• Войти

Правовая позиция ФПА РФ

О проекте федерального закона № 426225-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

938
27.04.2018

Председателю Государственной Думы
Федерального Собрания
Российской Федерации
В.В. Володину

 

Уважаемый Вячеслав Викторович!

В Федеральной палате адвокатов Российской Федерации рассмотрен проект федерального закона № 426225-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее – законопроект), внесенный в Государственную Думу Президентом Российской Федерации.

Законопроектом предлагается установить в качестве основного способа формирования состава суда использование автоматизированной информационной системы с учетом нагрузки и специализации судей, который исключит влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства, что позволит укрепить самостоятельность и независимость судей.

Законопроектом допускается формирование состава суда в ином порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства, в случае невозможности функционирования в суде автоматизированной информационной системы.

Кроме того, в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации закрепляется процессуальный статус помощника судьи по аналогии со статусом и полномочиями помощника судьи, закрепленными в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации.

Вводится обязательная аудиозапись судебного заседания по уголовным делам, а также предусматривается возможность подачи замечаний на нее.

 

Считаем, что законопроект заслуживает поддержки с учетом следующих замечаний и предложений.

 

1. Формирование состава суда с использованием автоматизированной информационной системы с учетом нагрузки и специализации судей, исключающей влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства, является полезным и отвечает интересам участников уголовного судопроизводства.

В то же время законопроект содержит положение, согласно которому в случае невозможности функционирования в суде автоматизированной информационной системы допускается формирование состава суда в ином порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства. Неопределенность данного положения на практике может повлечь проблемы его правоприменения.

На наш взгляд, в законопроекте ч. 1 ст. 30 УПК РФ требует уточнения и может быть изложена в следующей редакции: «1. Рассмотрение уголовных дел осуществляется судом коллегиально или судьей единолично. Состав суда для рассмотрения каждого дела формируется с учетом нагрузки и специализации судей путем использования автоматизированной информационной системы. В случае невозможности использования в суде автоматизированной информационной системы по техническим причинам, на устранение которых по письменному заключению обслуживающих ее специалистов (специалиста) потребуется не менее пяти суток (возможно, необходим и другой ограничительный срок), допускается формирование состава суда в ином порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства.».

Считаем, что требуется также либо законодательное разъяснение понятия: «…формирование состава суда в ином порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства», либо указание на обычный («ручной») порядок формирования состава суда в период устранения технических причин невозможности использования автоматизированной информационной системы.

По нашему мнению, других причин «невозможности использования в суде автоматизированной информационной системы» для формирования состава суда быть не должно.

 

2. Поддерживаем введение новой ст. 244-1 УПК РФ, расширяющей полномочия помощника судьи.

Предлагаемая процессуальная норма наделяет помощника полномочиями по оказанию помощи судье в подготовке и организации судебного разбирательства, а также в подготовке проектов судебных решений, что актуально в условиях повышенной нагрузки на судей.

Замечаний и предложений нет.

 

3. Поддерживаем обязательное введение аудиозаписи судебного заседания по уголовным делам, считаем данную законодательную инициативу востребованной и решающей множество накопившихся проблем, связанных с изготовлением судами протоколов судебных заседаний, не всегда соответствующих ходу судебного разбирательства (ст. 259, 260 УПК РФ).

При этом считаем необходимым высказать следующие замечания и предложения по совершенствованию законопроекта:

 

3.1. Законопроектом в ст. 42, 44, 47, 54 УПК РФ участники уголовного судопроизводства (потерпевший, гражданский истец, обвиняемый, гражданский ответчик) наделяются правом знакомиться с протоколом и аудиозаписью судебного заседания, а также подавать на них замечания.

В законопроекте в соответствии с ч. 7 ст. 259 УПК РФ: «… Председательствующий обеспечивает сторонам возможность ознакомления с протоколом судебного заседания в течение 3 суток со дня получения ходатайства. Председательствующий вправе предоставить возможность ознакомления с протоколом и иным участникам судебного разбирательства по их ходатайству и в части, касающейся их показаний…».

Согласно главе 8 УПК РФ иными участниками уголовного судопроизводства являются свидетель (ст. 56), эксперт (ст. 57), специалист (ст. 58), переводчик (ст. 59), понятой (ст. 60).

В связи с этим считаем, что право на ознакомление с протоколом судебного заседания и аудиозаписью судебного заседания иных участников уголовного судопроизводства, а также их право подавать на них замечания должно быть прописано в ст. 56, 57, 58, 59 и 60 УПК РФ и должно разъясняться указанным лицам судом, чтобы они имели возможность его реализовать в порядке, предусмотренном ст. 259, 260 УПК РФ.

 

3.2. Законопроектом в ч. 1 ст. 259 УПК РФ не допускается использование средств аудиозаписи в закрытом судебном заседании.

Не можем с этим согласиться и считаем, что в закрытом судебном заседании также должна применяться аудиозапись для обеспечения достоверности протокола суда при условии, что будет введено ограничение на изготовление и передачу копии аудиозаписи участникам судебного разбирательства. При таком подходе интересы правосудия и отдельных участников процесса не пострадают.

 

3.3. Законопроект не содержит нормы об отнесении аудиозаписи судебного заседания к доказательствам наряду с проколами следственных и судебных действий.

В связи с этим предлагаем п. 5 ч. 2 ст. 74 УПК РФ дополнить соответствующим положением и изложить его в следующей редакции: «5) протоколы следственных и судебных действий, аудиозапись судебного заседания».

 

3.4. Предлагаем в законопроекте ч. 1 ст. 259 УПК РФ после второго предложения дополнить следующим предложением: «…Содержание протокола судебного заседания должно соответствовать содержанию аудиозаписи судебного заседания.».

Считаем, что при отсутствии такого указания может возникнуть процессуальная коллизия, когда протокол суда и аудиозапись судебного заседания будут иметь содержательное расхождение, а закон не определил, которое из этих доказательств имеет большую правовую силу.

Одновременно предлагаем изменить в законопроекте неудачную, на наш взгляд, редакцию первого предложения ч. 6 ст. 259 УПК РФ, изложив его в следующем виде: «Протокол в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания…», далее по тексту.

 

На основании изложенного просим Вас, уважаемый Вячеслав Викторович, довести позицию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации до сведения депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации для возможного учета мнения профессионального сообщества при принятии решения по данному законопроекту.

 

Президент ФПА РФ
Ю.С. Пилипенко

ДОКУМЕНТЫ
Правовая позиция ФПА РФ

08.06.2018

О проекте федерального закона № 451522-7 «О внесении изменений в части первую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации»

Информационная справка

15.05.2018

о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности в 2017 г.

Правовая позиция ФПА РФ

27.04.2018

О проекте федерального закона № 426225-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»