• Войти

Суд сводит на нет усилия адвокатуры по повышению качества юрпомощи

Правоохранительные органы и суды часто не учитывают сути корпоративных актов

0
721

Недавно появилась новость о том, что Ленинский районный суд г. Пензы удовлетворил административный иск прокурора к АП Пензенской области и признал, что ряд пунктов утвержденного Советом палаты Положения об оказании субсидируемой юридической помощи адвокатами АП Пензенской области (далее – Положение), участвующими в качестве защитника по назначению в порядке ст. 50 и 51 УПК РФ, в качестве представителя в гражданском судопроизводстве по назначению в порядке ст. 50 ГПК РФ и ст. 54 КАС РФ, не соответствуют Конституции РФ, УПК РФ, Федеральным законам об адвокатуре и прокуратуре.

В спорных пунктах установлены содержание требований органов дознания, предварительного следствия или суда о назначении адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве, сроки направления и поступления таких требований, особая процедура направления защитника для участия в неотложных процессуальных или следственных действиях, которые невозможно запланировать заранее. Кроме того, в них закреплены право Совета АП Пензенской области приостановить направление защитников в конкретный орган дознания, предварительного следствия или суд при систематическом направлении срочных требований в соответствии с п. 12 Положения, а также обязанность адвоката, вступившего в дело в порядке ст. 51 УПК РФ, выяснить факт участия в деле защитника по соглашению и в этом случае – проверить соблюдение процессуальных норм привлечения к делу защитника по назначению и заявить ходатайство об устранении нарушений.

Ознакомившись с решением Ленинского районного суда г. Пензы, пришел к выводу о том, что оно, мягко говоря, противоречиво. И, конечно, на мой взгляд, указанное решение подлежит отмене.

Печально наблюдать ситуацию, когда суд, не разобравшись в сущности поставленного вопроса и не учтя специфики адвокатской деятельности, вынес решение, полностью основанное на доводах административного истца. Напомню, представитель СУ СК РФ по Пензенской области указывал, что следователи не могут проводить допросы подследственных в ночное время в связи с тем, что колл-центр АП Пензенской области не работает с 22 часов до 6 часов утра.

В первую очередь в глаза бросается игнорирование судом того факта, что адвокат, как и любой гражданин, имеет конституционное право на отдых. По каким-то причинам суд счел, что адвокат обязан осуществлять свою профессиональную деятельность в ночное время, несмотря на то, что в уголовно-процессуальном законодательстве РФ закреплено, что производство следственного действия в ночное время (с 22 до 6 часов) запрещено, за исключением случаев, не терпящих отлагательств (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Но с каких пор допрос подозреваемого является случаем, не терпящим отлагательств?

Доводы суда о несоответствии п. 9–13 Положения требованиям ст. 6.1, 46, 47, 49 и 164 УПК РФ являются просто абсурдными. Указанные в Положении АП Пензенской области нормы никак не влияют на разумность сроков уголовного судопроизводства, поскольку согласно ст. 46 УПК РФ задержанный, подозреваемый должны быть допрошены не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.

Нормы Положения о приостановлении направления защитников в орган дознания, следствия при систематическом направлении ими срочных требований в адвокатскую палату продиктованы тем, что подобными действиями следственные и судебные органы нарушают право граждан на квалифицированную юридическую помощь. Дело в том, что зачастую запросы, содержащие указания о явке адвоката в течение часа, преследуют обратную цель – не позволить адвокату, назначенному палатой, явиться для участия в тех или иных следственных действиях и заявить о привлечении так называемого «карманного» адвоката, который якобы случайно находится там по другому делу.

Представители правоохранительных органов и судов не понимают, а часто и не хотят понять, что установление таких запретов в рамках регулирования порядка участия адвокатов по назначению направлено на соблюдение конституционных норм о праве подозреваемых (обвиняемых) на получение квалифицированной юридической помощи, искоренение порочных внепроцессуальных связей адвокатов и сотрудников правоохранительных органов и судов. Кроме того, остается неясным, почему правоохранительные органы и суды забывают о принципе разумного расходования бюджетных средств – работа защитника по назначению в ночное время оплачивается по повышенным ставкам, стоит ли в таком случае проводить следственные действия, не требующие срочности, по ночам?

Суд в своем решении также ссылается на превышение полномочий со стороны Совета АП Пензенской области, выразившееся в установлении в Положении норм, возлагающих на адвоката по назначению обязанности проверять наличие в деле адвоката по соглашению. По мнению суда, такая норма противоречит Стандарту осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве и уголовно-процессуальному законодательству (далее – Стандарт).

Между тем, на мой взгляд, судом дано неправильное толкование норм Стандарта, а именно п. 4, в котором указано, что адвокату следует при первом свидании с подзащитным выяснить наличие обстоятельств, препятствующих принятию поручения на защиту или исключающих участие адвоката в производстве по уголовному делу.

Именно наличие в уголовном деле адвоката по соглашению исключает возможность участия в деле адвоката по назначению. Включение «адвоката-дублера» недопустимо и нарушает предусмотренное ст. 50 УПК РФ право подозреваемого (обвиняемого) на выбор защитника. Зачастую следователи (дознаватели) при наличии «неугодного» им адвоката по соглашению пытаются привлечь адвоката по назначению и провести с его участием следственные действия, при этом, разумеется, не известив об этом адвоката по соглашению, чем нарушают право подозреваемого (обвиняемого) на свободный выбор защитника.

Норма п. 29 Положения направлена именно на эти случаи нарушения прав подзащитных и абсолютно не преследует цели проверки процессуальных полномочий следователя в рамках расследуемого уголовного дела.

С учетом изложенного считаю решение суда незаконным и подлежащим отмене, так как оно сводит на нет усилия всего адвокатского сообщества в лице адвокатских палат, ФПА РФ и Минюста России по повышению качества оказываемой адвокатами в качестве защитников по назначению юридической помощи.

Источник публикации:
колонка автора на сайте «АГ»

Комментарии
НОВОСТИ
Проекты на полугодие

Белгородская область 12.11.2018

Пресс-служба ФПА РФ

«Альфа и омега» адвокатуры

Москва 12.11.2018

Пресс-служба ФПА РФ

Завоевать доверие клиентов

Москва 09.11.2018

Пресс-служба ФПА РФ