человека в его физической свободе, в том числе в свободе передвижения и выбора своего местонахождения.

В п. 2 отмечено, что под похищением человека в рамках ст. 126 УК РФ понимается его захват и перемещение в иное место (например, в другую квартиру, дом, подвал, гараж, участок местности) против воли потерпевшего и с целью его незаконного удержания. Похищение следует квалифицировать как оконченное преступление с момента захвата и начала перемещения потерпевшего. Если похищенный человек не был доставлен в другое место вследствие обстоятельств, не зависящих от виновного лица, это не влияет на квалификацию совершенных им действий как оконченного преступления.

Исходя из разъяснений п. 3, суды должны иметь в виду, что, в отличие от похищения человека, при незаконном лишении свободы (ст. 127 УК РФ) потерпевший остается в месте его нахождения, но ограничивается в передвижении без законных на то оснований. Например, виновное лицо закрывает потерпевшего в его же доме, квартире или ином помещении, связывает его или лишает возможности покинуть какое-либо место иным образом. Такое деяние представляет собой оконченное преступление с момента фактического лишения человека свободы независимо от длительности его пребывания в таком состоянии. Если виновное лицо, первоначально незаконно лишившее другого человека свободы, в дальнейшем переместило потерпевшего в другое место, содеянное подлежит квалификации как похищение человека по соответствующей части ст. 126 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ.

Действия виновного лица, совершенные в процессе похищения человека и состоящие в незаконном ограничении свободы потерпевшего при его перемещении и (или) удержании в другом месте, полностью охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ. В связи с этим они не требуют дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ.

Филипп Шишов отметил, что для правильной квалификации действий преступников следует учитывать ряд важных моментов: «Например, состав похищения человека считается оконченным с момента начала перемещения лица, а если потерпевший не перемещается в другое место, а удерживается в месте, в которое он прибыл добровольно, то похищения человека не будет, а речь будет идти о гораздо более мягкой статье – "незаконное лишение свободы"».

По словам Евгения Рубинштейна, до подобных разъяснений судебная практика сформировала несколько подходов к квалификации указанного деяния – начиная от вменения совокупности преступлений, предусмотренных ст. 126 и 127 УК РФ, и заканчивая поглощением первой всех действий, охватываемых второй. «Согласно проекту документа Верховный Суд РФ рекомендует использовать последний подход, что представляется обоснованным, – отметил он. – Аналогично этому должна разрешаться ситуация с квалификацией действий лица, совершенных в процессе похищения человека и состоящих в незаконном ограничении свободы потерпевшего при его перемещении и (или) удержании в другом месте».

В соответствии с п. 4 проекта при правовой оценке деяния судам необходимо исходить из того, что применение насилия, не опасного для жизни или здоровья человека, охватывается ч. 1 ст. 126 УК РФ или 127 УК РФ. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, при совершении указанных деяний образует состав преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 вышеуказанных статей. В свою очередь, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при совершении похищения человека охватывается п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ. В то же время осуществление такой угрозы при незаконном лишении свободы следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью ст. 127 и ст. 119 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) Кодекса.

Председатель МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнеры» Дмитрий Солдаткин отметил, что в указанном пункте не совсем корректно использована формулировка «осуществление угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». «На практике с этим вряд ли возникнут проблемы, но тем не менее осуществление угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может быть буквально истолковано как собственно убийство или причинение тяжкого вреда здоровью», – отметил эксперт.

По его словам, в том же пункте проекта указано, что, в отличие от п. «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью охватывается п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ. В связи с этим совокупность преступлений, предусмотренных ст. 127 и 119 УК РФ, невозможна из-за отсутствия в п. «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ прямого упоминания об угрозах. «Из предложенной формулировки также следует, что Верховный Суд РФ намерен приравнять угрозу убийством к угрозе применения насилия, опасного для жизни, что сможет в ряде случаев исключить на практике избыточное вменение по совокупности преступлений ст. 119 УК РФ», – предостерег Дмитрий Солдаткин.

В п. 5 проекта отмечена обязанность судов учитывать, что при похищении человека и незаконном лишении его свободы насилие или угроза его применения могут осуществляться как в отношении потерпевшего, так и в отношении иных лиц (в том числе близких родственников), с целью устранения препятствий захвату, перемещению или удержанию человека.

Евгений Рубинштейн назвал интересным и обоснованным такое разъяснение. «При этом такие действия должны квалифицироваться в зависимости от того, какую квалификацию получило "основное" деяние – похищение человека или ограничение свободы. В соответствии с ранее изложенной позицией при похищении человека не требуется дополнительной квалификации по ст. 119, а при ограничении свободы дополнительное вменение ст. 119 УК РФ необходимо», – пояснил он.

В п. 6 проекта постановления поясняется, кто является исполнителями преступления при квалификации похищения человека по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ как совершенного группой лиц по предварительному сговору. Ими признаются лица, которые в соответствии с имеющимся сговором непосредственно совершили все действия или их часть по захвату и перемещению потерпевшего, равно как и его последующее удержание в другом месте.

Из положений п. 7 следует, в каких случаях похищение человека квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 126 УК, то есть как совершенное из корыстных побуждений. Например, преступление совершено в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц или избавления от материальных затрат, а равно по найму в целях получения вознаграждения или избавления от затрат. В связи с этим лица, организовавшие похищение человека, совершенное исполнителем за материальное вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в таком преступлении, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Согласно п. 8, если похищение человека сопряжено с одновременным требованием передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера, то при наличии оснований действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 126 и соответствующей частью ст. 163 «Вымогательство» УК.

По мнению Дмитрия Солдаткина, п. 7 и 8 проекта документа необходимо дополнить формулировкой о том, что совокупность преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 126 и соответствующей частью ст. 163 УК РФ, возможна в ряде случаев. Например, требование передать имущество либо совершить иные действия имущественного характера подкреплено угрозой применить в будущем насилие, уничтожить или повредить чужое имущество, распространить сведения, позорящие потерпевшего или его близких, либо иные сведения, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близким. Такое разъяснение, подчеркнул адвокат, не вытекает из самого по себе факта похищения и последующего незаконного удержания человека.

В п. 9 проекта отмечено, что, исходя из примечания к ст. 126 УК РФ, добровольным следует признавать такое освобождение похищенного человека, при котором виновное лицо осознавало, что у него имелась реальная возможность удерживать потерпевшего, но оно освободило его. Например, оно передало человека родственникам, органам власти, указало им на место нахождения похищенного лица, откуда его можно освободить.

По смыслу уголовного закона добровольное освобождение похищенного человека не освобождает виновное лицо от уголовной ответственности за иные незаконные действия (в том числе за деяния, совершенные в ходе похищения человека), если они содержат признаки состава самостоятельного преступления.

Торговля людьми

В соответствии с предлагаемыми разъяснениями в п. 10 проекта торговля людьми может выражаться в совершении одного или нескольких указанных в ч. 1 ст. 127.1 УК РФ действий. Среди них, например, купля-продажа или иная сделка в отношении человека, а равно вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение человека в целях его эксплуатации.

При этом цель эксплуатации человека является обязательным признаком состава преступления только для таких действий, как вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение потерпевшего. Также не влияют на квалификацию деяний в качестве торговли людьми осведомленность потерпевшего о характере совершаемых с ним действий и его согласие на их совершение.

В п. 11 указано, что в рамках ст. 127.1 УК под куплей-продажей человека понимается совершение действий, состоящих в его передаче одним лицом другому лицу (лицам) за денежное вознаграждение. Под иными сделками в отношении человека подразумеваются другие противоправные действия, не являющиеся куплей-продажей, но приводящие к передаче потерпевшего от одного лица другому лицу (например, безвозмездная передача, обмен на какие-либо материальные ценности).

Вербовкой предлагается считать поиск, отбор и прием по найму лиц для выполнения в интересах нанимателя или иных лиц каких-либо работ, оказания услуг либо осуществления иной деятельности, в том числе на территории иностранного государства, совершенные в целях дальнейшей эксплуатации завербованного человека. Для получения согласия потерпевшего могут быть использованы обещание вознаграждения, шантаж, обман или злоупотребление доверием.

Перевозкой, согласно проекту постановления, следует считать перемещение человека любым видом транспорта из одного места в другое (в том числе в пределах одного населенного пункта) для его дальнейшей эксплуатации. Передача человека заключается в предоставлении потерпевшего другому лицу, в том числе для осуществления перевозки, укрывательства, эксплуатации потерпевшего, а получение – в его принятии. В свою очередь, укрывательство человека состоит в сокрытии потерпевшего от органов власти, родственников, заинтересованных лиц (например, путем фальсификации документов, удостоверяющих его личность).

«Ценность таких разъяснений бесспорна, так как она заключается в детализации объективной стороны торговли людьми, определении того, что понимается под куплей-продажей человека и иными сделками в отношении него, а также под терминами "вербовка", "перевозка", "передача" и "укрывательство"», – отметил Алексей Иванов.

Как пояснил Филипп Шишов, торговля людьми, совершенная в виде вербовки, будет считаться оконченной с момента, когда потерпевший согласился на предложение о работе, поступившее от преступника: «Например, если вербовка осуществляется преступником путем размещения в Интернете объявления об устройстве на работу, то в случае принятия такого предложения потерпевшим, даже при отсутствии каких-либо дальнейших последствий для него, состав преступления "торговля людьми" будет считаться оконченным».

Как следует из п. 12, суды должны определять момент окончания преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК РФ, в зависимости от вида совершенных действий. При совершении купли-продажи человека или иных сделок в отношении потерпевшего преступление квалифицируется как оконченное при фактической передаче и получении потерпевшего. При вербовке человека – с момента получения согласия потерпевшего на осуществление деятельности, для которой совершалась его вербовка. При совершении иных действий содеянное квалифицируется как оконченное преступление при передаче или получении человека либо с момента начала его перевозки или укрывательства с целью эксплуатации.

В п. 13 проекта поясняется, что, если купле-продаже человека либо совершению с ним иных действий, относящихся к торговле людьми, предшествовало его похищение, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 126 и 127.1 УК РФ. Незаконное лишение человека свободы в целях осуществления в отношении него действий, относящихся к торговле людьми, а равно незаконное ограничение свободы потерпевшего в процессе совершения указанных действий охватываются соответствующей частью ст. 127.1 Кодекса.

В п. 14 отмечено, что действия, относящиеся к торговле людьми, совершенные с применением насилия, как представляющего, так и не представляющего опасность для жизни или здоровья потерпевшего, а равно с угрозой его применения надлежит квалифицировать по п. «е» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ.

Как следует из п. 15 проекта, в примечании к ст. 127.1 УК РФ отмечено, в каких случаях лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ч. 1 или п. «а» ч. 2 этой статьи, освобождается от уголовной ответственности. К примеру, оно добровольно освободило потерпевшего (потерпевших) и способствовало раскрытию преступления, совершенного с его участием, при условии, что в его действиях отсутствует иной состав преступления. При этом добровольное освобождение потерпевшего (потерпевших) не освобождает виновное лицо от уголовной ответственности за иные незаконные действия (в том числе за деяния, совершенные в ходе торговли людьми), если они содержат признаки состава самостоятельного преступления (например, изготовление или использование поддельных документов).

В п. 16 проекта постановления содержится рекомендация судам при рассмотрении вышеуказанных деяний выявлять обстоятельства, способствовавшие их совершению, а также иные нарушения закона, например допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом. В связи с этим они вправе выносить частные определения (постановления) в целях обращения на них внимания соответствующих организаций и должностных лиц.

«Верной видится рекомендация выявлять нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, но эта рекомендация – общего характера, которая должна безусловно применяться правоприменителем безотносительно к категории рассматриваемого дела», – считает Алексей Иванов.

В то же время эксперт назвал неоднозначной рекомендацию Пленума ВС при рассмотрении уголовных дел о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений, поскольку этим должно заниматься следствие, но не суд. «Суд же может использовать эту рекомендацию при назначении итогового наказания, что может вызвать лишь ухудшение положения подсудимого», – отметил Алексей Иванов.

 

Поделиться