Лента новостей

18 ноября 2019 г.
Адвокатура участвует в подготовке кадров
Президент АП Кировской области Марина Копырина утверждена председателем государственной экзаменационной комиссии Волго-Вятского филиала МГЮА
18 ноября 2019 г.
Президент АП Оренбургской области заключен под стражу
Суд не мотивировал невозможность избрания в отношении президента АП ОО более мягкой меры пресечения
16 ноября 2019 г.
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
Чем дольше тянется волокита с реформой, тем больше «разброда и шатания» на рынке юридической помощи

Мнения

Ольга Полетило
18 ноября 2019 г.
Адвокат не вправе занимать позицию вопреки воле доверителя
Об одном случае из дисциплинарной практики АП РМЭ

Интервью

По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
16 ноября 2019 г.
Геннадий Шаров
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
Чем дольше тянется волокита с реформой, тем больше «разброда и шатания» на рынке юридической помощи

Адвокат, будь бдителен!

21 октября 2019 г. 18:12

Председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резник предлагает обсудить типичные ошибки коллег


На сайте ФПА РФ в разделе «Документы» размещена аналитическая справка о привлечении адвокатов к уголовной ответственности и совершаемых ими типичных ошибках (принята к сведению Советом ФПА РФ на заседании 24 сентября 2019 г.). Ее подготовил член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин, реализовав инициативу, высказанную на проведенной ФПА РФ 9 августа 2019 г. конференции «Профессиональные права адвокатов: нарушения и защита». Справка включает предложения, направленные на то, чтобы помочь адвокатам избежать ошибок и необоснованного привлечения к уголовной ответственности. Комментируя этот документ, вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резник рекомендует коллегам ознакомиться с ним и провести неравнодушное обсуждение.

Содержащийся в справке анализ ситуации с привлечением адвокатов к уголовной ответственности и совершаемых ими типичных ошибок весьма содержателен и информативен, отмечает Генри Резник. «Не сомневаюсь, что справка вызовет оживленную дискуссию о причинах далеко не единичного попадания собратьев по профессии на скамью подсудимых. А ведь нельзя игнорировать и латентность», – считает он.

Анализ проведен членом Совета АП Белгородской области Борисом Золотухиным на основании предоставленных адвокатскими палатами статистических данных за 2010–2019 гг., информации Минюста России и публикаций в СМИ. На его основе автор формулирует предложения, реализация которых, по его мнению, поможет адвокатам избежать типичных ошибок и необоснованного привлечения к уголовной ответственности.

Анализ ситуации

В частности, Борис Золотухин указывает, что, согласно представленным палатами данным, имеются факты осуждения адвокатов по ст. 290 УК РФ и п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ за преступления, совершенные до приобретения статуса адвоката. В связи с этим, по его мнению, возникает вопрос о целесообразности допуска к экзамену на приобретение статуса адвоката претендентов, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

Примечательно, пишет он далее, что подавляющее большинство адвокатов осуждены не за совершение преступлений против правосудия, а по различным частям ст. 159 УК РФ, в ряде случаев – с применением ч. 3 ст. 30 УК РФ за покушение на мошенничество. В некоторых палатах число осужденных по ст. 159 УК РФ составляет 100% или большинство осужденных адвокатов.

Осуждение по ст. 159 УК РФ с применением ч. 3 ст. 30 УК РФ, указано в справке, дает основание предполагать, что проведение ОРМ в отношении адвокатов является распространенной практикой и статус адвоката не является препятствием для оперативных сотрудников. При этом ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, гласящую, что проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката допустимо только на основании решения суда, органы, проводящие ОРМ, трактуют так, что это ограничение распространяется лишь на те виды ОРМ, для которых судебное решение необходимо по Закону об оперативно-розыскной деятельности.

Лишь немногие адвокаты, пишет он далее, осуждены за преступления против правосудия по ст. 294, 303, 307, 309, 310 УК РФ, и представленная палатами информация не дает оснований предполагать, что хоть в каких-то случаях осуждение являлось способом воспрепятствования профессиональной деятельности адвоката.

Адвокаты также осуждались за фальсификацию доказательств по гражданским делам (ч. 1 ст. 303 УК РФ). По мнению Бориса Золотухина, это подтверждает тезис Г.М. Резника о том, что адвокат не является субъектом сбора доказательств в уголовном процессе. Представляется, что дальнейшее научно-теоретическое обоснование данного тезиса отвечает интересам корпорации, поскольку исключает возможность привлечения коллег по ч. 2 ст. 303 УК РФ.

Кроме того, распространено осуждение коллег по различным частям ст. 291.1 УК РФ за посредничество во взяточничестве. Но при этом ни одна адвокатская палата не сочла, что возбуждение уголовных дел по этой статье каким-то образом связано с преследованием коллег за профессиональную деятельность.

Перечислив ряд других статей УК РФ, по которым были осуждены адвокаты, Борис Золотухин переходит к анализу совершенных ими ошибок, способствовавших привлечению их к уголовной ответственности.

В частности, он указывает, что, по данным адвокатских палат, осуждение коллег явилось следствием игнорирования ими требований п. 4 ст. 7 Закона об адвокатуре, п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката в части обязанности выполнять КПЭА и «честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности», а также п. 6, 8 ст. 9 КПЭА в части недопустимости привлекать лиц в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещать благополучный исход дела и разрешать его недостойными способами, в том числе с помощью приобретения каким бы то ни было способом имущества потерпевших и принадлежащих им имущественных прав.

Как правило, все случаи мошенничества и покушения на мошенничество связаны со ссылками осужденных адвокатов на наличие личных связей, причем не только с сотрудниками правоохранительных органов и судей, но и с экспертами, судебными приставами-исполнителями, сотрудниками ФСИН и ОФМС.

Во многих случаях при получении денег соглашение об оказании юридической помощи не заключалось, практически во всех случаях денежные средства в кассу адвокатского образования не вносились, квитанции о получении не выписывались и не готовились заранее.

В таких случаях строгое соблюдение финансовой дисциплины при получении и оформлении денежного вознаграждения позволило бы многим коллегам избежать уголовного преследования, считает Борис Золотухин. Ни один сотрудник правоохранительного органа не рискнул бы в рамках ОРМ попытаться внести в кассу правоохранительного органа «куклу».

Имелись случаи нотариального оформления на себя или на родственников адвоката недвижимости лиц, которым была обещана та или иная помощь, либо как гонорар, либо для продажи и последующей передачи должностным лицам, что значительно облегчало доказывание по таким делам.

По делам, где адвокаты осуждались за преступления против правосудия, наиболее распространенной ошибкой является общение адвоката с лицами, ранее уже допрошенными в качестве свидетелей, или иными участниками процесса, интересы которых явно противоречат интересам подзащитного.

В отдельных случаях основанием привлечения к уголовной ответственности явилось недостаточно продуманное и оформленное адвокатом возмещение причиненного потерпевшему ущерба и морального вреда.

Автор справки отмечает тот факт, что, по информации ряда палат (Красноярский край, Нижегородская область, Республика Ингушетия и некоторые другие субъекты РФ), адвокаты за последние годы не осуждались. Он считает, что такое положение дел обусловлено наличием здоровых деловых отношений между руководством палат и правоохранительными органами в этих регионах, а также должным вниманием к повышению квалификации и воспитательной работой.

Предложения по улучшению ситуации

1. Поставить перед ВС РФ и КС РФ вопрос о том, чтобы все виды ОРМ, начиная с наблюдения, а тем более оперативный эксперимент в отношении адвокатов проводились только на основании судебного решения.

2. Инициировать исключение слова «защитник» из диспозиции ч. 2 ст. 303 «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности» УК РФ.

3. Провести на сайте ФПА РФ и страницах «Адвокатской газеты» обмен опытом президентов адвокатских палат тех субъектов РФ, где адвокаты в последние годы не привлекались к уголовной ответственности.

4. Предоставить палатам регионов возможность в отдельных случаях (по их усмотрению) решениями Совета обязывать некоторых адвокатов, имеющих достаточный стаж, пройти (в той или иной форме) отдельные темы курса «Введение в профессию», предусмотренного Стандартом профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов, в части, включающей изучение:

– основных этических требований к поведению адвоката и осуществлению им адвокатской деятельности;

– поводов для возбуждения и порядка осуществления дисциплинарного производства в отношении адвокатов;

– основных положений дисциплинарной практики на основании Разъяснений Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам;

– договорной и финансовой дисциплины адвоката (порядок заключения, изменения и расторжения соглашений об оказании юридической помощи; порядок получения и оформления вознаграждения за оказание юридической помощи).

С полным текстом аналитической справки и комментарием Генри Резника можно ознакомиться здесь.

Поделиться