• Войти

Вид на Страсбург из Сибири

Об итогах поездки иркутских адвокатов в Совет Европы и ЕСПЧ

0
449

В конце октября состоялась учебно-ознакомительная поездка наших адвокатов в Совет Европы и Европейский суд по правам человека (Страсбург, Франция), организованная Адвокатской палатой Иркутской области совместно с Юридическим институтом Иркутского государственного университета. Данный визит явился логическим продолжением курсов HELP по программе допустимости доказательств в уголовном процессе, которые были проведены в 2016 г. в Иркутске с участием представителей Федеральной палаты адвокатов РФ и АП Ставропольского края. Мероприятие вызвало большой интерес среди коллег, что подтверждается количеством участников: 34 адвоката нашли время и финансовую возможность на десять дней отвлечься от повседневных забот и узнать для себя что-то новое.

Занятия проходили в здании, знаменитом тем, что именно здесь ЕСПЧ начинал свою деятельность. В течение десятилетий тут проходили судебные заседания.

Удачно подобранная программа позволила за короткое время получить базовые представления о деятельности органов Совета Европы и европейском правосудии.

Особенно запомнилась встреча с судьей ЕСПЧ от Российской Федерации Дмитрием Дедовым, который рассказал об основных тенденциях в практике суда, возможных перспективах его работы с участием России, а также о типичных ошибках заявителей.

По его словам, Россия уверенно входит в пятерку лидеров по количеству жалоб, наряду с Украиной, Турцией и Азербайджаном. При этом в последние годы наблюдается устойчивая тенденция к снижению количества жалоб от россиян. Большинство жалоб, порядка 90%, поступают от лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, и от осужденных. Поводы достаточно стандартные: необоснованное лишение свободы, плохие условия содержания под стражей, пытки, отсутствие справедливого судебного разбирательства. Для нашей страны в последнее время приобрели актуальность жалобы в связи с ограничениями при проведении публичных мероприятий. В решениях Суда сформированы концептуальные подходы, которые применяются к аналогичным делам, с разницей лишь в присужденных суммах компенсаций.

Отдельного упоминания заслуживают сроки рассмотрения дел, точнее, их полное формальное отсутствие. Поступившее в ЕСПЧ дело будет рассматриваться столько, сколько требуется. Это может быть и три года, и пять – семь лет. Причин тому много: огромное количество дел, сложная процедура коммуникации жалоб, длительная переписка с заявителем и государством-ответчиком. Для некоторой разгрузки Суда принято решение с 2017 г. ограничить срок подачи жалоб в ЕСПЧ четырехмесячным периодом (вместо существовавшего шестимесячного) с момента исчерпания эффективных средств национальной правовой защиты. В связи с этим представляет интерес и позиция Европейского суда о сроках рассмотрения дел национальными судами, согласно которой в случае, если на одну судебную инстанцию потрачен год, это не является нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

К числу основных ошибок заявителей и их адвокатов при подаче заявлений в ЕСПЧ относится неправильное понимание компетенции Европейского суда, который не является еще одной инстанцией национального правосудия, поэтому не рассматривает вопросы правильности применения законов или доказанности фактических обстоятельств дела. Также не всегда есть понимание, что в Европейском суде рассматриваются дела, где ответчиком всегда выступает государство, частноправовые споры Суд не регулирует.

Вызвал интерес и порядок формирования судебных секций, при котором учитываются и гендерный признак, и география стран-участниц, и внешнеполитические аспекты. Например, невозможно предположить, чтобы в одной секции Суда одновременно работали судьи из Армении и Азербайджана. Судья от страны-участника формально полностью не зависит от назначившего его государства и не является его представителем. Любопытно было узнать, что для ЕСПЧ существует проблема единообразия судебной практики, которая решается путем привлечения в процесс подготовки решений специальных консультантов. Цель их работы – возможное избежание противоречивых подходов при рассмотрении аналогичных дел.

Для нас большой удачей была возможность присутствовать на заседании Большой палаты ЕСПЧ, которая рассматривала дело «Денисов против Украины» (case 76639/11). Фабула дела вполне актуальна для российской судебной системы. Заявитель – председатель апелляционного хозяйственного суда в Киеве – был снят со своей должности и оставлен работать судьей после проведенной проверки и выявленных нарушений. По мнению г-на Денисова, он был лишен права на справедливое судебное разбирательство на Украине, где ему было отказано в восстановлении в должности. Со стороны государства допущено вмешательство в личную жизнь, поскольку в результате увольнения изменилось его пенсионное содержание и пострадала профессиональная репутация в судейском сообществе.

Судебное разбирательство проходило в обстановке, которую вполне можно назвать торжественной. Полный зрительный зал, синхронный перевод на русский язык, двадцать судей в огромном зале заседаний, краткие, не более 15 минут, выступления представителя Правительства Украины и адвокатов заявителя, вопросы суда к сторонам, перерыв на подготовку ответов, собственно ответы на вопросы суда.

Господина Денисова представляли два адвоката из Великобритании, позицию Правительства высказывал (на мой взгляд, вполне убедительно) один представитель. Характерно, что увольняли заявителя при одной украинской власти, а к моменту рассмотрения дела в суде, как мы знаем, власть сильно поменялась. Но не изменилась позиция Украины как ответчика, полагающего законным увольнение заявителя.

Резонный вопрос: кто победил, какое решение вынес суд? Об этом мы непременно узнаем примерно через несколько месяцев, когда судьи поймут, какое решение следует принять. Голоса судей вполне могут разделиться, и тогда решением будет то, за которое проголосовало большинство. Кстати, о сроках: в ЕСПЧ Денисов обратился в 2011 г., жалоба была коммуницирована в 2014 г., а дело рассмотрено в октябре 2017 г.

Интересной в практическом плане была лекция юриста Секретариата ЕСПЧ Нины Кайтмазовой. Она сообщила о наиболее характерных ошибках, допускаемых при обращении заявителей в Суд. К числу таковых относятся несоблюдение формы заявления, неисчерпание национальных эффективных способов судебной защиты, неуказание в заявлении существа жалоб со ссылкой на положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Отмечу, что с точки зрения практикующего адвоката, при сравнении судебного документооборота российской и европейской судебных систем у нашей есть одно бесспорное преимущество – электронное отслеживание подаваемых жалоб и заявлений. Ничего похожего в европейском суде нет и не предвидится. Вся переписка с заявителями и их информирование о ходе дела осуществляются исключительно по почте; получить сведения о движении жалобы с использованием электронных баз данных невозможно.

На встрече с юристом департамента по исполнению решений ЕСПЧ Мусой Хасановым у нас была возможность понять, каким образом исполняются решения Европейского суда государствами-ответчиками. У ЕСПЧ нет собственной службы судебных приставов, поэтому основным принципом исполнения решений является добровольность.

Было приятно слышать, что в целом уровень исполнения решений Европейского суда в России достаточно высок, особенно если это касается выплат компенсаций заявителям. По словам Мусы Хасанова, проблемы возникают тогда, когда принятое решение затрагивает политические вопросы. Поэтому не обошлось и без критики в связи с принятием российского закона, предусматривающего возможность неисполнения решений ЕСПЧ на основании судебных актов Конституционного Суда РФ. В ответ на мой вопрос о том, есть ли в других государствах Совета Европы правовой механизм неисполнения решений суда, аналогичный российскому, было сказано, что, по крайней мере, в двух государствах (Германия и Великобритания) он существует.

Занятий в рамках учебной программы было много. Общее в них – новизна и уникальность полученной информации. Состоялись встречи с секретарем Комитета Совета Европы по биоэтике А. Михиденко, юристом Венецианской комиссии С. Дикманом, экспертом офиса Комиссара по правам человека Ф. Тишаевым и главой департамента по политике и сотрудничеству в области прав человека М. Лобовым.

Программа обучения удачно чередовалось с культурной частью. Каждый адвокат имел свободу выбора: прогуляться по удивительно красивому Страсбургу, посетить замки Гейдельберга, съездить в соседние города и страны, испытать эльзасскую винную дорогу или искупаться в термальных источниках.

Основным итогом поездки я назвал бы понимание того, что и для Совета Европы, и для Европейского суда базовым принципом работы является соблюдение прав человека и верховенства права, причем именно в такой последовательности, когда права человека на первом месте даже по отношению к праву. Сложилось впечатление, что этот принцип – не просто декларация, а реальный критерий для организации всей деятельности европейских институтов.

Поездка оказалась полезной для адвокатов, поскольку такие учебные мероприятия позволяют расширить профессиональный кругозор, помогают преодолеть имманентные барьеры собственного правосознания, приблизиться к пониманию другой правовой системы. Особые слова благодарности за содействие хотелось бы сказать в адрес нашей землячки и сотрудника проектного офиса Совета Европы в России Анастасии Шадаровой, преподавателей Юридического института Иркутского госуниверситета Романа Кравцова и Нины Булановой, без усилий и инициативы которых этот визит вряд ли бы состоялся.

Комментарии
НОВОСТИ
Эксперты одобрили Концепцию Минюста

Москва 21.11.2017

Пресс-служба ФПА РФ

Общественно-консультативный совет ФПА РФ поддерживает проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи

Вопросы безопасности за рубежом

Москва 21.11.2017

Пресс-служба ФПА РФ

В ОП РФ рассмотрели инициативы, позволяющие законодательно облегчить положение россиян, оказавшихся в неприятной ситуации вдали от Родины

Исторический момент

Москва 21.11.2017

Пресс-служба ФПА РФ

Проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи следует принять за основу