• Войти

Страшней проекта зверя нет

О слонопотамах и предлагаемых поправках в Закон об адвокатуре

0
1319



– Караул! Караул! – закричал Пятачок. – Слонопотам, ужасный Слонопотам!!! –
И он помчался прочь, так что только пятки засверкали, продолжая вопить:
– Караул! Слонасный ужопотам! Караул! Потасный Слоноужам! Слоноул! Слоноул! Карасный Потослонам!…
А.А. Милн «Винни-Пух и все-все-все»

Временами немногочисленные (почти всегда одни и те же) коллеги болезненно реагируют на проекты актов, имеющих отношение к адвокатуре.

Когда разрабатывали Правила поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», иные пифии вещали, что этот документ не хуже бубонной чумы выкосит треть адвокатуры, а остальных отправит из века Интернета в век каменный.

Уцелевшие чуть было не отправились под нож Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве. Будто бы скрывавшаяся там Маска красной смерти самому Эдгару Аллану По не снилась. Словами не описать, какой «чисткой рядов» обещало обернуться утверждение Стандарта.

Указанные коллеги бурно реагировали и на повторное закрепление в КПЭА обязанности всегда блюсти честь и достоинство. Как уж тут было выжить?!

Впрочем, уложим вышеописанное узкоколлективное бессознательное на прокрустово ложе статистики. Лично я знаю всего один случай, когда в решении о прекращении статуса адвоката содержалась ссылка на какие-то из указанных актов/поправок. Коллеги, подскажете еще парочку примеров для коллекции?

Равным образом никому не помешали жить обновленные порядок сдачи квалификационного экзамена и перечень вопросов. Напротив, они сделали экзамен современнее, технологичнее. Хотя их тоже критиковали на стадии обсуждения.

Помните пьесу Владимира Набокова «Событие»? Там художник Трощейкин с ужасом ждет возвращения некоего Барбашина. Тот когда-то покушался на жизнь художника, попал в тюрьму, но обещал закончить начатое. До Трощейкина доходят слухи, что Барбашин на свободе. Его страх перерастает в настоящую панику, но из Барбашина оказался посредственный Терминатор – он так и не возвращается…
 
Согласно парадоксу Гегеля, история учит тому, что ничему не учит. Поэтому дай мне руку, дорогой читатель (как писал Томас Майн Рид в книгах нашего детства), и я покажу тебе Самого Страшного Слонопотама.

Вон он стоит на поляне Волшебного леса среди других новелл законопроекта № 469485-7. «Кровожадный, ликом темный, он бросает злые взоры», – расстрелянный поэт писал будто о нем. В жутких лапищах он зажал невероятный объем жесточайших проверочных полномочий и знай себе озирается, выискивая, кого бы уже взгреть этим объемом, кому бы тут задать дроздов.
 
Другие поправки немного обиженно жмутся друг к дружке. Каких только замечательных среди них нет, а слава досталась поправке-слонопотаму. Тут и возможность создания коллегий адвокатами-новичками (ликуй, молодежь!). Здесь и отличный инструментарий структурирования устройства адвокатского бюро (к удовлетворению партнеров всех поколений). И возможность избрания президентов палат всей адвокатской вольницей. И гонорар успеха. Точнее, так: И ГОНОРАР УСПЕХА! Когда я скачал с сайта Госдумы законопроект, я просил близких ущипнуть меня: неужели у success fee снова есть шанс?

Думаю, заслуживает поддержки и уточнение порядка изменения членства в адвокатской палате. Раньше в сообществе бытовала гораздо более суровая позиция. Ее высказывал, например, Г.М. Резник: «Норма, предоставляющая адвокату право произвольного выбора реестра, оказалась в Законе в конечном счете по недосмотру»[1]. А первая редакция Закона об адвокатуре и вовсе запрещала смену палаты в первые два года адвокатской практики. Тот порядок был намного жестче предлагаемого, ведь законопроект оставляет изменение членства в палате доступным любому адвокату.
 
А что же слонопотам? Поправьте меня, но речь идет о наделении ФПА лишь классическими кассационными полномочиями – отменить решение и направить дело на новое рассмотрение, сопроводив указаниями.

Указания эти тоже традиционны. Кассация указывает на толкование норм. Она не может счесть доказанными обстоятельства, которые ранее не были установлены. При этом кассации не запрещено давать указания в части оценки фактических обстоятельств, устанавливать которые будут нижестоящие инстанции.
 
Кассационная инстанция не вправе предрешать достоверность и преимущество доказательств, а также то, какая норма права должна быть применена и какое решение должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Законопроект не содержит ни одного из этих «запретных» полномочий.

Наряду с положительными отзывами и критикой, вызванной слонопотамофобией, встречается и критика конструктивная. Так, если я правильно понял соответствующий отзыв, совет Адвокатской палаты г. Москвы считает более целесообразным наделение Совета ФПА РФ полномочиями апелляционной инстанции – по аналогии с компетенцией суда при обжаловании решения палаты. Пожалуй, эта модель может быть альтернативной по отношению к кассационной модели.
 
А если интересно взглянуть на поправки, действительно ставившие адвокатуру с ног на голову, поищите в по-прежнему доступном Интернете старые законопроекты, которые, к счастью, не стали законами. Там содержались весьма радикальные предложения по изъятию у адвокатской вольницы прав самоуправления в пользу государства. Законопроект № 469485-7 исходит из незыблемости принципа самоуправления адвокатуры, и это его огромный плюс.
 
Кстати, помните, что сделал Пятачок, поняв, что никакого слонопотама не было? Он почти окончательно решил убежать из дома и стать моряком. Не худший выход, между прочим. Так что не вешать нос, гардемарины.


[1] Резник Г.М. «Настройка» Закона об адвокатуре: от правовой концепции к непротиворечивой практике // Российская юстиция. 2002. № 10.

Комментарии
НОВОСТИ
Без ведома адвоката

Санкт-Петербург 16.10.2018

Пресс-служба ФПА РФ

Допустимость доказательств и выявление фальсификаций

Санкт-Петербург 15.10.2018

Пресс-служба ФПА РФ

Движение в нужном направлении

Республика Беларусь 15.10.2018

Пресс-служба ФПА РФ