• Войти

Красноярские адвокаты обратились в ООН

Обращение направлено в связи с проведением у адвоката обыска под видом обследования помещения

1692
Красноярский край 13.02.2018 18:58

Адвокаты АП Красноярского края направили обращение к специальному докладчику ООН по вопросу независимости прав судей и адвокатов Диего Гарчя-Саяну в связи с проведением незаконного обыска у красноярского адвоката П. в 2017 г. Также жалоба по этому поводу направлена в Европейский суд по правам человека. Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Вадим Клювгант подтвердил, что количество форм воспрепятствования адвокатской деятельности и незаконного вмешательства в нее растет. Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков выразил сожаление по поводу того, что адвокаты вынуждены обращаться в ООН, поскольку не находят поддержки в российской юрисдикции, однако считает, что обращение возымеет положительный эффект и на проблему обратят внимание на международном уровне.

Как рассказал «АГ» один из авторов обращения в ООН, адвокат АП Красноярского края Владимир Васин, поводом для этого послужила следующая ситуация.

В январе 2017 г. сотрудниками красноярского УФСБ в офисе адвоката АП Красноярского края П. было проведено санкционированное судом ОРМ «обследование помещения». Однако фактически был произведен обыск: оперативные сотрудники обследовали помещение, осматривали шкафы, документы на столах, попросили открыть сейф, обследовали с помощью специальной программы содержимое компьютера. Более того, сотрудники ФСБ изъяли часть документов, несмотря на возражения адвоката, который указывал на то, что они являются частью адвокатских досье и охраняются адвокатской тайной.

«Судебное решение, которым было санкционировано мероприятие, представляло собой заготовленный текст, куда вписана фамилия судьи. Само решение содержало общие сведения о том, что ведется комплекс оперативных мероприятий и есть множество данных о разных преступлениях – никакой конкретики в документе не содержалось, отсутствовали указания на возбужденные уголовные дела (к слову, их не было, а ОРМ проводилось вне уголовного дела и даже вне проверки сообщения о преступлении). Указание на адвоката в судебном решении присутствовало в том контексте, что он оказывал юридическую помощь одной из фирм, в отношении которых велась оперативная деятельность», – сообщил Владимир Васин.

В мае 2017 г. суд отклонил жалобу, в которой указывалось, что под санкционированным судом обследованием офиса адвоката был завуалирован обыск, что привело к серьезному вмешательству в адвокатскую деятельность и нарушению адвокатской тайны. При этом суд указал в решении, что «обследование является прямым аналогом обыска» и соответствует закону. Апелляция поддержала решение первой инстанции, в передаче кассационной жалобы было отказано.

В связи с произошедшим в ЕСПЧ была направлена жалоба на нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в которой обращается внимание на то, что обследование, проведенное в служебном офисе адвоката в отсутствие обоснованного подозрения и в нарушение гарантий охраны профессиональной тайны, вышло за пределы вмешательства, «необходимого в демократическом обществе для достижения преследуемой законной цели». Кроме того, как сообщил Владимир Васин, в настоящее время готовится жалоба в Конституционный Суд РФ, в которой будет поставлен вопрос о конституционности ряда норм Закона об оперативно-розыскной деятельности, позволяющих такое вмешательство.

Также представители красноярской адвокатуры решили привлечь к проблеме внимание и иного международного правового органа – ООН. «Это “обследование” не отличается по своей манере исполнения и ее практическому эффекту от “обыска”, независимо от его характеристики в соответствии с внутренним законодательством», – указано в письме к спецдокладчику по вопросу независимости прав судей и адвокатов Диего Гарчя-Саяну. В обращении красноярские адвокаты просят оказать помощь в устранении нарушений и обеспечении международных средств защиты прав и законных интересов адвоката П.

Комментируя решение задействовать такой редкий способ защиты прав, как обращение в ООН, Владимир Васин пояснил, что заявители не ждут никакого обязательного для России решения. «Подобные специальные процедуры носят, скорее, мониторинговый характер. Результатами обращения могут быть реакция специального докладчика на конкретное дело и его запрос в целях изучения ситуации; включение описанной ситуации в тематические и общие доклады; обращение внимания государства на допущенные нарушение и некоторые рекомендации в связи с этим», – заключил он.

Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Вадим Клювгант подтвердил, что случаи проведения обысков, завуалированных под оперативно-розыскное мероприятие «обследование помещения», известны на практике. «И хотя они не стали систематическими, но их количество, как и количество прочих изощренных, неявных, непроцессуальных или квазипроцессуальных форм воспрепятствования адвокатской деятельности, незаконного вмешательства в нее, к сожалению, растет», – отметил он.

Вадим Клювгант пояснил, что цель таких подмен связана с незаконным стремлением сотрудников силовых структур избежать соблюдения предусмотренных законом гарантий адвокатской деятельности, особенно после их усиления с апреля 2017 г. «Описанный в обращении красноярских коллег случай – из этого же ряда, хотя и имел место до принятия нормы закона об обязательном участии уполномоченных адвокатской палаты при проведении осмотра, обыски и выемки у адвоката», – добавил он. При этом зампредседателя Комиссии по защите прав адвокатов обратил внимание на то, что сам по себе факт наличия судебного решения является хотя и необходимым, но недостаточным условием законности проведения таких действий.

«Судебное решение, во-первых, должно быть обоснованным и мотивированным, при этом, помимо конкретного фактического обоснования необходимости проведения самого следственного или оперативно-розыскного действия, специально должны быть приведены основания преодоления адвокатского иммунитета, если оно будет проводиться в отношении адвоката. Само собой разумеется, что проведено может быть именно то действие, на которое дано разрешение судом, а не какое-либо иное, неважно – "похожее" или нет. И так же очевидно, что при проведении "обследования" никакие документы не могут изыматься, а если они были незаконно изъяты, то не могут использоваться в качестве доказательств, поскольку не отвечают критерию допустимости», – заключил он.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков выразил сожаление по поводу того, что адвокаты вынуждены обращаться в столь высокий международный орган по той причине, что не находят поддержки в российской юрисдикции, «притом что, казалось бы, вопрос абсолютно очевиден». «Правоохранительные органы используют возможности закона для злоупотребления правом. Они подменяют одну процедуру, требующую судебного контроля для соблюдения конституционных прав граждан, совершенно иной, которая в данном случае применению не подлежит», – отметил он.

Андрей Сучков считает, что обращение красноярских адвокатов возымеет положительный эффект и на проблему обратят внимание на международном уровне. «Может быть тогда, хотя бы в режиме обсуждения со спецдокладчиком ООН, российские власти обратят внимание на эту проблему и решат ее в позитивном ключе», – выразил надежду исполнительный вице-президент ФПА РФ


ЧИТАТЬ ТАКЖЕ
Хороший знак

Краснодарский край 23.10.2018

Пресс-служба ФПА РФ

Адвокат Михаил Беньяш отпущен под залог

Не допустить необоснованной меры пресечения

Краснодарский край 22.10.2018

Пресс-служба ФПА РФ

Президент ФПА РФ в связи с делом адвоката Михаила Беньяша обратился к прокурору Краснодарского края

Ответ Минюста России на обращение ФПА РФ

Москва 09.10.2018

Пресс-служба ФПА РФ

В связи с обращением ФПА РФ в защиту прав адвоката Минюст России направил письма в Федеральную службу войск национальной гвардии РФ, Федеральную службу судебных приставов РФ и Совет судей РФ