Выступление доцента кафедры криминалистики МГЮА им. О.Е. Кутафина, главного редактора журнала «Эксперт-криминалист» Ярославы Комиссаровой на XVII Ежегодной научно-практической конференции «Адвокатура. Государство. Общество»

Доцент кафедры криминалистики Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), главный редактор федерального научно-практического журнала «Эксперт-криминалист» Ярослава Комиссарова в своем докладе подняла вопрос о фальсификации доказательств с использованием специальных знаний.

Она отметила, что сейчас в практике заключение эксперта становится «царицей доказательств». По ее словам, это особенно актуально при производстве по уголовным делам, связанным с сексуальным насилием над несовершеннолетними, по делам об экстремизме и др.

В то время как согласно УК РФ за фальсификацию доказательств предусмотрена ответственность лица, проводящего дознание, следователя, прокурора или защитника, для эксперта такая ответственность не установлена. Более того, заведомую ложность заключения эксперта практически невозможно доказать, отметила спикер.

Ярослава Комиссарова призналась, что ее беспокоит то обстоятельство, что правоприменитель, назначающий экспертизу по делу, не обязан проверять компетентность специалиста, которому он доверяет проведение этой экспертизы.

Она задалась вопросом, с какого момента лицо, ведущее научную деятельность в определенной области, может считаться экспертом. В соответствии с УПК РФ экспертом может стать лицо, которого следователь или судья, не обладающие специальными знаниями, назначают экспертом. «Надо подумать об информационном письме для защитников: когда при производстве экспертизы в отношении живых лиц можно опираться на авторские методы», – считает Ярослава Комиссарова.

По ее мнению, критерия допустимости такой экспертизы всего два. Во-первых, лицо, назначающее экспертизу, должно быть уведомлено экспертом, что тот при исследовании будет опираться на свой авторский метод. Во-вторых, лицо, в отношении которого должна проводиться экспертиза, должно выразить готовность в участии в экспериментальной части исследования.

Одной из «вечных» проблем докладчик считает неразрешенность вопроса о том, как оценивать научную обоснованность заключения эксперта.

«Может быть, поручение производства экспертизы заведомо некомпетентным лицам можно рассматривать как покушение на фальсификацию доказательств?» – спрашивает спикер.

Будучи криминалистом, а не юристом, Ярослава Комиссарова предложила аудитории – адвокатам, участвующим в конференции офлайн и онлайн – помочь найти ответ на этот вопрос.


Вернуться на страницу новости.