• Войти

Правовая позиция ФПА РФ

О проекте федерального закона № 631546-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

328
07.02.2019

Председателю Государственной Думы
Федерального Собрания Российской Федерации
В.В. Володину


Уважаемый Вячеслав Викторович!

В Федеральной палате адвокатов Российской Федерации рассмотрен проект федерального закона № 631546-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее – законопроект), внесенный в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации группой депутатов во главе с А.В. Андрейченко.

Законопроект направлен на совершенствование уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего порядок добровольного сообщения лица о совершенном им преступлении, а именно установления общего правила о том, что заявление о явке с повинной может быть сделано только в присутствии защитника.

В связи с этим:

1. Федеральная палата адвокатов Российской Федерации в целом поддерживает законопроект, так как он направлен на решение одной из основных задач нашего государства – обеспечение законного и объективного правосудия, сформированного на принципах уважения личности и права на защиту.

Как справедливо отмечено в пояснительной записке авторов законопроекта, в настоящее время система правосудия не позволяет в полной мере обеспечить соблюдение изложенных конституционных гарантий.

Адвокатской практике известны многочисленные случаи крайне негативной правоприменительной практики в деятельности правоохранительных органов, когда в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, применяется физическое либо психическое насилие с целью получения от него признательных показаний, которые оформляются в виде явок с повинной и впоследствии используются в качестве доказательств.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) неоднократно обращал внимание на то, что использование признательных показаний, полученных в отсутствие оказания юридической помощи, умаляет справедливость разбирательства в целом (Постановление ЕСПЧ от 13 марта 2014 г. по делу «Пакшаев против Российской Федерации»).

В Постановлении ЕСПЧ от 13 июля 2010 г. по делу «Лопата против России» (Lopata v. Russia, жалоба № 72250/01) отмечалось, что использование для обвинения заявителя в совершении преступления «явки с повинной», добровольный характер получения которой вызывает сомнения, написанной в отсутствие защитника, представляет собой нарушение пункта 1 и подпункта «с» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Доводы представителей Российской Федерации о том, что согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству «признание» не являлось процессуальным документом, который должен или может быть составлен в присутствии защитника, а представляло собой выражение доброй воли обвиняемого и содержали разъяснения ст. 51 Конституции Российской Федерации, не были приняты Европейским Судом (см. п. 128).

17 июля 2018 г. Европейский Суд вынес аналогичное Постановление по делу «Фефилов против России».

Верховный Суд Российской Федерации в п. 10 Постановления Пленума от 29 ноября 2016 г. № 55 г. «О судебном приговоре» указал: «В тех случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, подсудимый обращался с письменным или устным заявлением о явке с повинной, и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления с учетом требований части 11 статьи 144 УПК РФ права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном главой 16 УПК РФ; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав».

Как видим, согласно правовой позиции Пленума ВС РФ, явка с повинной может быть признана доказательством, но только в том случае, если явившемуся лицу разъяснили права не свидетельствовать против себя самого, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия должностных лиц. При этом возможность осуществления этих прав должна быть реально обеспечена, что означает обязательное присутствие защитника.

Участие защитника снизит количество случаев оказания незаконного воздействия на такое лицо. Появится возможность оперативного реагирования на незаконные действия сотрудников правоохранительных органов (проведение освидетельствования, обращение с заявлением о преступлении и т.д.).

Таким образом, инициаторы данного законопроекта предлагают имплементировать в национальное законодательство положения, которые признаны необходимыми и приняты в судебной практике Европейского суда по правам человека и Верховного Суда РФ.

В связи с этим не может быть никаких основательных возражений против данного законопроекта.

2. Вместе с тем считаем неприемлемой предлагаемую в законопроекте формулировку ч. 3 ст. 142 УПК РФ, разрешающую отступление от общего правила, которое заключается в том, что: «Если заявление о явке с повинной сделано в отсутствие защитника, то применение видеозаписи хода принятия заявления о явке с повинной является обязательным».

Наше мнение основано на следующем.

Во-первых, обращает на себя внимание взаимоисключающий характер правовых положений, некорректно сформулированных в проекте ч. 3 ст. 142 УПК РФ. В частности, формулировка правовой нормы в первом предложении о том, что «Заявление о явке с повинной может быть сделано только в присутствии защитника», по нашему мнению, исключает возможность применения иного варианта подтверждения добровольного характера явки лица с повинной.

Во-вторых, предлагаемое авторами законопроекта положение о возможности применения видеозаписи при явке лица с повинной в отсутствие защитника не может в полной мере, исходя из судебной практики ЕСПЧ и ВС РФ, удостоверить добровольность его показаний, а следовательно, умаляет доказательственную силу такого признания.

В-третьих, как показывает правоприменительная практика, исключение может стать правилом и перечеркнуть все благие начинания законодателя. Очевидно, что правоохранители не всегда заинтересованы в вызове адвоката, проведут предварительную работу с лицом, потом же, в нужный момент, включат видеозапись.

Считаем, что оказывать юридическую помощь лицу в данной ситуации и обеспечивать ему надлежащие гарантии должен только защитник.

Именно адвокат-защитник в конфиденциальной беседе с подозреваемым лицом сможет выяснить добровольность написания явки, разъяснить положения ст. 51 Конституции РФ и затем, удостоверив своей подписью протокол, засвидетельствовать соблюдение процессуальных прав. Видеозапись не позволит в полной мере обеспечить соблюдение конституционных гарантий лица, что, кстати, является целью законопроекта.

В-четвертых, считаем несостоятельными возможные доводы о том, что не во всех случаях удастся обеспечить участие защитника.

Оформление явки с повинной не является неотложным процессуальным действием и не ограничено процессуальными сроками. С учетом данных обстоятельств у правоохранителей имеется реальная возможность в любом субъекте Российской Федерации обеспечить лицу участие адвоката при оформлении явки с повинной. Порядок назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, принятый Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации, а в перспективе – автоматизированное распределение между адвокатами поручений дознавателей и следователей, гарантируют без проблем участие адвокатов во всех необходимых процессуальных действиях.

На основании изложенного просим Вас, уважаемый Вячеслав Викторович, довести позицию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации до сведения депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации для возможного учета мнения профессионального сообщества при принятии решения по данному законопроекту.

Президент ФПА РФ
Ю.С. Пилипенко



ДОКУМЕНТЫ
Правовая позиция ФПА РФ

08.06.2018

О проекте федерального закона № 451522-7 «О внесении изменений в части первую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации»

Информационная справка

15.05.2018

о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности в 2017 г.

Правовая позиция ФПА РФ

27.04.2018

О проекте федерального закона № 426225-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»