• Войти

Правовая позиция ФПА РФ

«О проекте федерального закона № 434710-7 “О внесении изменений в статью 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”»

774
19.04.2018

Председателю Государственной Думы
Федерального Собрания
Российской Федерации
В.В. Володину

 

Уважаемый Вячеслав Викторович!

В Федеральной палате адвокатов Российской Федерации рассмотрен проект федерального закона № 434710-7 «О внесении изменений в статью 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (далее – законопроект), внесенный в Государственную Думу депутатами С.А. Боженовым и Э.А. Валеевым.

Законопроектом предлагается в ч. 2 ст. 49 УПК РФ ввести правовую норму, согласно которой по определению или постановлению суда, прокурора в качестве защитника подозреваемого могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников подозреваемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует подозреваемый.

Полный текст ч. 2 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации с изменениями выглядит так: «В качестве защитников участвуют адвокаты. По определению или постановлению суда, прокурора в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого, подозреваемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, подозреваемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката».

Законопроект заслуживает поддержки по следующим причинам.

1. Наделение гражданина, подозреваемого в совершении преступления, правом иметь в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников уравнивает его в процессуальных правах с обвиняемым, законодательно реализуя положение ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации о гарантиях соблюдения равенства прав и свобод человека и гражданина.

2. Данное право подозреваемый и обвиняемый реализуют не только на стадии судебного разбирательства (как это происходит в настоящее время), но и на досудебной стадии по постановлению прокурора. Это усилит защиту обвиняемого (подозреваемого) в ходе предварительного расследования и обеспечит условия для получения квалифицированной юридической помощи на ранних стадиях уголовного судопроизводства.

3. Законопроект характеризуется проявлением гуманизма в отношении лиц, подвергшихся уголовному преследованию.

Как известно, предварительное следствие нередко осуществляется в течение длительного периода времени, исчисляемого месяцами, иногда годами. В течение этого времени лица, содержащиеся под стражей, лишены возможности личного общения со своими близкими родственниками. Дополнения в ст. 49 УПК РФ позволят супругам или иным родственникам, допущенным в качестве защитника наряду с адвокатом, встречаться с лицами, содержащимися под стражей, в целях обсуждения с ними вопросов, связанных с защитой.

Вместе с тем предлагаемый законопроект, по нашему мнению, нуждается в доработке.

Об этом свидетельствует следующее.

Действующая правовая норма ч. 2 ст. 49 УПК РФ, как показывает практика правоприменения, распространяется на полномочия суда в части рассмотрения ходатайства обвиняемого и принятия по нему решения о допуске наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица на стадии судебного рассмотрения уголовного дела. Предлагаемое авторами законопроекта дополнение правовой нормы в связи с введением нового субъекта – прокурора не уточняет пределы его полномочий. Очевидно, что они могут быть реализованы исключительно в ходе досудебного производства по уголовному делу, но не в ходе судебного разбирательства. Редакция проекта правовой нормы требует уточнения.

Кроме того, в редакции проекта правовой нормы ч. 2 ст. 49 УПК РФ слова: «По определению или постановлению суда, прокурора…» дают повод истолковать правовую норму таким образом, будто бы полномочия прокурора могут быть реализованы путем вынесения как определения, так и постановления, что противоречит пункту 25) статьи 5 УПК РФ, поскольку решение прокурора, вынесенное в ходе досудебного производства, может оформляться только в виде постановления, за исключением обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления. В то же время согласно пункту 23) этой же статьи УПК РФ определение – это любое решение, вынесенное коллегиально судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, за исключением приговора и кассационного определения, но не прокурором.

В связи с изложенным предлагаем рассматриваемый проект правовой нормы изложить в следующей редакции: «По определению или постановлению суда, а в ходе досудебного производства по уголовному делу – по постановлению прокурора в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого, подозреваемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, подозреваемый.».

По нашему мнению, полномочия прокурора о рассмотрении ходатайства обвиняемого, подозреваемого о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом одного из их близких родственников или иного лица и принятии соответствующего решения должны быть прописаны в ч. 2 ст. 37 УПК РФ самостоятельным пунктом.

На основании изложенного просим Вас, уважаемый Вячеслав Викторович, довести позицию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации до сведения депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации для возможного учета мнения профессионального сообщества при принятии решения по данному законопроекту.

  

Президент ФПА РФ
Ю.С. Пилипенко

ДОКУМЕНТЫ
Состав Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам

12.07.2018

(общие положения и персональный состав)

Правовая позиция ФПА РФ

08.06.2018

О проекте федерального закона № 451522-7 «О внесении изменений в части первую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации»

Информационная справка

15.05.2018

о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности в 2017 г.