Лента новостей

16 октября 2021 г.
«Мало знать мудрость, нужно уметь ею пользоваться»
В новом выпуске проекта  «Беседа с мэтром» – вице-президент ФПА РФ Светлана Володина
15 октября 2021 г.
Профессиональное представительство в суде
Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян и член Совета ФПА РФ Татьяна Проценко приняли участие в международной онлайн-конференции, организованной Республиканской коллегией адвокатов Казахстана
13 октября 2021 г.
Признание на высшем уровне
13 октября в Москве, в банкетном зале Arbat Hall, состоялась VII Торжественная церемония награждения Национальной премией в области адвокатской деятельности и адвокатуры

Мнения

Нарине Айрапетян
13 октября 2021 г.
Тонкая материя, не приемлющая угроз и ограничений
Значение нравственных требований для правосудия трудно переоценить

Интервью

Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации

Адвокатская этика и дисциплинарная практика

21 декабря 2020 г. 21:13

Проблема высказываний адвоката в СМИ и социальных сетях всегда будет темой для широких и острых дискуссий


На проведенной 21 декабря онлайн-встрече руководства Федеральной палаты адвокатов РФ с журналистами по итогам 2020 г. президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, вице-президент ФПА РФ Светлана Володина, вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев и член Совета ФПА РФ, советник ФПА РФ Елена Авакян ответили на вопросы о некоторых резонансных делах, предложениях по внесению изменений в Кодекс профессиональной этики адвоката, работе Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, праве адвоката на свободу выражения мнения. Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко сообщил, что обсуждается идея предложить Х Всероссийскому съезду адвокатов перенести в КПЭА несколько положений из Правил поведения адвоката в сети «Интернет», с тем чтобы придать им большую значимость.

Резонансные дела

Спикерам был задан вопрос: согласны ли вы с мнением о том, что после оценки ФПА РФ действий адвокатов обеих сторон в деле актера Ефремова начался переворот в адвокатуре? Если нет, то как вы можете объяснить случившийся поток представлений Минюста России о возбуждении дисциплинарных дел и в отношении адвокатов по делу Ефремова, и в отношении адвокатов по делу Ивана Сафронова, когда Минюст дважды направлял представления по одному и тому же поводу?

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко не согласился с данной точкой зрения. По его мнению, переворот в адвокатуре не начался, но дело Михаила Ефремова, достаточно банальное с юридической точки зрения, усилиями СМИ и из-за поведения адвокатов сторон в процессе и вне его было превращено в водевиль, который длился несколько месяцев и за которым следила вся страна. «Некоторые адвокаты включились в дискуссию, в том числе публичную, касающуюся обстоятельств дела, методов защиты. К сожалению, это громкое дело бросило тень на репутацию российской адвокатуры», – отметил Юрий Пилипенко.

При этом он подчеркнул, что Федеральная палата адвокатов РФ отреагировала оперативно: Совет ФПА РФ принял специальное заявление, в котором призвал всех адвокатов неуклонно следовать фундаментальным принципам и правилам профессии, президентом ФПА РФ были возбуждены дисциплинарные дела в отношении адвокатов, участвовавших в деле Ефремова.

Юрий Пилипенко пояснил, что спустя два месяца после возбуждения данных дел Министерство юстиции РФ также направило в адвокатские палаты соответствующие представления, которые стали дополнительными мерами реагирования. Но статус адвоката в отношении Эльмана Пашаева и Александра Добровинского был прекращен на основании рассмотрения дисциплинарных дел, возбужденных президентом ФПА РФ.

Говоря о деле Ивана Сафронова, Юрий Пилипенко сообщил, что ввиду отказа защитников от подписки о неразглашении данных предварительного следствия региональное управление Министерства юстиции РФ направило представления в региональные палаты о наложении дисциплинарных взысканий. Однако квалификационные комиссии не нашли состава дисциплинарного нарушения в действиях адвокатов.

Читайте также:
Итоги года и планы на будущее
В Федеральной палате адвокатов РФ проведена пресс-конференция, посвященная актуальным для адвокатуры вопросам

* * *

По данной теме президенту ФПА РФ также был задан следующий вопрос: «Ранее в одном из своих интервью вы заявляли, что "российская адвокатура найдет способ, как отреагировать на эту дурную множественность", говоря об Эльмане Пашаеве. Как именно вы планируете отреагировать? Планируется ли ужесточить наказание для адвокатов или изменить требования к претендентам на получение адвокатского статуса? Считаете ли вы наказание слишком жестким?»

Юрий Пилипенко ответил, что при обсуждении поправок в Кодекс профессиональной этики адвоката прозвучало предложение о том, чтобы адвокат, статус которого прекращен повторно, имел право на повторную попытку вступить в ряды адвокатуры не ранее чем через пять лет. По его словам, пока это предложение существует на уровне идеи. Будет ли оно принято, станет ясно на Х Всероссийском съезде адвокатов, который состоится в апреле 2021 г.

Президент ФПА РФ пояснил, что в соответствии с КПЭА Совет региональной адвокатской палаты, принимая решение о прекращении статуса адвоката, должен указывать срок, по истечении которого гражданин имеет право вновь сдавать квалификационный экзамен. Таким образом, подчеркнул Юрий Пилипенко, его статус не восстанавливается автоматически. По истечении срока, указанного в решении совета палаты, у такого гражданина появляется возможность прийти на экзамен, пройти тестирование, включая собеседование, и в случае успешного их прохождения вновь стать адвокатом.

* * *

Отвечая на вопрос о жесткости примененного в отношении адвокатов Добровинского и Пашаева наказания, вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев подчеркнул, что такое решение было принято региональными палатами, членами которых являлись Александр Добровинский и Эльман Пашаев. По его словам, советы палат исходили из того ущерба, который был причинен авторитету адвокатуры в целом, а также из того, что нарушения, допущенные адвокатами, свидетельствуют о явном пренебрежении ими требований КПЭА.

Право на свободу выражения мнения

Далее был задан вопрос о том, насколько свободен адвокат в своих высказываниях в СМИ и в социальных сетях. Если адвокат может резко высказываться, например, в «Фейсбуке», то почему он не может давать такие же комментарии СМИ?

Как отметил Михаил Толчеев, адвокат не только может, но иногда должен критически высказываться. Когда в отношении адвоката и его доверителя явно нарушается закон, он вправе прибегать к общественному мнению и обращаться в общественные институты. Европейский Суд по правам человека в части этого говорит, что адвокат является посредником между обществом и судебной системой, правоприменительной системой. И здесь реализуется право общества получать информацию по таким делам, но есть определенные ограничения. По мнению ЕСПЧ, адвокат, выступая в защиту интересов своего доверителя, законности, вправе критиковать, даже прибегать к определенным жестким и крайним методам. Кроме того, высказывания адвоката могут быть шокирующими и неудобными. Несмотря на это, есть правило: и юристы, и адвокатские сообщества, в том числе международное, приняли акты, которыми ограничивают поведение адвокатов в публичном пространстве.

По словам Михаила Толчеева, не стоит проводить значительных различий между публикациями в социальных сетях и обращениями в СМИ, поскольку то и другое – вопросы поведения адвоката. «Мы привыкли, что слову адвоката можно верить, поэтому все его резкие высказывания должны быть обоснованны, они не могут быть направлены на личность человека (клевета, оскорбление). Если высказывания адвоката достаточно серьезны, как указывает ЕСПЧ, он должен быть готов фактически обосновать свои заявления», – сказал он.

Вице-президент ФПА РФ упомянул, что задолго до публичных знаковых процессов в 2020 г. Совет ФПА РФ утвердил Правила поведения адвокатов в сети «Интернет». Безусловно, заметил Михаил Толчеев, когда адвокат выступает, пытаясь доказать что-то и обосновать свою точку зрения, ему дозволено больше, чем когда он излагает это в письменном виде и может подумать над своими словами, подобрать синонимы. В дисциплинарной практике ряда палат (АП Московской области, Санкт-Петербурга и других) можно найти прецеденты дисциплинарных решений по высказываниям адвокатов в социальных сетях или СМИ.

Читайте также:
Уравнять права обвинения и защиты
В ФПА РФ надеются, что законопроект, предусматривающий право стороны требовать назначения судебной экспертизы, скоро будет внесен в Государственную Думу

В свою очередь, Юрий Пилипенко заметил, что большое значение в вопросе о свободе слова имеет то, ради чего и какие формы эта свобода приобретает. «В “Фейсбуке” можно обнаружить такой феномен, когда некоторые коллеги испытывают всех на толерантность и переходят границы разумного и допустимого в дискуссии. В то же время можно констатировать, что органы адвокатского самоуправления достаточно либерально относятся к такого рода неподобающему поведению коллег. Но дисциплинарные дела, которые существуют и известны в связи с подобными инцидентами, – это два-три дела на всю страну за последние несколько лет, – отметил президент ФПА РФ. – Поэтому здесь мы находимся в некоем состоянии баланса. Однако я хотел бы обратиться с просьбой к нашим коллегам быть сдержаннее. Критика и не оправданное ничем ругательство имеют совершенно разные цели и выражаются по-разному».

Юрий Пилипенко сообщил, что при обсуждении поправок в Кодекс профессиональной этики адвоката на рабочей группе появилась идея предложить Х Всероссийскому съезду адвокатов перенести в КПЭА несколько положений из Правил поведения адвоката в сети «Интернет», с тем чтобы придать им большую значимость.

По его словам, проблема высказываний адвоката неоднозначная, живая, она не может быть решена раз и навсегда. Эта проблема всегда будет в центре внимания и средств массовой информации, и органов адвокатского самоуправления, оставаясь темой для самых широких и острых дискуссий, резюмировал президент ФПА РФ.

Работа КЭС

Отвечая на вопрос о работе Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, президент ФПА РФ констатировал, что с 1 марта у КЭС появились дополнительные полномочия, о которых упоминалось ранее (рассмотрение жалоб на решения советов региональных палат о прекращении статуса адвоката. – Прим. ред.), но основная цель Комиссии – это подготовка разъяснений по вопросам применения Кодекса профессиональной этики адвоката.

Так, в 2020 г. КЭС, несмотря на пандемию, благодаря в том числе видео-конференц-связи, собиралась достаточно часто, не менее десяти раз. Пять разъяснений Комиссии уже одобрены Советом ФПА РФ, четыре проходят стадию голосования и, наверное, на ближайшем Совете будут представлены для утверждения. В текущем году Советом ФПА РФ утверждены разъяснения КЭС, например, по вопросу о том, может ли адвокат заключать договор простого товарищества; о полномочиях адвоката и осуществлении защиты на стадии предварительного расследования. По словам Юрия Пилипенко, самым громким и интересным было разъяснение по вопросу о возможности адвоката совмещать принадлежность к корпорации и одновременно быть избранным в органы государственной власти или местного самоуправления.

Принципы, нормы и дисциплинарная практика

У органов адвокатского сообщества нет обязанности бороться с нарушением закона, единственное исключение – это дисциплинарная практика, подчеркнул Михаил Толчеев, отвечая на вопросы о том, как в ФПА РФ решается проблема с нарушением закона со стороны адвокатов и считают ли в палате необходимым детальное указание составов конкретных нарушений в КПЭА или дополнение его специальными пунктами.

Когда адвокат нарушает требования закона – это, конечно, неэтичный поступок. И в случае обращения или жалобы на адвоката органы сообщества проводят соответствующее разбирательство.

Михаил Толчеев пояснил, что КПЭА как свод этических правил в принципе отличается от нормативного регулирования, создающего идеальную модель, то есть состав правонарушения. «КПЭА является набором защищаемых и отстаиваемых адвокатурой этических ценностей, которые для нас важны и в связи с которыми мы применяем существующие подходы в дисциплинарной практике», – отметил он. Время от времени адвокатское сообщество уточняет и дополняет эти подходы, Иногда Кодекс дополняется, но создание определенных норм Кодекс не предусматривает по своей правовой природе.

Дополняя этот ответ, вице-президент ФПА РФ Светлана Володина сказала, что для адвокатов КПЭА – это свод правил – «что такое хорошо и что такое плохо». Формируя традиционный подход к этому своду, «мы просто показываем, чего нельзя делать и почему».

* * *

Проблемы этики также были затронуты в ходе ответа на вопрос о якобы участившихся жалобах адвокатов друг на друга с требованием лишить коллегу статуса. И большинство жалоб касается адвокатов, которые в своей практике используют публичность как метод защиты. При этом, как полагает автор вопроса, множество адвокатов по назначению, которые идут на поводу у следствия, часто остаются безнаказанными, а проблема «карманных» адвокатов остается нерешенной. «Есть ли некая системность в этой проблеме, что критике и жесткой оценке их действий подвергаются в большинстве публичные адвокаты?»

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко сообщил, что он не располагает данными о том, что количество жалоб адвокатов друг на друга увеличилось в связи с публичной активностью некоторых из них. «Мы отдаем себе отчет, что по некоторым делам обращение к общественному мнению используется адвокатами в интересах доверителей, так как и те, и другие считают это единственным способом обратить на себя внимание». Осуждать сам факт такой активности было бы неправильным, все зависит от того, чем наполнена эта публичная активность», – сказал Юрий Пилипенко.

Михаил Толчеев, в свою очередь, заявил, что количество подобных дел остается неизменным. Однако когда адвокат выводит проблему в публичную сферу, то и жалобы на него также попадают в публичную сферу, в связи с чем увеличивается количество известных широкой общественности дисциплинарных дел. Что касается проблемы «карманных адвокатов», то за последние несколько лет в связи с введением автоматического и прозрачного выбора адвоката по назначению в большинстве регионов она перестала носить системный характер.

Согласившись с коллегой, президент ФПА РФ уточнил, что изначально первоисточником этой проблемы являлись силовые ведомства и даже суды, создающие спрос на предательское отношение адвокатов к своим коллегам.

Затем Юрий Пилипенко, Михаил Толчеев, Светлана Володина и Елена Авакян ответили на вопросы о взаимодействии адвокатуры с Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, создании апелляционных и кассационных судов, деятельности суда присяжных.

Константин Катанян, Светлана Рогоцкая, Анна Стороженко

Поделиться