• Войти

Правовая позиция ФПА РФ

О проекте федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

263
03.10.2018

Статс-секретарю –
заместителю директора
Федеральной службы по финансовому мониторингу
П.В. Ливадному

 

    Уважаемый Павел Валерьевич!

В Федеральной палате адвокатов Российской Федерации рассмотрен проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – законопроект), разработанный Федеральной службой по финансовому мониторингу (далее – Росфинмониторинг).

Изменения предлагается внести в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Как отмечено в сопроводительном письме, законопроект предусматривает дальнейшее вовлечение в «антиотмывочную» систему на основе стандартов ФАТФ адвокатов наряду с другими указанными в законопроекте субъектами из числа юридических и физических лиц. Целью законопроекта названо повышение эффективности национальной системы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового поражения.

I. Изменения, предлагаемые в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»:

– пункт 2 статьи 4 предлагается дополнить положением о том, что Кодекс профессиональной этики адвоката (далее – КПЭА) устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения не только при осуществлении адвокатской деятельности, но и при исполнении требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма;

– статью 6 предлагается дополнить пунктом 31 следующего содержания:

«31. Адвокат имеет иные помимо указанных в пункте 3 настоящей статьи права, которые предусмотрены законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»;

– пункт 1 статьи 7 («Адвокат обязан») предлагается дополнить подпунктом 41 следующего содержания:

«41) исполнять требования законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»;

– статью 8 предлагается дополнить пунктом 4 следующего содержания:

«4. Не является разглашением адвокатской тайны направление информации адвокатом в федеральный орган исполнительной власти, принимающий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения, в соответствии со статьей 71 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»;

– пункт 2 статьи 9 предлагается дополнить подпунктом 3, согласно которому не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката и осуществление адвокатской деятельности лица:

«3) включенные в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, либо включенные в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к распространению оружия массового уничтожения, либо в отношении которых межведомственным координационным органом, осуществляющим функции по противодействию финансированию терроризма, принято решение о замораживании (блокировании) денежных средств или иного имущества»;

– в пункт 2 статьи 14 предлагается включить предписание территориальному органу юстиции направлять ежегодно не позднее 1 февраля копию регионального реестра не только в адвокатскую палату, но и в федеральный орган исполнительной власти, принимающий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения;

– подпункт 2 пункта 2 статьи 36 предлагается дополнить положением, согласно которому «До принятия Кодекса профессиональной этики адвоката либо до внесения в Кодекс профессиональной этики адвоката изменений и дополнений его нормы, касающиеся правил поведения адвоката при исполнении требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и ответственности адвоката за соблюдение таких требований, подлежат согласованию с федеральным органом исполнительной власти, принимающим меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения».

II. Изменения, предлагаемые в Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»:

– статью 71 предлагается изложить в новой редакции, в которой приведен подробный перечень обязанностей адвокатов и иных лиц по исполнению «антиотмывочного» законодательства, их права, а также случаи реализации адвокатом своих полномочий;

– в части 10 статьи 71 предлагается осуществление контроля за исполнением требований этой статьи и принимаемых в соответствии с ней нормативных правовых актов в отношении адвокатов возложить на адвокатские палаты субъектов Российской Федерации;

– статью13 предлагается дополнить положением о том, что адвокаты за нарушение требований статьи 71 названного закона и принимаемых в соответствии с ней нормативных правовых актов несут дисциплинарную ответственность в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката.

Федеральная палата адвокатов Российской Федерации не может согласиться с большинством предлагаемых изменений и поддержать законопроект в части, касающейся адвокатов, по следующим основаниям.

1. Внесение предлагаемых изменений и дополнений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) противоречит его концепции. Согласно Закону об адвокатуре институт адвокатуры создан исключительно для оказания адвокатами квалифицированной юридической помощи. Поэтому странно было бы видеть в структуре Закона об адвокатуре правовые нормы для адвокатов, обязывающие их противодействовать легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем. Следуя подобной логике, в Закон об адвокатуре могли бы быть также включены обязательные для исполнения адвокатами вопросы борьбы с коррупцией и другими уголовными преступлениями.

Считаем, что нет необходимости включать в Закон об адвокатуре правовые положения о правах и обязанностях адвоката в сфере ПОД/ФТ, которые не относятся к адвокатской деятельности, даже если это диктуется интересами государства.

В соответствии со ст. 3 Закона об адвокатуре адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.

2. Предлагаемая в законопроекте норма о допустимости нарушения адвокатской тайны, согласно которой не является нарушением адвокатской тайны направление информации в федеральный орган исполнительной власти, противоречит концепции законодательства об адвокатуре и международным правовым актам.

Закон об адвокатуре и КПЭА в качестве фундаментальной основы адвокатской профессии устанавливает режим адвокатской тайны, а также обязывает адвоката обеспечить его соблюдение.

Конституционное право каждого на получение квалифицированной юридической помощи служит гарантией соблюдения других закрепленных в Конституции РФ прав и свобод граждан.

Предлагаемое законопроектом расширение полномочий адвоката, связанное с применением мер по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, по существу ограничивает право лиц, являющихся доверителями адвоката, на конфиденциальность отношений между ними, право на сохранение информации, доверенной адвокату (адвокатской тайны).

Любое ограничение конституционных прав граждан, в том числе право на обеспечение конфиденциальности сведений, доверенных адвокату, должно быть продиктовано конституционно значимыми целями (часть 3 статьи 55 Конституции РФ), чего в данной ситуации не усматривается.

Обращаем внимание, что международные стандарты, изложенные в рекомендациях ФАТФ, допускают возможность сохранения адвокатской тайны в рамках национального законодательства.

В частности, пояснительная записка к рекомендации 23 (УНФПП – Иные меры) содержит положение о том, что адвокаты … не обязаны сообщать о подозрительных операциях (сделках), если соответствующая информация была получена в обстоятельствах, когда они связаны обязательствами профессиональной тайны или правовой профессиональной привилегии.

Признание и обеспечение со стороны государства конфиденциального характера любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений провозглашаются Основными принципами, касающимися роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, проходившим в августе-сентябре 1990 г.). На необходимость гарантировать независимость адвокатов при ведении дел с тем, чтобы обеспечить оказание свободной, справедливой и конфиденциальной юридической помощи и конфиденциальность отношений с клиентом, указывают Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов (приняты 7 сентября 1990 г.).

Кодекс поведения для юристов в Европейском сообществе (принят 28 октября 1998 г. Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского Союза) также относит к основным признакам адвокатской деятельности обеспечение клиенту условий, когда он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия; при этом требованием конфиденциальности определяются права и обязанности адвоката, имеющие фундаментальное значение для профессиональной деятельности, – адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной им относительно его клиента или других лиц в ходе оказания юридических услуг, причем обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени (пункт 2.3).

3. Предлагаемое в законопроекте положение о том, что адвокаты за нарушение требований статьи 71 названного закона (Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ) и принимаемых в соответствии с ней нормативных правовых актов несут дисциплинарную ответственность в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката, противоречит Закону об адвокатуре (п. 6 ст. 7) и КПЭА, которые устанавливают ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение ими своих профессиональных обязанностей.

4. Законопроект предлагает возложить на адвокатские палаты субъектов Российской Федерации осуществление контроля за исполнением требований статьи 71 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ и принимаемых в соответствии с ней нормативных правовых актов в отношении адвокатов, тем самым возложить на адвокатуру несвойственную ей государственную функцию контроля  за исполнением адвокатами, адвокатскими образованиями и органами адвокатского самоуправления требований «антиотмывочного» законодательства. Это также противоречит концепции законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, соотношению функций государственных органов исполнительной власти в сфере государственного контроля (надзора) с предназначением (функциями) институтов гражданского общества и профессиональных объединений.

5. Требование о предварительном согласовании с федеральным органом исполнительной власти до внесения в Кодекс профессиональной этики адвоката изменений и дополнений его нормы, касающейся правил поведения адвоката при исполнении требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и ответственности адвоката за соблюдение таких требований, противоречит установленным в законе принципам адвокатуры и адвокатской деятельности: корпоративности, независимости и самоуправления.

6. Принятые Советом ФПА РФ решение от 4 декабря 2017 г. (протокол № 8) и Рекомендации по исполнению адвокатами требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, на наш взгляд, являются достаточным инструментом решения адвокатурой задач ПОД/ФТ.

7. Не считаем необходимым закреплять в Законе об адвокатуре правовую норму об обмене реестрами адвокатов между Минюстом России и Росфинмониторингом. Закон об адвокатуре имеет иной предмет регулирования – адвокатскую деятельность и адвокатуру, а не организацию взаимодействия этих ведомств. Решение данного вопроса, на наш взгляд, возможно в рамках межведомственного взаимодействия.

8. Считаем допустимым включение в Закон об адвокатуре ограничения права на приобретение статуса адвоката претендентами, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, либо включенные в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к распространению оружия массового уничтожения, либо в отношении которых межведомственным координационным органом, осуществляющим функции по противодействию финансированию терроризма, принято решение о замораживании (блокировании) денежных средств или иного имущества.

С учетом изложенного предлагаем учесть правовую позицию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по законопроекту.

Президент ФПА РФ
Ю.С. Пилипенко

ДОКУМЕНТЫ
Правовая позиция ФПА РФ

08.06.2018

О проекте федерального закона № 451522-7 «О внесении изменений в части первую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации»

Информационная справка

15.05.2018

о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности в 2017 г.

Правовая позиция ФПА РФ

27.04.2018

О проекте федерального закона № 426225-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»