Видеолекции

Лента новостей

2 июня 2020 г.
Дать справедливую и разумную оценку
До 1 июля можно принять участие в опросе о компенсации морального вреда
2 июня 2020 г.
Целесообразно проводить комплексную экспертизу
Адвокатам рассказали об аспектах судебно-психиатрической экспертизы по определению сделкоспособности
2 июня 2020 г.
Как оспорить сделки банкрота
Адвокатам рассказали об особенностях и сроках оспаривания сделок в банкротстве

Мнения

Александр Классен
30 мая 2020 г.
Молодежь вникает в проблемы и задачи адвокатуры
О конкурсе студенческих научных работ, проведенном АП Челябинской области

Интервью

Елена Авакян: Наша цель – создание цифрового рабочего пространства
3 июня 2020 г.
Елена Авакян
Елена Авакян: Наша цель – создание цифрового рабочего пространства
«Три года назад нам говорили, что на это никто никогда не согласится»

Адвокатская победа

9 мая 2020 г. 13:30

К адвокатам не должны применяться неосновательные ограничения, препятствующие обеспечению права на защиту


Московские адвокаты Евгений Мартынов и Андрей Чегодайкин добились отмены постановления следователя, содержавшего, со ссылкой на Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан, запрет на их участие в защите доверителя в течение 14-дневной самоизоляции после приезда в г. Казань, где расследуется дело. При этом Управление Роспотребнадзора по Республике Татарстан в ответе на адвокатский запрос разъяснило со ссылкой на письмо министра юстиции РФ Константина Чуйченко от 6 апреля 2020 г., что требования по обеспечению самоизоляции, введенные данным документом, не распространяются на адвокатов, прибывших на территорию республики в связи со своей профессиональной деятельностью. Вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник отметил, что опыт коллег «может быть использован в других регионах, где возникают такого рода сложности у прибывающих туда адвокатов».

14 апреля следователь по особо важным делам первого следственного отдела Третьего следственного управления (с дислокацией в городе Нижний Новгород) Главного следственного управления Следственного комитета РФ вынес постановление, которым запретил четверым московским адвокатам, осуществляющим защиту обвиняемого, содержащегося под стражей в ФКУ УФСИН России по Республике Татарстан в г. Казань, участвовать в обеспечении права доверителя на защиту в течение 14 дней самоизоляции после приезда в г. Казань.

В своем постановлении (есть в распоряжении редакции сайта ФПА РФ. – Прим. ред.) следователь указал, что в соответствии с распоряжением Президента Республики Татарстан от 19 марта 2020 г. № 129 на территории Республики Татарстан введен режим повышенной готовности и установлен региональный уровень реагирования. Также он указал, что согласно Постановлению Кабинета Министров Республики Татарстан от 19 марта 2020 г. № 208 «О мерах но предотвращению распространения в Республике Татарстан новой коронавирусной инфекции» в перечень организаций, на которые в Республике Татарстан не распространяется действие Указа Президента РФ от 2 апреля 2020 г. № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (СОVID-19)», помимо прочих, включены адвокаты и лица, обеспечивающие их деятельность. Однако в соответствии с изменениями, внесенными в указанное постановление 13 апреля 2020 г., с 14 апреля 2020 г. и до улучшения санитарно-эпидемиологической обстановки на территории Республики Татарстан введены дополнительные правила поведения, а именно: граждане, прибывшие (вернувшиеся) в Республику Татарстан из городов Москвы и Санкт-Петербурга, обязаны обеспечить самоизоляцию на дому на территории г. Казань Республики Татарстан в течение 14 календарных дней.

Исходя из этого следователь постановил разъяснить обвиняемому и его защитникам, что «обеспечение защитниками права на защиту Г., в том числе право на совместное с ним ознакомление с материалами дела, в случае их прибытия из города Москвы, может осуществляться только в порядке, предусмотренном Постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 19 марта 2020 г. № 208 «О мерах но предотвращению распространения в Республике Татарстан новой коронавирусной инфекции», после исполнения обязанности по обеспечению самоизоляции на дому па территории города Казани Республики Татарстан в течение 14 календарных дней». При этом «неявка защитников, а также отказ защитников от участия в следственных и иных процессуальных действиях, в том числе в ознакомлении с материалами уголовного дела, на территории города Казани Республики Татарстан со ссылкой на отсутствие возможности длительное время – то есть в течение 14 календарных дней – находиться на самоизоляции в городе Казань Республики Татарстан до начала участия в процессуальных действиях будет квалифицировано как нарушение защитниками права на защиту и затягивание ими сроков ознакомления с материалами дела и предварительного расследования».

Кроме того, следователь постановил «разъяснить Г. и его защитникам, что в соответствии со ст. 50 УПК РФ защитник приглашается обвиняемым либо другими лицами по поручению или с согласия обвиняемого; обвиняемый вправе пригласить несколько защитников; по просьбе обвиняемого участие защитника может быть обеспечено следователем; если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток (в случае прибытия приглашенного защитника в городе Казань согласно настоящему постановлению срок может быть увеличен до 14 суток и более) не может примять участие в производстве конкретного процессуального действии, а обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то следователь обязан обеспечить участие защитника в уголовном судопроизводстве, принять меры по назначению защитника»; «одновременно Г. разъясняется, что он имеет право самостоятельно пригласить защитника либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника следователем в порядке, установленном ст. 50 УПК РФ».

Позиция защиты

Адвокат АП г. Москвы Евгений Мартынов, который вместе с другим защитником Г. – адвокатом АП г. Москвы Андреем Чегодайкиным добивался отмены этого постановления, считает, что главной задачей следствия было выбить московских адвокатов из дела в силу их активной позиции. Он рассказал о значительном объеме нарушений в ходе расследования: «Из шести кассационных жалоб, поданных на промежуточные судебные решения, по двум уже приняты решения об отмене, по остальным затребованы материалы, по двум из них материалы уже переданы на рассмотрение суда кассационной инстанции». При этом, по его словам, ознакомление с материалами дела продолжается уже десять месяцев, а суд четыре раза отказывал в ограничении срока ознакомления с ними стороны защиты.

Как пояснил пресс-службе ФПА РФ Евгений Мартынов, «некоторые недобросовестные работники следственных органов, пользуясь ситуацией, сложившейся с карантинными мерами, пытаются достичь нужных им результатов, опираясь на неверно толкуемые нормативные акты субъектов РФ. Так было и в нашем случае».

Он сообщил, что 31 марта следователь, опираясь на собственное толкование нормативно-правовых актов Республики Татарстан, уведомил московских адвокатов, что запрещает им общаться с доверителем, запрещает им свидания с ним, прекращает выполнение требований ст. 217 УПК РФ. Это решение, как и постановление от 14 апреля, Евгений Мартынов и Андрей Чегодайкин обжаловали в следственные органы, прокуратуру и суд.

«По истечении трехдневного срока, который отведен на рассмотрение жалобы в порядке ст. 124 УПК РФ, мы отправляли заявление в соответствующий орган с напоминанием об окончании срока и просьбой дать ответ. Если ответ нас не устраивал, обращались в вышестоящий орган, – сказал Евгений Мартынов. – На мой взгляд, успех адвоката лежит в трех плоскостях: знание закона, умение его применять, способность добиваться результата».

Упорством, последовательной работой и правильным применением норм уголовно-процессуального закона Евгению Мартынову и Андрею Чегодайкину удалось добиться того, что 27 апреля заместитель начальника управления Генеральной прокуратуры РФ в Приволжском федеральном округе вынес по их жалобе решение в пользу стороны защиты, указав, что уголовное судопроизводство регулируется только уголовно-процессуальным законодательством.

Наряду с обжалованием решений следователя в процессуальном порядке Евгений Мартынов и Андрей Чегодайкин обратились с запросами в государственные органы, регулирующие применение ограничительных мер, связанных с пандемией, в том числе в Управление Роспотребнадзора по Республике Татарстан, откуда 5 мая поступил ответ, подтверждающий правильность их позиции – меры по обеспечению самоизоляции, введенные Постановлением Кабинета Министров РТ, не распространяются на адвокатов, прибывших на территорию республики в связи со своей профессиональной деятельностью.

А 6 мая заместитель руководителя третьего следственного управления ГСУ СК РФ вынес постановление, которое Евгений Мартынов расценивает как «заявление о превышении следователем должностных полномочий. В этом постановлении указано, что в полномочия следователя не входит применение нормативно-правовых актов субъектов РФ и нормы УПК РФ имеют приоритет в уголовном судопроизводстве».

Позиция прокуратуры

27 апреля заместитель начальника управления Генеральной прокуратуры РФ в Приволжском федеральном округе государственный советник юстиции 3 класса И.В. Иванов, рассмотрев жалобы адвокатов А.Н. Чегодайкина и Е.Н. Мартынова о несогласии с решением следователя, которым установлен порядок реализации защитниками права на ознакомление с материалами уголовного дела, постановил жалобы удовлетворить, а руководителю третьего следственного управления (дислокация в г. Нижний Новгород) Главного следственного управления Следственного комитета РФ внести информацию с требованием отменить незаконное решение следователя.

Согласно постановлению заместителя начальника управления Генеральной прокуратуры в ПФО (есть в распоряжении редакции сайта ФПА РФ. – Прим. ред.), «возложив на адвокатов дополнительные, не предусмотренные уголовно- процессуальным законом обязательства, следователь тем самым ограничил их полномочие, предусмотренное п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ». С его точки зрения, «установленный следователем порядок реализации ст. 217 УПК РФ, который не позволяет адвокатам непосредственно по прибытии в г. Казань оказывать юридическую помощь обвиняемому, нарушает его право на защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 16 УПК РФ».

Также И.В. Иванов указывает, что содержащаяся в постановлении следователя ссылка на необходимость исполнения защитниками положений постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 19 марта 2020 г. № 208 несостоятельна, поскольку установленные данным нормативно-правовым актом ограничительные меры на адвокатов и лиц, обеспечивающих их деятельность, не распространяются.

Позиция Управления Роспотребнадзора

5 мая в ответе на запрос адвоката Андрея Чегодайкина (есть в распоряжении редакции сайта ФПА РФ. – Прим. ред.) заместитель руководителя Управления Роспотребнадзора по Республике Татарстан Л.Г. Авдонина сообщила, что «требования по обеспечению самоизоляции, введенные Постановлением КМ РТ от 19 марта 2020 г. № 208 (п. 10.1), не распространяются на адвокатов, прибывших на территорию Республики Татарстан по своей профессиональной деятельности, при условии соблюдения требований пункта 12 указанного Постановления». Пунктом 12 Постановления КМ РТ от 19 марта 2020 г. № 208 предусматриваются: использование средств индивидуальной защиты (масок или респираторов, перчаток) и кожных антисептиков; ежедневное до начала работы измерение температуры тела; опрос о наличии симптомов респираторного заболевания (насморк, першение в горле, кашель); недопуск до работы лиц с повышенной температурой тела, признаками инфекционного заболевания; дезинфекция мест общего пользования, оборудования, инвентаря, оргтехники и поверхностей в помещениях с применением дезинфицирующих средств вирулицидного действия.

При этом заместитель руководителя Управления Роспотребнадзора по Республике Татарстан сослалась как на положение данного Постановления, предусматривающее, что в перечень организаций, на которые в Республике Татарстан не распространяется действие Указа Президента РФ от 2 апреля 2920 г. № 239, включены адвокаты и лица, обеспечивающие их деятельность, так и на письмо министра юстиции РФ К.А. Чуйченко от 6 апреля 2020 г. № 12/39805-КЧ, содержащее просьбу к главам субъектов РФ создать адвокатам и нотариусам условия для оказания гражданам квалифицированной юридической помощи в ситуации применения ограничительных мер, направленных на борьбу с пандемией.

В ответе на адвокатский запрос Л.Г. Авдонина привела положение из письма министра юстиции РФ: «Распространение на адвокатов и нотариусов ограничений, связанных с особым порядком передвижения лиц на территориях субъектов Российской Федерации, может повлечь за собой нарушение конституционных гарантий вследствие снижения доступности и своевременности получения квалифицированной юридической помощи, в том числе нотариальных услуг, потенциального нарушения сроков совершения процессуальных действий».

Позиция следственного управления

6 мая заместитель руководителя третьего следственного управления (с дислокацией в городе Нижний Новгород) Главного следственного управления Следственного комитета РФ полковник юстиции А.Е. Федотов отменил постановление, вынесенное 14 апреля 2020 г. следователем по особо важным делам первого следственного отдела третьего следственного управления (с дислокацией в городе Нижний Новгород) Главного следственного управления Следственного комитета РФ, о разъяснении защитникам обвиняемого Г. обязанности прохождения после прибытия из г. Москвы в г. Казань 14- дневной самоизоляции в связи с коронавирусной пандемией (документ есть в распоряжении редакции сайта ФПА РФ. – Прим. ред.).

Он указал, что Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 19 марта 2020 г. № 208 обращено к конкретным исполнительным органам, которым предписаны определенные организационные и контрольные меры по его исполнению, а «в круг полномочий следователей системы Следственного комитета Российской Федерации, как федеральных государственных служащих, требования указанного постановления не включены, соответственно непосредственное их исполнение следователем в отношении участников уголовного судопроизводства, в том числе защитников обвиняемых, не соотносится с текстом постановления и УПК РФ».

Позиция Федеральной палаты адвокатов

Вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник назвал эту ситуацию примером профессиональных, продуманных действий адвокатов.

«Коллеги пошли двумя путями – по линии процессуальной и по линии обращения в государственные органы, регулирующие применение ограничительных мер, связанных с пандемией. Очень важно, что они привлекли внимание к позиции Министерства юстиции и к необходимости обеспечения права на защиту, которая в данном случае определяет, что адвокаты, в силу своей конституционно значимой функции, не подпадают под эти ограничения. Они добились успеха по обоим направлениям, в которых действовали в этой очень непростой ситуации, когда в противоречие вступили региональные нормативные акты и ценность федерального значения – обеспечение права на защиту».

Генри Резник сообщил, что Евгений Мартынов и Андрей Чегодайкин с самого начала находились в тесном контакте с Федеральной палатой адвокатов, ставили ее в известность о своих действиях и советовались, каким образом добиться допуска в дело. «Их опыт может быть использован в других регионах, где возникают такого рода сложности у прибывающих туда адвокатов, – считает вице-президент ФПА РФ. – При отсутствии каких-либо данных о том, что у них есть признаки инфекционного заболевания, к ним не должны применяться чрезмерные и неосновательные ограничения, препятствующие обеспечению такой конституционной ценности, как право на защиту».

Мария Петелина

Поделиться