• Войти

О вмешательстве в деятельность суда

Адвокат не может быть привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 294 УК РФ за совершение им процессуальных действий

0
232

Статьей 294 УК РФ установлена уголовная ответственность за вмешательство в любой форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия и в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела.

Сведения судебной статистики показывают, что число уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 294 УК РФ, является крайне незначительным. По официальным данным, в Российской Федерации по ч. 1 и 2 ст. 294 УК РФ были осуждены: в 1997 г. – 2, в 1998 г. – 4, в 1999 г. – 4, в 2000 г. – 2, в 2001 г. – 1, в 2002 г. – 2, в 2003 г. – 1, в 2004 г. – 3, в 2005 г. – 4, в 2006 г. – 3, в 2008 г. – 11, в 2009 г. – 4, в 2010 г. – 2, в 2011 г. – 4, в 2012 г. – 2, в 2013 г. – 4, в 2014 г. – 8, в 2015 г. – 11, в 2016 г. – 13, в 2017 г. – 18 человек.

Норма ч. 1 ст. 294 УК РФ является конкретизацией положения, установленного в ч. 5 ст. 5 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»: «лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей, присяжных и арбитражных заседателей, участвующих в осуществлении правосудия, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, предусмотренную федеральным законом». Она принята в целях защиты мерами уголовного закона конституционного положения об обеспечении правосудием прав и свобод человека и гражданина, являющихся непосредственно действующими и определяющими смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления.

В соответствии с Конституцией РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами (ст. 18), которые действуют в соответствии с установленными Конституцией полномочиями (ч. 5 Заключительных и переходных положений).

Исходя из конституционных положений, правосудие – это форма реализации судебной власти посредством конституционного, административного, уголовного, гражданского судопроизводства при рассмотрении конкретных дел.

В юридической литературе существуют различные точки зрения по вопросу, является ли осуществлением правосудия рассмотрение судом дел только по существу, т.е. в процедурах, установленных для принятия окончательных решений по рассматриваемым делам, или рассмотрение судом в установленном законом порядке любых вопросов. Некоторые авторы считают, что применительно к уголовному процессу неправильно относить к осуществлению правосудия принятие судом решений о применении мер процессуального принуждения, иных решений, не связанных с рассмотрением уголовного дела по существу.

Представляется, что более соответствует воле законодателя позиция о том, что правосудие осуществляется при рассмотрении судом в процессуальной форме любых вопросов, на рассмотрение которых законодатель уполномочил суд. Этот вывод поддерживается и толкованием, данным Конституционным Судом РФ. Так, в Постановлении от 23 ноября 2017 г. № 32-П Конституционный Суд РФ указывает, что соблюдение требований законности и обоснованности оценивается судом как при рассмотрении уголовного дела по существу, так и в рамках предварительного судебного контроля, что отстаивание заинтересованным лицом перед судом своей позиции является формой реализации гражданином права на судебную защиту, что на предварительный судебный контроль распространяются все принципы осуществления правосудия.

В Постановлении от 9 июня 2011 г. № 12-П Конституционный Суд РФ прямо отнес решения органов судебной власти в рамках судебного контроля за деятельностью органов исполнительной власти, в том числе те, на основании которых допускается ограничение закрепленных в Конституции РФ прав граждан, относящимися к сфере правосудия, которое осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Частью 1 ст. 294 УК РФ установлена ответственность за вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия.

УК РФ не содержит определений термина «вмешательство». Толковые словари русского языка дают два толкования понятию «вмешательство»: 1) вторжение в чьи-либо дела, отношения, деятельное участие в них; 2) действия, пресекающие, останавливающие что-либо.

Для уточнения понимания термина «вмешательство», использованного в ст. 294 УК РФ, целесообразно обратиться, в частности, к формулировке ч. 5 ст. 5 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Из формулировок этой нормы следует, что основной формой вмешательства законодатель считает незаконное воздействие на судью, присяжного или арбитражного заседателя. А из формулировки ч. 1 ст. 10 Закона РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» следует вывод, что одной из форм вмешательства в деятельность суда является внепроцессуальное обращение к судье по делу, находящемуся в его производстве, к председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда. Исходя из формулировки п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК РФ, формами воспрепятствования осуществлению правосудия являются угрозы участникам уголовного судопроизводства, уничтожение доказательств.

Представляется принципиальным использование законодателем в этих нормах указаний на «незаконность» и «внепроцессуальность» воздействия. Из этих положений, по нашему мнению, естественным образом следует вывод, что к уголовно наказуемому вмешательству в деятельность суда не может быть отнесено законное, процессуальное обращение к суду.
Также обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 294 УК РФ, является цель – воспрепятствование осуществлению правосудия.

Толковые словари определяют значение глагола «воспрепятствовать» как «помешать кому-либо в чем-либо, не допустить чего-либо». Соответственно, воспрепятствование является влиянием на свободное осуществление волеизъявления суд, т.е. вмешательством в независимое осуществление судом своих полномочий. Конституционный Суд РФ в Определении от 27 ноября 2008 г. № 737-О-Р сформулировал, что незаконное воздействие на судью осуществляется с тем, «чтобы поставить его в зависимое и подчиненное положение при осуществлении правосудия».

Принцип независимости судей является ключевым конституционным принципом (ст. 120 Конституции РФ). В ст. 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» закреплено как положение как о независимости судебной власти от законодательной и исполнительной властей, так и о независимости и подчинении только Конституции РФ и закону судьи, его неподотчетности в деятельности по осуществлению правосудия. Именно для защиты этого принципа в первую очередь и введена уголовная ответственность за действия, предусмотренные ч. 1 ст. 294 УК РФ.

Комиссия Совета судей РФ по этике в своем заключении, утвержденном постановлением от 7 декабря 2005 г., согласованном Постановлением Президиума Совета судей РФ от 30 марта 2006 г. № 95, указала, что для того, чтобы под сомнение не ставилась объективность и независимость судьи при осуществлении правосудия, он «обязан отреагировать на обращения граждан, должностных и иных лиц по делам, находящимся в его производстве, если эти обращения имеют характер вмешательства в деятельность правосудия либо в результате таких обращений воля судьи в принятии решения по делу становится несвободной». В заключении отмечается, что «фиксация таких обращений позволит одновременно решить несколько задач:
1. Обеспечит превенцию недобросовестных руководителей органов государственной власти и местного самоуправления, граждан и должностных лиц от вмешательства в судебную деятельность.
2. Обеспечит закрепление доказательственной базы для последующего принятия соответствующих мер к лицам, допустившим вмешательство в судебную деятельность в какой-либо форме.
3. Укрепит авторитет суда и судебной власти, будет способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости, беспристрастности и независимости суда.
4. Существенно сократит возможность внепроцессуального общения судей с участниками процесса и другими лицами, заинтересованными в разрешении дела, находящегося в производстве суда.
5. Позволит судье максимально избежать контактов, которые могут умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб его репутации и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия».

Однако принцип независимости судей не является единственным принципом осуществления правосудия: не менее значим для законного суда принцип состязательности и равноправия сторон. Очевидно, что сущность состязательности – осуществление в процессуальной форме действий, направленных на формирование у суда выводов о наличии или отсутствии обстоятельств, подлежащих установлению в целях вынесения судебного акта. То есть сущностью состязательности сторон является именно воздействие на суд, однако воздействие законное и процессуальное. Согласно положениям УПК РФ формами законного воздействия на суд являются ходатайства и жалобы, заявляемые и подаваемые участниками процесса.

Из изложенного следует вывод, что участник процесса, который в ходе рассмотрения судом любого отнесенного к его компетенции дела реализует предоставленные ему законом права на заявление ходатайств или подачу жалоб, не может являться субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 294 УК РФ.

Соответственно, представляется очевидным, что адвокат, выступающий в суде в процессуальном качестве защитника, представителя гражданского истца, потерпевшего, частного обвинителя, представителя истца (административного истца) или ответчика (административного ответчика), представителя третьего лица, представителя лица, привлекаемого к административной ответственности, не может быть привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 294 УК РФ за совершение им процессуальных действий, вне зависимости от того, как к таким его действиям относятся суд или иные участники процесса.

Представляется, что если бы судьи более тщательно подходили к выполнению рекомендаций, сформулированных в Заключении комиссии Совета судей РФ по этике от 7 декабря 2005 г., количество уголовных дел об указанном преступлении могло бы значительно возрасти. Однако более чем сомнительно, что субъектами незаконного, внепроцессуального воздействия на суд адвокаты были бы чаще, чем другие участники судопроизводства. Вовсе не адвокаты имеют в судах помещения для постоянной работы. И куда чаще приходится сталкиваться с посещением служебных кабинетов судей вовсе не адвокатами, а сотрудниками прокуратуры. Да и Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 28 февраля 2008 г. № 3-П упоминает вовсе не адвокатов, а председателей судов.

Комментарии
НОВОСТИ
Курганские адвокаты высказались за изменения

Курганская область 20.07.2018

Пресс-служба ФПА РФ

Совет АП Курганской области поддержал проект поправок в Закон об адвокатуре

Минюст предлагает постепенно увеличить ставки оплаты труда защитников по назначению

Москва 20.07.2018

Пресс-служба ФПА РФ

В 2019 г. предлагается повысить ставки до 900–1550 руб., а в 2021 г. – до 1500–2150 руб. за день участия в уголовном судопроизводстве, при этом предусмотрены повышенные ставки в ночное время и выходные

Теория и практика

Самарская область 20.07.2018

Пресс-служба ПАСО

В Самаре прошел двухдневный тренинг о практических навыках работы адвоката в суде присяжных