Лента новостей

2 декабря 2021 г.
Предложены комплексные перемены
Минюст России вынес на общественное обсуждение проект изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
2 декабря 2021 г.
Адвокатская монополия: кто против?
Эксперты: в судебный процесс могут быть допущены только профессионалы
2 декабря 2021 г.
Российских адвокатов хотят видеть на форуме в Будапеште
Вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров встретился с председателем Чешской Среднеазиатской торговой палаты (CSOK) Иржи Неставалом

Мнения

Шолбан Монге
2 декабря 2021 г.
Свое помещение
В здании Кызылского горсуда в Республике Тыва появилась комната для адвокатов

Интервью

Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
22 ноября 2021 г.
Вадим Клювгант
Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
Проекты законодательных норм об ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности по-прежнему обездвижены

Дискреция суда фактически превратилась в произвол председательствующего

1 марта 2021 г. 19:09

Петербургские адвокаты пожаловались на недопустимое поведение судьи в уголовном процессе


24 февраля адвокаты АП Санкт-Петербурга (далее – АП СПб) Юрий Новолодский, Александр Айрумян и Андрей Зиновьев, а также адвокат АП Ленинградской области Марк Павлов направили в Василеостровский районный суд г. Санкт-Петербурга, Квалификационную коллегию судей Санкт-Петербурга, Высшую квалификационную коллегию судей РФ, Комиссию АП СПб по защите профессиональных прав адвокатов и Комиссию Совета ФПА по защите прав адвокатов заявление, в котором сообщили о недопустимом, по их мнению, поведении председателя Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга, председательствующей по уголовному делу в отношении их подзащитного. По словам одного из заявителей, адвоката Юрия Новолодского, в этом деле проявились все «болячки» современного уголовного судопроизводства. Председатель Комиссии Совета АП г. Санкт-Петербурга по защите профессиональных прав адвокатов Сергей Краузе отметил, что в данном случае, который будет разбираться комиссией, дискреция суда фактически превратилась в произвол председательствующего.

Как сообщает «АГ», в заявлении указано, что с конца 2019 г. уголовное дело А. находится в производстве судьи Татьяны Земцовской, которая, как указали защитники, «откровенно игнорирует требование ч. 2 ст. 258 УПК РФ и использует незаконную практику многократного объявления “замечаний” участвующим в деле защитникам в качестве инструмента психологического давления на них в целях воспрепятствования активному осуществлению процессуальной функции защиты». «Общее количество замечаний, объявленных судьей Земцовской участвующим в деле адвокатам, перевалило за сотню. При этом не было объявлено ни одного замечания по основаниям, предусмотренным в законе, т.е. за неподчинение защитников законным требованиям председательствующего. Данное обстоятельство может быть подтверждено протоколом судебного заседания», – отмечено в документе.

В нем также подчеркивается, что вынесение «замечаний» как меры дисциплинарного воздействия на адвокатов, допустивших проступки при осуществлении адвокатской деятельности, находится в исключительной компетенции органов адвокатского управления. По мнению защитников, незаконная деятельность судьи не способна обеспечить должное соблюдение распорядка судебных заседаний согласно ч. 2 ст. 243 УПК РФ, а лишь создает в судебных заседаниях «недопустимую атмосферу процессуальной несправедливости и, как следствие, всеобщую раздраженность участников процесса со стороны защиты».

«В судебном заседании 17 февраля 2021 г. после высказывания стороной защиты обоснованных возражений на действия председательствующего, в которых указывалось на то, что у председательствующего судьи нет права оказывать психологическое давление на адвокатов путем объявления им множества необоснованных замечаний, судья Земцовская демонстративно (по-видимому, в ознаменование высказанных стороной защиты возражений на ее действия) объявила защитникам три “замечания” подряд. Данное обстоятельство означает, что судья Земцовская и далее не собирается соблюдать упомянутые выше положения уголовно-процессуального законодательства РФ в части, предусматривающей строго определенные меры воздействия на защитников за предполагаемое “неподчинение распоряжениям председательствующего”», – сообщается в заявлении.

Адвокаты также привели конкретные примеры иного недопустимого, с их точки зрения, поведения судьи. В частности, они получают необоснованные замечания за согласование шепотом ряда вопросов между собой, что «сводит на нет» возможности осуществления коллективной защиты.

Также, по словам заявителей, при рассмотрении уголовного дела в отношении А. судья активно применяет «тактику» произвольного перенесения времени разрешения заявленных стороной защиты ходатайств на последующие судебные заседания под надуманным предлогом «преждевременности их заявления». «Многие заявленные стороной защиты ходатайства остаются нерассмотренными в течение 3–5 недель, что приводит к практическому разрушению заранее запланированных возможностей защитительной деятельности. Попытки защитников добиться от судьи рассмотрения их ходатайств непосредственно после заявления этих ходатайств, как того требует закон, приводят к необоснованному объявлению замечаний в их адрес “за пререкание с председательствующим”», – отмечено в заявлении.

Кроме того, указано, что судья при любой возможности предпринимает попытки дискредитировать участвующих в деле защитников в глазах самого подсудимого. «Например, в судебном заседании от 12 января 2021 г. защитник Андрей Зиновьев задавал вопросы подсудимому А. об обстоятельствах его допроса в ходе предварительного следствия и о допущенных при этом нарушениях. Судья Татьяна Земцовская перебила защитника Андрея Зиновьева и стала сама задавать вопросы подсудимому. При этом она задавала вопросы очень быстро, не дожидаясь ответов подсудимого, не позволив ему, таким образом, в полной мере рассказать о тех нарушениях, которые были допущены следователем при проведении следственных действий. При этом ею задавались такие вопросы: «А что, Ваши адвокаты Вам не помогали? Ваши адвокаты Вам не разъяснили?» и тому подобное», – подчеркнуто в заявлении.

Как сообщили защитники, со стороны Татьяны Земцовской наблюдается недопустимое поведение в отношении их доверителя, что привело к тому, что тот отказался отвечать на вопросы председательствующего, заявив: «судья откровенно выступает на стороне обвинения»: «По мнению подсудимого и общему мнению защитников, судья Земцовская открыто нарушает правило ч. 3 ст. 15 УПК РФ, согласно которому суд не может выступать на стороне обвинения».

Адвокаты пояснили, что направление копий заявления в квалификационные коллегии судей продиктовано тем, что процессуальная реальность, в которую подсудимый и его защитники поставлены в настоящее время председательствующим судьей, не допускает какой-либо иной возможности возвращения процедуры рассмотрения настоящего дела в «правовое поле», очерченное нормами российского уголовно-процессуального законодательства.

«Профессиональная деформация судьи Татьяны Земцовской, ее откровенное нежелание обеспечивать в руководимых ею судебных разбирательствах должную состязательность и равноправие сторон, постоянное унижение ею профессионального достоинства участников процесса со стороны защиты станут очевидными после ознакомления указанных должностных лиц с протоколом судебного заседания по настоящему делу. При условии, что этот протокол не будет подвергнут сознательным искажениям», – подчеркивается в заявлении.

В комментарии «АГ» вице-президент АП Санкт-Петербурга, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов Юрий Новолодский отметил, что поведение судьи Татьяны Земцовской немногим отличается от поведения иных российских судей, демонстрирующих обвинительный уклон при отправлении ими правосудия по уголовным делам, где наблюдается серьезная коллизия между защитой и обвинением.

«В этом деле проявились все “болячки” современного уголовного судопроизводства, а судья Земцовская – просто наиболее яркий представитель вышеуказанного негативного явления. Кроме того, она председатель суда, а рассматриваемое ею уголовное дело в отношении моего подзащитного носит явно “заказной” характер. Данное уголовное дело, состоящее сугубо из ксероксных копий, рассматривается в суде более года, но до сих пор защита подсудимого не приступила к представлению своих доказательств. Своими незаконными действиями судья Земцовская пытается сбить с толку адвокатов, тем самым препятствуя им в реализации своих профессиональных прав, в том числе путем вынесения недопустимых замечаний защитникам», – сообщил он.

В свою очередь Марк Павлов отметил, что в российском уголовном судопроизводстве уже давно существует негативное для общества явление, когда председательствующие судьи открыто занимают сторону обвинения и стремятся устранять из разбирательства все, что так или иначе может навредить обвинению: «Именно с таким поведением судьи сторона защиты столкнулась в настоящем уголовном деле».

По словам адвоката, в этом деле судья не только помогает обвинению, но и пытается подавить активность защиты. «Сторона защиты была вынуждена сделать заявление о недопустимом поведении судьи и инициировать рассмотрение сложившейся ситуации квалификационными коллегиями судей, поскольку иного правового механизма защиты своих прав на стадии судебного разбирательства попросту нет. Заявление отвода судье, предполагающее его рассмотрение этим же судьей, является совершенно неэффективным процессуальным средством защиты. Все адвокатское сообщество должно решительно противостоять подобным незаконным проявлениям со стороны судей. Только активность при отстаивании как прав доверителей, так и своих профессиональных прав может привести к изменению ситуации в лучшую сторону», – убежден Марк Павлов.

Председатель Комиссии Совета АП г. Санкт-Петербурга по защите профессиональных прав адвокатов Сергей Краузе в комментарии «АГ» с сожалением отметил, что многие российские судьи далеки от высокого уровня мастерства ведения уголовного процесса. «Практика показывает, что судьи в результате то ли незнания, то ли игнорирования процессуального закона пытаются проводить процесс по правилам, лишь отдаленно напоминающим нормы, предписанные УПК РФ. Как правило, это выражается в расширительном, порой и в искаженном понимании положений ч. 1 ст. 243 УПК РФ, согласно которой председательствующий руководит судебным заседанием, принимает меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон. При этом руководство заседанием не тождественно вседозволенности, возможности создания искусственных препятствия сторонам в представлении и исследовании доказательств», – полагает он.

По словам Сергея Краузе, в данном случае, который будет разбираться комиссией, дискреция суда фактически превратилась в произвол председательствующего. «Наиболее ярко это проявилось, как следует из обстоятельств, изложенных в заявлении, в неоднократном применении к защитникам меры воздействия, именуемой судьей “замечанием”. Не могу не согласиться с коллегами в том, что председательствующий вправе применять к участникам процесса лишь меры воздействия, предусмотренные законом и только при наличии оснований для этого. Норма права, содержащаяся в ч. 1 ст. 258 УПК РФ, диспозитивна и имеет альтернативную гипотезу. Она предполагает ответственность лиц, находящихся в зале судебного заседания, за нарушение порядка или за неподчинение распоряжениям председательствующего. Такое лицо может быть предупреждено, удалено или подвергнуто денежному взысканию. Вторая часть содержит специальную норму, касающуюся защитника или обвинителя, но там диспозиция предполагает только замену данного участника или отложение судебного разбирательства с извещением адвокатской палаты или вышестоящего прокурора», – убежден Сергей Краузе.

Он добавил, что рамках рассматриваемого уголовного дела защитники, с точки зрения самозащиты своих профессиональных прав, действуют верно: «Они приносят возражения на действия председательствующего и сообщают о нарушениях в органы адвокатского самоуправления и органы судейского сообщества». 

Зинаида Павлова

Поделиться