Лента новостей

27 января 2021 г.
Вебинар курса «Практические аспекты реализации Стандарта осуществления защиты в уголовном судопроизводстве»
29 января состоится очередная онлайн-лекция в рамках данной образовательной программы
26 января 2021 г.
«Голос российской адвокатуры был услышан»
Госдума поддержала изменения в УПК РФ в части срока подачи жалоб для рассмотрения в порядке сплошной кассации, который был увеличен после критики законопроекта со стороны ФПА РФ
26 января 2021 г.
Требования ведомства не основаны на законе
УФССП не удалось принудить коллегию адвокатов заключить с ним договор для выплаты вознаграждения защитнику

Мнения

Екатерина Ухарева
27 января 2021 г.
Первые результаты социального проекта
Адвокаты АП Брянской области участвуют в оказании правовой помощи по программе pro bono

Интервью

Социально ориентированная коллегия
25 января 2021 г.
Александр Никифоров
Социально ориентированная коллегия
Статус исполнителя полезных услуг помогает адвокатскому образованию рассчитывать на снижение арендных ставок

АПМО опубликовала Обзор дисциплинарной практики за II полугодие 2018 г.

17 января 2019 г. 14:56

C июля по декабрь 2018 г. были рассмотрены 304 дисциплинарных производства


Наряду со статистическими данными в обзоре приводятся подробные сведения о наиболее интересных дисциплинарных производствах и вынесенных по ним решениях о наличии или отсутствии в действиях адвокатов признаков дисциплинарного нарушения.

114 дел рассматривались по жалобам доверителей, 154 – возбуждены на основании представлений вице-президента АПМО, 17 – по обращениям судов, 16 – по представлениям органов юстиции и 3 – по жалобам адвокатов.

В 213 случаях выявлено наличие дисциплинарного проступка. В 77 случаях принято решение об отсутствии такого проступка, еще в 6 – об отсутствии повода для возбуждения производства. Кроме того, 11 дисциплинарных дел Совет АПМО вернул в Квалификационную комиссию для повторного рассмотрения. Причиной во всех случаях явилось поступление в Совет АПМО от участников дисциплинарного производства новых документов.

Так, например, в июне 2018 г. в АПМО поступило обращение президента ФПА РФ, согласно которому на сайте адвоката Б. в сети «Интернет» данному адвокату и ее деятельности приписываются определенные характеристики («Ваш надежный адвокат по уголовным делам», «Более 15 лет успешной практики, 97,5% выигранных дел, подключение на любом этапе»).

Адвокат представила письменные объяснения, в которых не отрицает факта размещения на своем сайте в сети «Интернет» вышеуказанной информации и сообщает, что информация «97,5% выигранных дел» была удалена ею по собственной инициативе. Вместе с тем, как информирует адвокат, размещение подобной информации на личных сайтах адвокатов имеет широкое распространение и не может рассматриваться как нарушение КПЭА. Квалификационная комиссия АПМО (далее – Комиссия) пришла к выводу, что фактические обстоятельства адвокат не отрицает, при этом размещенную на сайте в сети «Интернет» информацию нельзя признать достоверной. Комиссия сделала вывод о наличии в действиях адвоката Б. нарушения подп. 6 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 17 КПЭА.

19 сентября 2018 г. в АПМО поступила жалоба И. в отношении адвоката М., в которой сообщается, что 19 августа 2017 г. адвокат осуществляла защиту заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ, адвокат не беседовала с заявителем, не заявляла ходатайств в защиту И., не поинтересовалась, откуда у него телесные повреждения, приняла поручение с нарушением 24-часового срока, установленного ст. 50 УПК РФ. 21 августа 2017 г. адвокат защищала заявителя в суде при рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения, постановление суда не обжаловала. Адвокат представила письменные объяснения, из которых следует, что она интересовалась у заявителя о наличии телесных повреждений, на что тот ответил, что они были получены ранее и не связаны с уголовным преследованием. В судебном заседании адвокат поддержала позицию заявителя, после судебного заседания беседовала с ним, и он отказался от обжалования избранной меры пресечения. Комиссия посчитала, что заявителем не представлено доказательств доводов, изложенных в жалобе, и пришла к выводу о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката М. вследствие отсутствия в ее действиях нарушения законодательства об адвокатской деятельности и КПЭА.

Отметим, что наряду со статистическими данными в обзоре приводятся подробные сведения о наиболее интересных дисциплинарных производствах и вынесенных по ним решениях о наличии или отсутствии в действиях адвокатов признаков дисциплинарного нарушения. При этом в документе не указано, какое наказание было вынесено по тому или иному делу.


Поделиться