• Войти

Правовая позиция ФПА РФ

О проектах федеральных законов

1613
02.11.2016

Помощнику Президента
Российской Федерации –
начальнику Государственно-правового управления
Президента Российской Федерации
Л.И. Брычевой

Уважаемая Лариса Игоревна!

Федеральная палата адвокатов РФ рассмотрела направленные в наш адрес проекты федеральных законов «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты» (об оптимизации административного судопроизводства), «О внесении изменений и дополнений в Налоговый кодекс Российской Федерации», «О внесении дополнения в статью 303 Уголовного кодекса Российской Федерации» и в целом поддерживает данные законопроекты.

В то же время ФПА РФ категорически не согласна с предлагаемыми в проекте федерального закона «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты» изменениями нормативного регулирования института представительства в административном судопроизводстве, в частности, с предложением об отказе от обязательного профессионального представительства.

Предложение об отступлении от существующего порядка профессионального судебного представительства в пояснительной записке к законопроекту обосновывается активной ролью суда в административном судопроизводстве. Однако данный термин «активная роль суда» в Кодексе об административном судопроизводстве Российской Федерации определен в ином контексте – «состязательность и равноправие сторон административного судопроизводства при активной роли суда» (п. 7 ст. 6 КАС РФ).

Отсутствует необходимость доказывать, что истинная состязательность и равноправие сторон возможна лишь при надлежащей юридической квалификации сторон и (или) их представителей, что невозможно обеспечить, устранив из положений Кодекса существующее в настоящее время требование об обязательном наличии у представителя высшего юридического образования или статуса адвоката.

Во-первых, установление в КАС РФ такого минимального требования к профессиональному уровню судебных представителей, как наличие у них высшего юридического образования, являлось одним из краеугольных положений реформы административного судопроизводства в России.

Данное требование обусловлено сложностью предмета рассмотрения по административным делам. В значительном числе случаев это вопросы права, а не факта.

Во-вторых, в рамках административного судопроизводства (в отличие от гражданского) гражданину или организации в качестве процессуального оппонента всегда противостоит субъект, осуществляющий государственные или иные публичные полномочия. Данный субъект в лице своих сотрудников и представителей по определению обладает более высокой правовой квалификацией, чем не имеющий юридического образования гражданин.

Иными словами, рассматриваемые в порядке административного судопроизводства дела представляют для граждан наибольшую сложность с точки зрения реализации ими своих процессуальных прав и обязанностей. В связи с этим действующая редакция КАС РФ содержит такую гарантию обеспечения равных процессуальных возможностей гражданина и государства, как обязательное наличие у представителя высшего юридического образования.

Данный довод подтверждается и правовым регулированием допуска к представительству в рамках иных видов судопроизводства, где гражданин сталкивается с государственными органами в качестве процессуальных оппонентов. Так, защитником в рамках уголовного судопроизводства может выступать, по общему правилу, только адвокат (ч. 2 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Представителями сторон в конституционном судопроизводстве являются адвокаты и лица, имеющие ученую степень по юридической специальности (ч. 2 ст. 53 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

В-третьих, конституционное право на судебную защиту (ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ) – это не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты, которая должна быть обеспечена государством. На это неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации (постановления от 2 февраля 1996 г. № 4-П, от 3 февраля 1998 г. № 5-П, от 28 мая 1999 г. № 9-П, от 11 мая 2005 г. № 5-П, от 8 июня 2015 г. № 14-П и др.).

При этом право на доступ к правосудию по своей природе требует законодательного регулирования, при осуществлении которого федеральный законодатель располагает определенной свободой усмотрения (постановления Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. № 4-П, от 16 июля 2004 г. № 15-П, от 6 апреля 2006 г. № 3-П, от 19 апреля 2010 г. № 8-П, от 1 марта 2012 г. № 5-П, от 20 мая 2014 г. № 16-П, от 11 ноября 2014 г. № 28-П и др.).

Соответственно, установление различными процессуальными законами требований к судебным представителям направлено на обеспечение возможности реальной судебной защиты прав и свобод граждан.

Указанные позиции были подтверждены Конституционным Судом Российской Федерации в определениях от 6 июня 2016 г. № 1156-О и 1157-О; от 27 сентября 2016 г. № 1781-О, 1782-О, 1783-О и 1784-О. Данными определениями отказано в принятии к рассмотрению жалоб на ч. 1 ст. 55 КАС РФ, устанавливающей обязательность наличия высшего юридического образования у судебных представителей.

В-четвертых, допуск в административное судопроизводство представителей без юридического образования противоречит обязательствам, принятым при вступлении России во Всемирную торговую организацию. Так, в соответствии с пунктом II (1) (А) (а) Перечня специфических обязательств Российской Федерации по услугам, входящего в Приложение I к Протоколу от 16 декабря 2011 г. «О присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 года»[1], только лица, получившие статус адвоката в соответствии с российским законодательством, вправе осуществлять представительство в уголовных судах и российских арбитражных судах, а также выступать в качестве представителя организаций в гражданском и административном судопроизводстве и судопроизводстве по делам об административных правонарушениях.

На основании этого Федеральная палата адвокатов Российской Федерации просит поддержать изложенное выше мнение при формировании позиции по проекту федерального закона «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты».

Президент ФПА РФ 
Ю.С. Пилипенко




[1] Ратифицирован Федеральным законом от 21.07.2012 № 126-ФЗ "О ратификации Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 г.".



ДОКУМЕНТЫ
Правовая позиция ФПА РФ

13.12.2017

Об отзыве на проект Концепции уголовной политики Российской Федерации в области борьбы с преступностью

Рекомендации

04.12.2017

по исполнению адвокатами требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма

Решение

04.12.2017

Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации