Лента новостей

17 июня 2021 г.
Праздник молодой адвокатуры
17–18 июня в Ялте проходит III Всероссийский конгресс молодых адвокатов
16 июня 2021 г.
Значимый для адвокатов законопроект
В Госдуму внесен законопроект о страховании денежных средств на счетах адвокатов и нотариусов
16 июня 2021 г.
Порядок предоставления осужденным свиданий с адвокатами или иными лицами уточнен
Владимир Путин подписал закон, запрещающий адвокатам проносить телефоны в исправительные колонии

Мнения

Евгений Панин
16 июня 2021 г.
Все пути ведут в Ялту
О предстоящем Третьем Всероссийском конгрессе молодых адвокатов

Интервью

До сегодняшнего момента адвокатура остается территорией настоящей независимости
17 июня 2021 г.
Юрий Пилипенко
До сегодняшнего момента адвокатура остается территорией настоящей независимости
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко ответил на вопросы «АГ» о современном состоянии российской адвокатуры и ее перспективах

Актуальные проблемы

28 декабря 2015 г. 10:52

В 2015 г. были приняты важные для адвокатского сообщества решения Конституционного Суда РФ


Вопрос нарушения адвокатской тайны при производстве обысков в адвокатских образованиях давно является актуальным для адвокатуры. Также в последние два года в фокусе внимания находится тема разглашения данных предварительного расследования. Адвокатам, столкнувшимся с указанными проблемами, в своих действиях следует руководствоваться позициями Конституционного Суда РФ, содержащимися в Определении от 6 октября 2015 г. и в Постановлении от 17 декабря 2015 г.

Большой интерес представляют высказанные в обоих случаях особые мнения судьи КС РФ Константина Арановского, которые не противоречат правовым позициям КС РФ, логически развивая их, однако, к сожалению, не включены в тексты данных решений.

После рассмотрения КС РФ жалобы по делу о разглашении данных предварительного расследования Константин Арановский в своем особом мнении отметил, что привлекать адвоката к уголовной ответственности за разглашение указанных данных возможно только в случае, если было доказано причинение действительного вреда интересам предварительного расследования в результате таких действий.

Также, по мнению судьи КС, не может оставаться в силе запрет на разглашение данных предварительного расследования в случае, если такие данные уже стали публичными, в том числе, если следствие само предало их огласке.

В особом мнении Константина Арановского указано, что «разглашение данных предварительного расследования не относится к сугубо формальным составам преступлений, обусловленным одним лишь нарушением запрета. Поэтому и уголовная ответственность защитника не может наступить безотносительно к тому, доказано или нет причинение действительного вреда интересам предварительного расследования, правам и законным интересам участников уголовного судопроизводства. Это значит также, что привлечь к уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования нельзя, пока не будет установлено, был ли причинен какой-либо вред, в чем он состоит и кому или чему он был причинен».

В случае с рассмотрением КС РФ жалобы на положения УПК, позволяющие суду санкционировать изъятие у адвоката следователем адвокатского производства, Константин Арановский в своем особом мнении отмечает, что Конституция РФ ставит под защиту презумпцию невиновности, право не свидетельствовать против себя и своих близких и подобные иммунитеты, включая врачебную, адвокатскую тайну: «Следствию и обвинению, если они согласны оставаться в конституционном правопорядке, полагается терпеть связанные с этим ограничения и запреты, какие бы государственные интересы ни имели в виду следователи, дознаватели и обвинители. Нельзя жертвовать конституционными правами лишь потому, что следствие в чем-то уверено и решило твердо стоять на своем, тем более из досады, когда не хватает законных средств, чтобы доказать убежденные подозрения. Конституционные иммунитеты нельзя ставить под угрозу ради начальстволюбия и азарта с претензиями на непогрешимость следствия, где его “полноту, всесторонность” и прочие успехи овеществляют обвинительный результат и похвальная отчетность».

Также Константин Арановский указывает, что пока конституционный статус адвокатуры «недостаточно защищен, в частности, соблюдением правил адвокатской тайны, она не сможет уверенно поддерживать профессиональные стандарты».

«Таким образом, состоявшийся случай позволяет обсуждать риск злоупотреблений со стороны следствия (дознания) и нарушения конституционных прав граждан, – считает судья КС РФ, – не напрасно Конституционный Суд Российской Федерации не только постановил пересмотреть дело заявителей, но и определил дополнительное, по сути, ограничение в проведении обысков адвокатских образований. Обязательным условием такого обыска Суд поставил точное наименование объектов, предназначенных к отысканию (изъятию), которые должны быть указаны именно в судебном постановлении. Это значит, что законный обыск в адвокатских образованиях возможен лишь с предварительным судебным контролем, а без разрешения суда его нельзя провести даже в тех исключительных случаях, когда его производство, по мнению следствия, не терпит отлагательства (часть пятая статьи 165 УПК Российской Федерации)».

Поделиться