Лента новостей

25 ноября 2020 г.
Вопиющий случай нарушения прав адвоката
Защитника не выпускали из следственного кабинета СИЗО, чтобы она «не сбежала»
25 ноября 2020 г.
Где разумная грань между личными правами и общественным интересом
25 ноября состоялась научно-практическая конференция «Защита прав человека в условиях распространения новой коронавирусной инфекции: теория и практика»
25 ноября 2020 г.
Механика адаптации к новой реальности
28 ноября на VIII Общероссийском гражданском форуме рассмотрят предложения по эффективной работе и взаимодействию в период пандемии коронавируса

Мнения

Александр Классен
25 ноября 2020 г.
Узкопрофессиональная компетенция и широкая душа
Об адвокате, для которой медицинская проблематика в юриспруденции приобрела первостепенное значение

Интервью

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

Действия защитника в суде присяжных

1 октября 2020 г. 15:01

1 октября состоялся первый вебинар ФПА РФ в рамках нового онлайн-цикла Всероссийских уроков «Суд присяжных – вопросы и ответы»


Лектором на первом занятии выступил советник Федеральной палаты адвокатов РФ, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы, доцент кафедры уголовно-процессуального права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н. Сергей Насонов. Он ответил на многочисленные вопросы слушателей, которых интересовали различные аспекты поведения адвоката в суде с участием присяжных заседателей.

Вначале эксперт рассказал об основании и порядке заявления ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных, затем остановился на формировании коллегии и работе адвоката как на этапе отбора присяжных, так и непосредственно со списком уже отобранных «народных судей».

Далее Сергей Насонов описал особенности исследования доказательств в суде присяжных и данных о личности подсудимого, потерпевшего и свидетелей, коснулся практически каждого этапа рассмотрения дела – от изучения вопросного листа до судебных прений.

Отвечая на вопросы, он предупредил, что будет высказывать свое мнение, сформировавшееся на основе опыта работы в суде присяжных.

Слушатели спрашивали, в частности, о том, может ли адвокат сообщить подсудимому, что преступление совершил не он, а иное лицо – свидетель по уголовному делу; можно ли оглашать показания подсудимого на предварительном следствии, можно ли заявить ходатайство о признании доказательств недопустимыми до или сразу после формирования коллегии присяжных заседателей.

Некоторые вопросы содержали ссылку на конкретные факты, с которыми уже сталкивались адвокаты в суде присяжных, кто-то очень подробно описывал ситуацию, прежде чем сформулировать сам вопрос, других интересовали ограничения, которые не позволяют адвокату разглашать те или иные сведения в присутствии коллегии присяжных. При этом слушатели несколько раз просили уточнить, не будут ли те или иные действия адвоката незаконным воздействием на присяжных, например, если защитник намекает на недопустимость первых показаний, описывает незаконные методы следствия, критикует действия следователя.

* * *

Сергей Насонов начал урок с ответа на вопрос, «почему в РФ не 12 присяжных заседателей, когда во всем мире именно 12?». Пояснив, что количество присяжных в российских судах отражено в Федеральном законе, советник ФПА РФ развеял миф о том, что присяжных везде именно 12. Это количество используется сегодня далеко не во всем мире. В Европе, например, коллегия формируется: из 9 человек – в Испании, из 8 – в Австрии, из 10 – в Норвегии.

Он добавил, чем современный суд присяжных отличается от аналогичного в царской России, действовавшего по Уставу 1864 г.

Спикер рассказал, имеются ли особенности у суда присяжных, где один из подсудимых является несовершеннолетним или заключил досудебное соглашение со следствием. Он также пояснил, что происходит, если уже после начала слушаний дело передано в другой суд, информировал, где и как должны публиковаться общий и запасной списки присяжных для того или иного суда, при каком количестве кандидатов можно начать формирование коллегии и какими могут быть основания для отвода кандидата в присяжные.

Многие вопросы касались этапа судебного следствия. При исследовании доказательств существуют ограничения, которые защитник должен учитывать, чтобы не множить риски отмены приговора. Сергей Насонов также объяснил, каковы действия защитника в случаях, когда прокурор искажает фактическое содержание доказательств в ходе судебного следствия, однако подчеркнул, что интерпретировать эти доказательства обвинение вправе по своему усмотрению.

Говоря о показаниях подсудимого, которые заметно отличаются от тех, что были даны в ходе предварительного следствия, лектор напомнил как о праве отказа от дачи показаний согласно ст. 51 Конституции РФ, так и о процессуальных особенностях допроса адвокатом подзащитного, не допускающих вопросов об оценке ранее данных показаний. Он разъяснил, что такие вопросы могут быть отведены судом, при этом дал понять, что пререкаться с судьей нецелесообразно, а вот пресечь действия судьи, допускающего нарушения закона, можно путем возражения или последующего обжалования. Но вступать в юридический спор с судьей по процессуальным вопросам допустимо лишь в отсутствие присяжных.

Системные нарушения, допускаемые оппонентами, должны пресекаться с использованием всего арсенала средств, имеющегося у защиты. Если же интенсивное противодействие запрещает суд, то это может быть апелляционным основанием для отмены обвинительного приговора. При этом нет необходимости каждый раз возражать на все утверждения прокурора. Представить свои возражения, цитируя некорректные фразы обвинителя, можно в ответном слове, предварительно хорошо подготовившись. Это, конечно, не относится к случаям, когда «промедление смерти подобно», например, если прозвучали оскорбления подсудимого или сведения о нем, которые в принципе не исследовались.

Лектор информировал, какие правовые понятия не должны использоваться в вопросном листе для присяжных, отметив, что в большинстве случаев защитнику следует предпринимать попытки устранить дефекты вопросного листа.

Нарушение тайны совещательной комнаты – это безусловное апелляционное основание для отмены приговора. Достаточно констатировать факт выхода одного из членов жюри из совещательной комнаты с помощью видеозаписи, а при необходимости – опросить присяжного заседателя, что стало возможным благодаря Постановлению КС РФ от 7 июля 2020 г. № 33-П.

Сергей Насонов терпеливо отвечал даже на довольно наивные вопросы, такие как «можно ли подходить к присяжным во время процесса?». По его словам, это делается с разрешения суда для предъявления визуальных доказательств, например какой-то фототаблицы, но, выступая в прениях, совершенно не обязательно приближаться к скамье присяжных – важно лишь выбрать такое место, чтобы присяжные хорошо видели адвоката.

Что касается вопроса, «всегда ли стоит обращаться в кассационную инстанцию в случае отмены оправдательного приговора», на него Сергей Насонов дал такой ответ: «Адвокат принимает решение, следует ли ему подавать кассационную жалобу, в зависимости от того, насколько критичны обстоятельства, повлекшие отмену приговора».

В заключение эксперт привел примеры из собственной практики, демонстрирующие правомерность тактических решений адвоката, благодаря которым возможно возобновить даже уже завершившийся процесс и склонить присяжных в сторону позиции защиты. После чего аудитории были представлены видеолекции Сергея Насонова «Адвокат в суде присяжных», размещенные на сайте АП Московской области.

Трансляция будет доступна до 24.00 1 октября. Повтор вебинара состоится 3 октября с 10.00 до 24.00.

Константин Катанян

Поделиться