• Войти

Особый статус

Российские адвокаты вправе открыто критиковать судебную систему при условии соблюдения норм закона и правил профессиональной этики

0
291

Осуществление права свободно выражать свое мнение, установленное Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, имеет определенные ограничения, необходимые в демократическом обществе в интересах «защиты репутации или прав других лиц, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».

Основные принципы, касающиеся роли юристов, принятые Конгрессом ООН по предупреждению преступности в 1990 г., устанавливают, в частности, что адвокаты имеют право на свободу выражения мнения, убеждений и собраний, но должны «в своих действиях всегда руководствоваться правом, признанными нормами и профессиональной этикой адвоката», а также при всех обстоятельствах сохранять честь и достоинство, присущие их профессии, как ответственные сотрудники в области отправления правосудия.

Высказывания лица, выступающего в профессиональном качестве, более значимы и весомы. Такие высказывания могут причинить гораздо больше вреда интересам правосудия, чем высказывания обывателя, поскольку исходят от лиц, которые являются специалистами в своей области и пользуются большим доверием в обществе, играя своеобразную роль посредников между ним и судебной властью. По этой причине лица, профессионально занимающиеся, в частности, юриспруденцией и журналистикой, несут повышенную ответственность за свои высказывания в силу особого статуса.

Свобода слова адвоката в отношении правосудия ограничивается публичными интересами обеспечения авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

Таким образом, все профессиональные участники судопроизводства не могут пользоваться неограниченной свободой слова, так как их действия должны соотноситься с ценностями поддержания авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

Адвокат обязан соблюдать нормы Кодекса профессиональной этики, которые устанавливают, что он должен проявлять уважение к суду и, возражая против действий судей, делать это в корректной форме и в соответствии с законом. При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан «придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению».

При всех обстоятельствах адвокат «должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии», а поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, либо умаляет авторитет адвокатуры, должен стать предметом дисциплинарного разбирательства.

Что касается правовой оценки решений органов адвокатского самоуправления в отношении Виталия Буркина и Сергея Наумова, следует отметить, что судебное решение Ленинского районного суда Саранска Верховный Суд Республики Мордовия 23 января отменил. Убежден, что и по иску Виталия Буркина суд также согласится с решением Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан.

Некоторые авторы, высказывая удивление в отношении тяжести мер дисциплинарных взысканий, предельно кратко упоминают о сути проступков и последующем поведении Буркина и Наумова. Один якобы лишь покритиковал судебную систему, а другой явился в суд в бандане (в других публикациях – в шортах, поскольку не успел переодеться).

Считаю полезным напомнить сочувствующим о реальных «подвигах» бывших адвокатов.

Буркин в целом ряде публикаций в социальных сетях в грубой форме допускал неуважительные высказывания в отношении суда, распространял не соответствующие действительности порочащие суд выражения, умаляющие авторитет судебной власти, чем грубо нарушил нормы Кодекса профессиональной этики адвоката.

В частности, в статье о судебной системе «Как стать судьей?» он писал: «…Потому что первое правило этой системы звучит так – принимать только своих. А чтобы стать своим, надо обязательно быть замешанным ранее в каком-нибудь коррупционном деле, желательно, чтоб это было какое-то воровство, даже мелкое. Чтоб под страхом разоблачения будущий судья не побоялся исполнять любые приказы, кандидат должен быть беспринципным, в идеале даже подлым. Вот это и есть dress code для пропуска в “свет”».

Присутствуя на заседании Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан, Буркин, по оценке членов Совета, при рассмотрении его дисциплинарного дела «вел себя крайне агрессивно и вызывающе, в резкой и провокационной форме отрицая факт нарушения им правил профессиональной этики. Он не пожелал слушать членов Совета, которые пытались объяснить ему суть дисциплинарного проступка и ссылались при этом на принятые в адвокатуре правила и нормы. Более того, он отказался признать за членами Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан право на обсуждение его дисциплинарного проступка».

Наумов в мае явился в судебное заседание Верховного Суда Республики Мордовия в шортах, футболке, джинсовой жилетке и бандане. Судья предлагал Наумову предоставить время, чтобы он мог переодеться, однако Наумов отказался выполнить законные требования суда, и суд вынужден был отложить судебное заседание. В июле суд вынес частное определение в отношении защитника, явившегося на заседание в неподобающей одежде, указав, что «своим внешним видом [адвокат] нарушал порядок в судебном заседании, отказался выполнить требование председательствующего, в связи с чем продолжение судебного заседания ввиду поведения адвоката явилось невозможным и было отложено».

При рассмотрении его дисциплинарного дела Наумов не признал, что нарушал требование Кодекса профессиональной этики, заявил, что его внешний вид соответствовал стилю делового общения, порядок в судебном заседании он не нарушал, а бандану на голове считает «брендом» своего адвокатского кабинета. В последующем Наумов утверждал, что данное решение Совета Адвокатской палаты является показателем ее зависимости «от политической конъюнктуры и посягательством на независимость адвоката», что он «застраховал свою жизнь в размере 100 000 рублей, где выгодоприобретателями в случае его смерти будут библиотеки Пушкинка и Бахтинка». Все это, вместе с текстами его дополнительных исковых заявлений, свидетельствует о недопустимо низком уровне профессиональной квалификации Наумова и вызывает сомнения в его возможности полноценно осуществлять адвокатскую практику, на что Адвокатской палате следовало бы обратить внимание гораздо раньше.

В отношении лишения Виталия Буркина и Сергея Наумова статуса адвоката я не нахожу со стороны Адвокатских палат Республик Башкортостан и Мордовия каких-либо нарушений правил профессиональной этики адвоката, а также каких-либо нарушений процедуры применения самой суровой меры дисциплинарного взыскания – лишения адвокатского статуса.

Не думаю, что в мире найдется такая юрисдикция, где за проступки, подобные тем, которые совершили Виталий Буркин и Сергей Наумов, и за их последующее поведение в отношении органов адвокатского самоуправления были бы приняты иные – более мягкие – меры.

Дисциплинарная практика в российской адвокатуре, пожалуй, наиболее мягкая по сравнению с аналогичной практикой адвокатских сообществ других стран.

Например, в Германии такие дисциплинарные дела в отношении адвокатов расследует прокуратура, а разрешает суд, формируемый Министерством юстиции.

Международный кодекс этики, принятый Международной ассоциацией юристов, устанавливает следующее правило: «Юристы всегда должны поддерживать честь и достоинство своего профессионального сообщества. В ходе осуществления практики, равно как и в частной жизни, они должны воздерживаться от любого поведения, которое может вести к дискредитации профессионального сообщества, членами которого они являются».

Случаи лишения статуса адвоката за грубые нарушения правил профессиональной этики, подобные поведению Виталия Буркина в Башкортостане или Сергея Наумова в Мордовии, случались всегда и какого-либо их увеличения в последнее время не наблюдается. Даже наоборот. За самые разные нарушения норм профессиональной этики в дисциплинарном порядке адвокатского статуса лишились в 2015 г. всего 100 человек, а в 2016 г. – лишь 72 (0,1% от общей численности адвокатов).

В соответствии с Законом об адвокатуре в России жалобы на адвокатов рассматриваются квалификационными комиссиями, формируемыми в количестве 13 человек. В состав этих комиссий входят два судьи, по два представителя от территориального органа юстиции и законодательного органа субъекта РФ и семь адвокатов, избираемых высшим органом адвокатского самоуправления – общим собранием или конференцией адвокатов субъекта РФ. Меры дисциплинарного взыскания в отношении адвоката с учетом заключения квалификационной комиссии принимает тайным голосованием Совет адвокатской палаты субъекта РФ, который избирается в количестве до 15 человек высшим органом адвокатского самоуправления – общим собранием или конференцией адвокатов субъекта РФ.

В члены квалификационной комиссии и совета адвокатской палаты адвокаты избирают наиболее уважаемых и высококвалифицированных коллег, способных всесторонне оценить поведение адвоката, что при непредвзятом подходе позволяет уверенно презюмировать законность и обоснованность их решений.

Именно поэтому Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает, что «применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета».

Комментарии
НОВОСТИ
ФПА поддерживает важные инициативы

Свердловская область 16.02.2018

Пресс-служба ФПА РФ

16 февраля в Екатеринбурге состоялось расширенное заседание Совета ФПА РФ

Первый международный курс HELP завершен

Франция 16.02.2018

Пресс-служба ФПА РФ

В нем участвовали адвокаты России и Армении

Большая конференция в формате минифильма

Москва 16.02.2018

Пресс-служба ФПА РФ

На сайте ФПА РФ размещен краткий видеоотчет о конференции «Новые технологии и правоприменение»