• Войти

Правовая позиция ФПА РФ

О проекте федерального закона № 321865-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

211
03.10.2017

Председателю
Государственной Думы Федерального Собрания
Российской Федерации
В.В. Володину

 

Уважаемый Вячеслав Викторович!

 В Федеральной палате адвокатов Российской Федерации изучен проект федерального закона № 321865-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее – законопроект), внесенный в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации Правительством Российской Федерации.

Законопроект направлен на совершенствование процессуального регулирования и расширение сферы применения особого порядка судебного разбирательства.

Указанным законопроектом предлагается:

1) усилить гарантии прав потерпевшего на получение уведомления о заявлении обвиняемым ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства. С этой целью предлагается дополнить положения части первой статьи 222 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) положением, в соответствии с которым потерпевший будет уведомляться о ходатайстве обвиняемого о применении особого порядка судебного разбирательства, что позволит потерпевшему до начала судебного разбирательства получить необходимые юридические консультации и сформировать свою позицию относительно ходатайства обвиняемого. Аналогичным образом предлагается установить обязанность суда уведомить потерпевшего о заявлении обвиняемым ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства на предварительном слушании, если потерпевший не принимает в нем участие;

2) конкретизировать основания применения особого порядка судебного разбирательства, включив в эти основания не только согласие обвиняемого с предъявленным обвинением, но и признание вины, согласие с характером и размером причиненного преступлением вреда, за исключением признания размера денежной компенсации морального вреда;

3) расширить перечень преступлений, дела о которых могут быть рассмотрены в особом порядке судебного разбирательства, за счет включения в него особо тяжких преступлений, наказание за которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 15 лет лишения свободы (за исключением некоторых преступлений).

Рассматриваемый законопроект принят Государственной Думой в первом чтении.

I. Считаем, что указанный законопроект может быть поддержан в частях усиления гарантий надлежащего уведомления потерпевшего о заявлении обвиняемым ходатайства о применении особого порядка, а также совершенствования (уточнения) оснований рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства.

В соответствии с Всеобщей декларацией прав человека от 10 декабря 1948 г., Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью (принятой Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. № 40/34), а также с Рекомендацией Комитета министров Совета Европы «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса» от 28 июня 1985 г. № R (85) 11 важной функцией уголовного правосудия должна быть охрана законных интересов потерпевшего, уважение его достоинства, повышение доверия потерпевшего к уголовному правосудию.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 марта 2017 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 3 части первой статьи 24, пункта 1 статьи 254 и части восьмой статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Ю. Глазкова и В.Н. Степанова» отмечается, что предписания Конституции Российской Федерации о соблюдении и защите прав и свобод человека и гражданина на основе равенства всех перед законом и судом, об обеспечении доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба (статьи 2 и 18; статья 19, части 1 и 2; статья 45; статья 46, части 1 и 2; статья 52) предполагают обязанность государства обеспечивать пострадавшему от преступления возможность отстаивать, прежде всего, в суде, свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами.

По указанным основаниям мы поддерживаем концепцию рассматриваемого законопроекта, состоящую в усилении гарантий прав потерпевших на стадии судебного разбирательства.

Указанные положения законопроекта ранее неоднократно отражались в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ. В п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 (ред. от 16 мая 2017 г.) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» указывается, что в случае заявления обвиняемым ходатайства об особом порядке судебного разбирательства в соответствии с главой 40 УПК РФ потерпевшему или частному обвинителю должны быть разъяснены процессуальные особенности такой формы судопроизводства, в том числе положения части 1 статьи 314 УПК РФ о том, что рассмотрение уголовного дела без проведения судебного разбирательства возможно только при отсутствии их возражений. Несоблюдение этого требования, если потерпевший заявит о нарушении его прав, может послужить основанием к отмене приговора, постановленного в особом порядке судебного разбирательства.

Таким образом, предлагаемые поправки, направленные на усиление гарантий прав потерпевшего, применительно к получению уведомления о заявлении обвиняемым ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства, представляют собой нормативизацию указанных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, отражают устойчивое обыкновение, сложившееся в правоприменительной практике, и по этим причинам могут быть полностью поддержаны.

Также поддержки заслуживает положение законопроекта, конкретизирующее основание применения особого порядка судебного разбирательства – согласие с предъявленным обвинением – посредством его детализации (признание вины, согласие с характером и размером причиненного преступлением вреда). Необходимо отметить, что это положение законопроекта отражено в разъяснении, изложенном в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60 (ред. от 22 декабря 2015 г.) «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», где отмечается, что под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого.

Концептуально верным, по нашему мнению, является положение законопроекта, исключающее из содержания обвинения, с которым соглашается обвиняемый, указание размера денежной компенсации морального вреда. В пояснительной записке к законопроекту справедливо подчеркивается, что данное исключение обусловлено тем, что в соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации установление размера денежной компенсации морального вреда является прерогативой суда.

В п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60 (ред. от 22 декабря 2015 г.) «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» указывается, что по итогам рассмотрения дела в особом порядке гражданский иск может быть оставлен без удовлетворения, производство по нему прекращено, в его удовлетворении может быть отказано. Следовательно, отсутствие согласия обвиняемого с заявленным гражданским иском (в том числе, в части размера компенсации морального вреда) не является препятствием рассмотрению дела в особом порядке.

II. Полагаем, что законопроект «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» не может быть поддержан в части предложений по расширению перечня преступлений, дела о которых могут быть рассмотрены в особом порядке судебного разбирательства, за счет включения в него особо тяжких преступлений.

По нашему мнению, интересы рационализации уголовного судопроизводства (в том числе необходимость снижения расходов средств федерального бюджета, связанных с рассмотрением дела по существу и вызовами в суд участников уголовного судопроизводства) не должны вступать в конфликт с интересами предоставления лицам, обвиняемым в совершении особо тяжких преступлений, максимально возможного объема процессуальных гарантий, минимизирующих возможность судебной ошибки или вынесения несправедливого приговора.

Представляется, что режим особого порядка судебного разбирательства не предоставляет обвиняемому такого уровня гарантий, что обусловлено его сущностными характеристиками ускоренного и упрощенного производства. Центр тяжести судебного доказывания при рассмотрении уголовного дела в особом порядке смещен со стадии судебного разбирательства на стадию назначения судебного разбирательства, где, решая принципиальный вопрос о возможности рассмотрения дела в особом порядке, судья фактически решает вопрос о виновности обвиняемого. При этом познание фактов, входящих в предмет доказывания, осуществляется не на основе проверки всех доказательств в режиме состязательного судоговорения, а лишь посредством ознакомления судьи с материалами уголовного дела вне процедуры судебного заседания. Ограниченные возможности обжалования приговора, постановленного в особом порядке, не обеспечивают обвиняемому должного уровня гарантий от судебной ошибки (например, в случае самооговора обвиняемого) на контрольных (проверочных) стадиях уголовного судопроизводства.

Наконец, необходимо учитывать, что выбор обвиняемым особого порядка судебного разбирательства в настоящее время происходит в условиях фактического отсутствия реальной альтернативы иного исхода судоговорения по большинству дел (с учетом минимального количества оправдательных приговоров при рассмотрении дел в общем порядке и сужения сферы применения суда присяжных). Представляется, что изменение этих факторов в будущем (например, планируемое введение суда присяжных в районных судах с 1 июня 2018 г.) создаст предпосылки и для возможного расширения применения ускоренных производств.

При таких обстоятельствах идея расширения в настоящий момент круга дел, которые могут быть рассмотрены в особом порядке, за счет включения в него особо тяжких преступлений, наказание за которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 15 лет лишения свободы, не может быть поддержана.

На основании изложенного просим Вас, уважаемый Вячеслав Викторович, довести позицию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации до сведения депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации для возможного учета мнения профессионального сообщества при принятии решения по данному законопроекту.

 

Президент ФПА РФ
Ю.С. Пилипенко

ДОКУМЕНТЫ
Порядок

05.10.2017

Совет ФПА РФ

назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве

Правовая позиция ФПА РФ

03.10.2017

О проекте федерального закона № 321865-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

Решение

28.06.2017

Совет ФПА РФ

Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации