Лента новостей

7 декабря 2023 г.
Памятник Владимиру Спасовичу скоро будет установлен в Петербурге
В настоящее время изучается вопрос о том, где именно он будет размещен
7 декабря 2023 г.
Адвокатура сильна в первую очередь своими профессионалами
В Санкт-Петербурге обсудили исторические, правовые, этические аспекты деятельности адвокатуры и ее перспективы
7 декабря 2023 г.
Очередная попытка гуманизировать применение меры пресечения в виде заключения под стражу
В Госдуму внесен законопроект об исключении возможности бесконечного продления заключения под стражу

Мнения

Полина Портянова
7 декабря 2023 г.
Конкурсанты отлично справились с ролью адвокатов
Адвокатская корпорация заинтересована в формировании практических навыков у потенциальных членов сообщества

Интервью

Обеспечить квалифицированную юридическую помощь в суде может только адвокат
30 ноября 2023 г.
Сергей Зубков
Обеспечить квалифицированную юридическую помощь в суде может только адвокат
Бесплатную помощь необходимо сделать адресной и справедливой

Апелляция не разрешила вопрос

31 августа 2020 г. 09:50

Прекращено производство по жалобе адвоката на запрет следователя применять диктофон в ходе следственных и процессуальных действий


Южный окружной военный суд изготовил мотивированное апелляционное постановление от 14 августа, которым отменил решение первой инстанции и прекратил производство по жалобе адвоката на действия следователя по отказу в применении аудиозаписи со ссылками на нормы УПК РФ, регулирующие применение технических средств самим следователем. При этом апелляция уклонилась от ответа на вопрос о порядке обжалования действий следователя. В комментарии «АГ» адвокат Гоар Галстян сообщила, что будет обжаловать апелляционное постановление в кассацию. Член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края Алексей Иванов, в свою очередь, намерен направить жалобу в Европейский Суд по правам человека.

Следователь запретил адвокату вести аудиозапись 

Как сообщалось ранее, 16 июня адвокат АП Краснодарского края Гоар Галстян уведомила следователя-криминалиста военного следственного отдела Следственного комитета РФ по Краснодарскому гарнизону Дмитрия Калмыкова, в производстве которого находится дело ее подзащитного Ш., что в целях оказания квалифицированной юридической помощи при производстве следственных действий и иных процессуальных действий будет применять диктофон в соответствии с п. 6 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре. Дмитрий Калмыков прервал процессуальные действия для вынесения постановления об отказе в удовлетворении ходатайства.

Читайте также:
Оснований для применения диктофона нет
Суд узаконил отказ адвокату в применении аудиозаписи со ссылками на положения УПК, регулирующие применение технических средств самим следователем

В документе Дмитрий Калмыков указал, что согласно ч. 6 ст. 164 УПК РФ при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. Перед началом следственного действия следователь предупреждает лиц, участвующих в следственном действии, о применении технических средств. Согласно ч. 4 ст. 189 УПК РФ по инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка. Согласно п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, в том числе принимать решение о применении технических средств.

Дмитрий Калмыков отметил, что из анализа данных статей следует, что применение технических средств при производстве следственных действий, в том числе применение аудио- и (или) видеозаписи, является правом, а не обязанностью следователя. Он посчитал, что оснований для применения диктофона не имеется, и отказал в удовлетворения ходатайства адвоката.

Первая инстанция поддержала позицию следователя

Гоар Галстян обратилась с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ в Краснодарский гарнизонный военный суд. Она отметила, что указание в постановлении на ст. 38 УПК РФ, а именно на то, что следователь уполномочен «принимать решение о применении технических средств», является его нормотворчеством, так как в данном п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ такого положения не содержится.

Она указала, что умозаключение о том, что применение технических средств при производстве следственных действий, в том числе применение аудио- и (или) видеозаписи, является правом, а не обязанностью следователя, несостоятельно, так как он, вольно интерпретируя заявленное «уведомление» ходатайством, отказывает в удовлетворении требований о ведении аудиозаписи самим следователем. При этом уведомление таковых требований не содержит.

22 июня Краснодарский гарнизонный военный суд отметил, что ни Закон об адвокатуре, ни Уголовно-процессуальный кодекс РФ не содержат полномочий адвоката применять средства фиксации в ходе допроса самостоятельно, без заявления соответствующего ходатайства следователю и получения соответствующего разрешения следователя, проводящего указанный допрос и ведущего производство предварительного расследования.

По мнению суда, рассмотрение следователем уведомления защитника в порядке, предусмотренном для разрешения ходатайств, прав и законных интересов обвиняемого Ш. не нарушает. Таким образом, суд отказал в удовлетворении жалобы.

Апелляция прекратила производство по жалобе

Гоар Галстян обратилась с апелляционной жалобой в Южный окружной военный суд. Она отметила, что выводы суда о том, что применение средств фиксации в ходе допроса является исключительной прерогативой следователя (дознавателя), ведущего производство предварительного расследования, не основаны на положениях действующего уголовно-процессуального законодательства.

Защитник указала, что для защиты прав и интересов Ш., руководствуясь п. 7 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, в письменном виде уведомила следователя о применении технических средств, то есть официально поставила в известность, так как ни одной нормой закона не запрещено осуществлять данные действия и не возложена обязанность получать согласие лиц, производящих следственные и процессуальные действия, для применения технических средств. Между тем, заметила Гоар Галстян, в ходе судебного разбирательства председательствующий дискредитировал ее, высказываясь, что данными действиями она удовлетворяет свои личные амбиции.

Адвокат попросила апелляцию отменить решение первой инстанции, признать действия следователя незаконными и обязать его устранить допущенные нарушения.

Южный окружной военный суд посчитал, что действия следователя в силу разъяснений Пленума ВС РФ, изложенных в Постановлении от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», не относятся к действиям и решениям должностных лиц, подлежащим обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку не порождают последствий, выходящих за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, способных причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ к правосудию.

Апелляция указала, что в УПК РФ закреплено право как обвиняемого, так и его защитника вносить письменные замечания в протоколы следственных и иных процессуальных действий, реализуя таким образом право на защиту.

«Ввиду изложенного, учитывая отсутствие предмета обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ, следует прийти к выводу о необходимости отмены судебного постановления, вынесенного по жалобе защитника Галстян, ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, и прекращения производства по указанной жалобе», – резюмировал Южный окружной военный суд.

Таким образом, апелляция отменила постановление первой инстанции и прекратила производство по жалобе адвоката.

Апелляция уклонилась от ответа на вопрос о порядке обжалования действий следователя

В комментарии «АГ» Гоар Галстян отметила, что в ходе судебного заседания прокуратура, указывая на нарушения, просила вернуть дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. «Апелляция, не желая создавать судебный прецедент, избрала иной путь. Очевидно, что акт первой инстанции был незаконным, поэтому апелляция и отменила его, но в то же время не разрешила вопрос», – заметила адвокат.

Она добавила, что намерена обратиться в кассацию. «Именно такой способ защиты необходим в целях объективной фиксации любых процессуальных действий, связанных с участием доверителя», – подчеркнула Гоар Галстян.

Читайте также:
Использование технических средств как средство фиксации нарушений и самозащиты адвоката
АП Краснодарского края указала, что адвокат может использовать диктофон без разрешения следователя

Отметим, что параллельно с подачей апелляционной жалобы 30 июня Гоар Галстян обратилась в АП Краснодарского края (АП КК) с просьбой предоставить разъяснения по сложившейся ситуации и оказать содействие в целях устранения допущенных нарушений ее профессиональных прав. Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП КК посчитала действия адвоката в части уведомления следователя об использовании технических средств при проведении следственных и процессуальных действий в отношении подзащитного полностью основанными на положениях закона и предложила обжаловать незаконные действия следователя в вышестоящие судебные инстанции, вплоть до Европейского Суда по правам человека.

Относительно действий председательствующего судьи Комиссия указала, что, если адвокат посчитает суждения судьи некорректными, он вправе обратиться с жалобой на его действия в квалификационную коллегию судей Краснодарского края.

«Следователь, приняв уведомление защитника за ходатайство в рамках ст. 121–122 УПК, вынес процессуальный документ, который в рамках уголовного дела должен обжаловаться по ст. 125 УПК. Судья апелляционной инстанции с этим не согласен», – указал член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК Алексей Иванов.

Он добавил, что не был допущен к участию в судебном заседании на том основании, что у него не заключено соглашение с подзащитным. «Это так, но, поскольку речь идет о защите профессиональных прав адвоката, в ближайшее время я направлю жалобу в ЕСПЧ», – резюмировал Алексей Иванов.

Марина Нагорная 

Поделиться