• Войти

Вопреки закону

О решении суда удалить адвоката из зала до конца процесса

0
973

10 августа 2017 г. при рассмотрении Петрозаводским городским судом Республики Карелия уголовного дела по обвинению бывшего члена Совета Федерации ФС РФ Д.М. Алиханова председательствующая по делу судья Н.В. Манёнок грубейшим образом нарушила профессиональные права адвоката М.И. Шогина, отстранив его от участия в судебном разбирательстве суда первой инстанции. Поводом для вынесения указанного постановления явилось ходатайство государственных обвинителей в порядке ч. 1 ст. 258 УПК РФ. По мнению государственных обвинителей и суда, М.И. Шогин систематически нарушал порядок в судебном заседании, вступал в споры с председательствующим по делу и не реагировал на его замечания.

Отстранение защитника от участия в судебном разбирательстве произошло при следующих обстоятельствах.

Уголовное дело в отношении Д.М. Алиханова рассматривалось Петрозаводским городским судом с сентября 2016 г., а с февраля 2015 г. Алиханов содержится под стражей. При этом важным обстоятельством является то, что он обвиняется в причинении имущественного ущерба бюджету г. Петрозаводска при покупке им в 2007 г. на открытом аукционе нежилых помещений, находившихся в муниципальной собственности. Д.М. Алиханов категорически не признает себя виновным, считая, что уголовное преследование в отношении него осуществляется исключительно с целью его устранения из общественной и политической жизни Республики Карелия (ранее Д.М. Алиханов трижды избирался депутатом Законодательного собрания Республики Карелия).

Д.М. Алиханов арестован и содержится под стражей более двух с половиной лет по уголовному делу, фактически связанному с осуществлением предпринимательской деятельности. По всем десяти эпизодам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 322 УК РФ, срок давности истек более года назад. В материалах дела отсутствуют фактические обстоятельства, свидетельствующие о том, что подсудимый пытался или может попытаться скрыться или оказать воздействие на свидетелей обвинения. Несмотря на это, срок содержания под стражей неоднократно продлевался. После поступления дела в суд для рассмотрения по существу председательствующая по делу судья Н.В. Манёнок четырежды выносила фактически одинаковые по содержанию постановления об удовлетворении ходатайств государственных обвинителей (заявляемых в устной форме, без ссылок на конкретные обстоятельства и материалы дела) об очередном продлении срока содержания подсудимого под стражей.

С учетом изложенного, в судебных заседаниях по делу не могла не сложиться нервозная, конфликтная обстановка. При этом Н.В. Манёнок неоднократно требовала от подсудимого и защитников замолчать, сесть на место и т.д., а возражения воспринимались ею как невыполнение требований председательствующего и пререкание с судом. Естественно, что такие действия суда вызвали ответную реакцию со стороны подсудимого и участвующих в деле защитников. Защитники, в том числе и адвокат М.И. Шогин, неоднократно возражали против действий председательствующего, заявляли ей отвод.

После очередного возражения защитника Шогина судья заявила, что «чаша терпения переполнилась», и сразу же после этого государственные обвинители ходатайствовали об удалении защитника из зала суда.

Очевидно, что решение об отстранении защитника от участия в судебном разбирательстве суда первой инстанции является незаконным.

В соответствии с ч. 2 ст. 258 УПК РФ при неподчинении обвинителя или защитника распоряжениям председательствующего слушание уголовного дела по определению или постановлению суда может быть отложено, если не представляется возможным без ущерба для уголовного дела заменить данное лицо другим. Одновременно суд сообщает об этом вышестоящему прокурору или в адвокатскую палату соответственно. Данная правовая норма не предусматривает возможность для суда принять решение об отстранении участника судебного разбирательства – защитника – от участия в судебном разбирательстве даже при его неподчинении распоряжениям председательствующего.

В соответствии с положениями ст. 258 УПК РФ меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании дифференцированы в зависимости от процессуального положения нарушителя порядка. Законодатель разграничивает круг лиц, к которым могут быть применены те или иные меры воздействия (подсудимый; защитник; обвинитель; лицо, находящееся в зале судебного заседания). Сами меры процессуальной ответственности также строго регламентированы по участникам процесса. В соответствии с требованиями закона к защитнику не могут быть применены такие меры, как денежное взыскание и удаление из зала судебного заседания. Ссылка в прилагаемом постановлении на ч. 1 ст. 258 УПК РФ является незаконной, поскольку в ней идет речь о лицах, присутствующих в зале судебного заседания, в то время как защитник и обвинитель являются участниками судебного разбирательства, их ответственность за нарушение порядка в судебном заседании регламентирована исключительно ч. 2 ст. 258 УПК РФ.

Более того, понятие «отстранение защитника от участия в судебном разбирательстве» действующий уголовно-процессуальный закон не содержит ни в качестве меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, ни в каком-либо ином качестве.
Каких-либо оснований для отвода защитника М.И. Шогина, предусмотренных ст. 72 УПК РФ, не имелось и не имеется, сам подсудимый от услуг указанного защитника не отказывался.

Кроме того, из обжалуемого постановления следует, что Шогин отстранен от участия в судебном разбирательстве суда первой инстанции на весь его период, тогда как ст. 258 УПК РФ ни в одной из своих норм не содержит положений об удалении кого-либо из участников процесса или иных лиц на весь период судебного разбирательства суда первой инстанции. Следовательно, к адвокату-защитнику судом в данном случае применена исключительная санкция, которая не предусмотрена ст. 258 УПК РФ. Это позволяет говорить о незаконности судебного решения.

Также необходимо обратить внимание и на то, что ограничение процессуальных прав, например удаление лица из зала судебного заседания, допускается после того, как этому лицу разъяснены правовые последствия такого ограничения (п. 1 ст. 6 Конвенции в толковании Европейского Суда), что председательствующим в судебном заседании в отношении адвоката М.И. Шогина сделано не было.

Более того, в постановлении суд указал, что оно самостоятельному обжалованию не подлежит, несмотря на неоднократно и недвусмысленно выраженную правовую позицию Конституционного Суда РФ, согласно которой возможность самостоятельно обжаловать решения, принимаемые в ходе производства в суде первой инстанции, еще до завершения судебного разбирательства должна обеспечиваться в каждом случае, если эти решения могут повлечь нарушение конституционных прав, включая право на судебную защиту, при условии, что их пересмотр не будет приводить к ограничению дискреционных полномочий суда первой инстанции при принятии решения по существу дела. Таким образом, несмотря на поданные подсудимым и его защитниками апелляционные жалобы на указанное постановление, доступ к вышестоящей судебной инстанции в настоящее время зависит исключительно от усмотрения судьи Н.В. Манёнок.

АП Республики Карелия считает, что необходимо принять все возможные меры для защиты профессиональных прав адвоката. Если этого не сделать, то практика отстранения защитников от участия в судебных разбирательствах может стать повсеместной.

Комментарии
НОВОСТИ
Эксперты одобрили Концепцию Минюста

Москва 21.11.2017

Пресс-служба ФПА РФ

Общественно-консультативный совет ФПА РФ поддерживает проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи

Вопросы безопасности за рубежом

Москва 21.11.2017

Пресс-служба ФПА РФ

В ОП РФ рассмотрели инициативы, позволяющие законодательно облегчить положение россиян, оказавшихся в неприятной ситуации вдали от Родины

Исторический момент

Москва 21.11.2017

Пресс-служба ФПА РФ

Проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи следует принять за основу