• Войти

Правовая позиция ФПА РФ

О Федеральном законе «О внесении изменений в статью 299 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1323
12.12.2016

Председателю Комитета Совета Федерации
по конституционному законодательству
и государственному строительству
А.А. Клишасу

Уважаемый Андрей Александрович!

В Федеральной палате адвокатов рассмотрен Федеральный закон «О внесении изменений в статью 299 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (далее – Федеральный закон) и отмечается следующее.

Рассматриваемый Федеральный закон усиливает уголовную ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела (части 1 и 2 статьи 299 УК РФ). Это позволит в полной мере учесть характер и степень общественной опасности совершаемого преступления и уравнять средневзвешенную оценку общественной опасности привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности (статья 299 УК РФ) и незаконного освобождения подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления от уголовной ответственности (статья 300 УК РФ).

Кроме того, вводится уголовная ответственность за незаконное возбуждение уголовного дела, если это деяние совершено в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба (часть 3 статьи 299 УК РФ). При этом уголовное дело может быть возбуждено не обязательно в отношении конкретного лица, но также и «по факту». Совершение такого деяния будет наказываться лишением свободы на срок от пяти до десяти лет. В соответствии с новым примечанием к статье 299 УК РФ, крупным ущербом для целей указанной статьи будет признаваться ущерб, сумма которого превышает один миллион пятьсот тысяч рублей.

Следует отметить, что практическое применение указанной нормы (часть 3 статьи 299 УК РФ) может быть сопряжено со следующими сложностями.

1. Объективная сторона рассматриваемого состава преступления выражается в незаконном возбуждении уголовного дела

В соответствии с УПК РФ возбуждение уголовного дела – это вынесение уполномоченным лицом постановления о возбуждении уголовного дела. Следователь, дознаватель возбуждают уголовное дело при наличии повода и оснований. Незаконным можно признать постановление только в том случае, если на момент возбуждения уголовного дела не было повода (сообщения о преступлении) и оснований (достаточных данных, указывающих на признаки состава преступления).

На стадии проверки сообщения о преступлении следователь имеет и временные ограничения, и ограничения в процессуальных действиях, направленных на установление и проверку события преступления. Поэтому на этой стадии процесса закон требует от следователя и дознавателя только установить, что произошедшее событие формально содержит признаки состава преступления. Только после проведения комплекса следственных и процессуальных действий можно достоверно установить наличие или отсутствие признаков состава преступления. В связи с чем УПК РФ предоставляет право следователю по результатам сбора и оценки всех необходимых доказательств вынести постановление о прекращении уголовного дела.

Кроме того, следует учитывать, что достаточность данных определяется каждым следователем субъективно. Указанное обстоятельство приведет к сложностям в доказывании незаконности возбуждения.

Учитывая, что УПК РФ наделяет дознавателя, следователя при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, правом возбуждать уголовное дело, обвинить должностное лицо в умышленном незаконном возбуждении уголовного дела будет проблематично.

2. Состав преступления сконструирован как материальный – последствием является прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба

Само по себе вынесение постановления о возбуждении уголовного дела не может состоять в причинной связи с указанными последствиями, так как постановление о возбуждении не может каким-либо образом воспрепятствовать предпринимательской деятельности.

Воспрепятствовать предпринимательской деятельности можно только путем проведения следственных или процессуальных действий:
– арест имущества;
– изъятие финансовых или бухгалтерских документов;
– изъятие хранилища данных (сервера);
– заключение под стражу руководителя организации, индивидуального предпринимателя, ограничение к нему доступа нотариуса и пр.

Все вышеперечисленные действия охватываются более широким процессуальным понятием «уголовное преследование», которое не связано с моментом возбуждения уголовного дела, а связано с началом активных процессуальных действий следователя, дознавателя.

Преступное деяние в предусмотренной редакции выражается именно в незаконном возбуждении уголовного дела, что приведет к сложностям в доказывании причинной связи между этим процессуальным решением и прекращением предпринимательской деятельности либо материальным ущербом.

В связи с этим полагаем, целесообразно заменить «незаконное возбуждение уголовного дела» на «незаконное уголовное преследование».

Также следует учитывать, что представители бизнеса могут быть подвергнуты уголовно-правовому воздействию и по законно возбужденным уголовным делам (обыски, выемки, аресты имущества могут быть проведены по формальным основаниям), а также до возбуждения уголовного дела по материалу проверки сообщения о преступлении, поэтому в таких случаях предлагаемая конструкция состава не достигнет цели – воспрепятствовать уголовному давлению на бизнес.

3. Субъект преступления – должностное лицо, возбудившее уголовное дело

На практике могут возникнуть трудности с установлением субъекта преступления, так как уголовное дело может возбудить один следователь, а активные, «наступательные» следственные и процессуальные действия, которые приведут к прекращению предпринимательской деятельности или причинению ущерба, проводить другой. Исходя из предусмотренной частью 3 статьи 299 УК РФ формулировки состава преступления, к уголовной ответственности стоит привлекать следователя, возбудившего уголовное дело, хотя к негативным последствиям привели действия другого следователя.

Изложенное свидетельствует о том, что состав преступления должен заключаться именно в незаконном уголовном преследовании.

Кроме того, следует отметить, что общая норма о воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности предусмотрена в статье 169 УК РФ, согласно которой незаконное вмешательство в предпринимательскую деятельность, совершенное должностным лицом и причинившее крупный ущерб (более полутора миллионов рублей), наказывается максимально лишением свободы на срок до трех лет. По существу, часть 3 статьи 299 УК РФ с санкцией от пяти до десяти лет лишения свободы предусматривает специальную норму по отношению к статье 169 УК РФ. Даже если учесть, что частью 3 статьи 299 УК РФ предусмотрен особый способ вмешательства в предпринимательство – возбуждение уголовного дела – возникают сомнения в соразмерности предусмотренных санкций. Усиленные санкции действующей редакции статьи 299 УК РФ объясняются тем, что вред причиняется не имуществу, а личности, поскольку заведомо невиновное лицо привлекается к ответственности. Если же согласно части 3 статьи 299 УК РФ был причинен лишь материальный вред (и никто персонально к ответственности привлечен не был), трудно объяснить, почему санкция за незаконное вмешательство в предпринимательскую деятельность возрастает более чем в три раза (с трех до десяти лет лишения свободы).

Вместе с тем полагаем, что предложенная концепция  рассматриваемого Федерального закона позволит обеспечить условия не только для исключения возможности давления на бизнес с помощью механизмов уголовного преследования, но и для создания благоприятного делового климата в стране. Однако для реализации указанных целей считаем необходимым уголовную ответственность установить не за незаконное возбуждение уголовного дела, а за незаконное уголовное преследование. 

На основании изложенного считаем, что Федеральный закон «О внесении изменений в статью 299 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» подлежит доработке.

Просим учесть нашу правовую позицию по данному законопроекту.

Президент ФПА РФ
Ю.С. Пилипенко

ДОКУМЕНТЫ
Правовая позиция ФПА РФ

13.12.2017

Об отзыве на проект Концепции уголовной политики Российской Федерации в области борьбы с преступностью

Рекомендации

04.12.2017

по исполнению адвокатами требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма

Решение

04.12.2017

Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации