• Войти

Правовая позиция ФПА РФ

по жалобе Буркова В.В. на нарушение конституционных прав ч.4 ст.49 УПК на Ваш исх. №1636 от 26.11.2015 г.

2861
12.01.2016

Судье Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М. Данилову

Уважаемый Юрий Михайлович!

Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации рассмотрено Ваше обращение от 26 ноября 2015 г. № 1636 с просьбой сообщить мнение по затронутым в жалобе Буркова В.В. вопросам о конституционности части 4 статьи 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Федеральная палата адвокатов РФ считает, что часть 4 статьи 49 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, предусматривающая, что «адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера» в ее истолковании в правоприменительной практике, позволяющей использовать в уголовно-процессуальном доказывании материалы и документы, входящие в адвокатское производство, которые были собраны адвокатом до его вступления в уголовное дело в качестве защитника, не соответствует Конституции Российской Федерации.

Основанием для формирования изложенной выше позиции является следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Статья 45 Конституции Российской Федерации предусматривает, что государство гарантирует защиту прав и свобод граждан, каждый вправе защищать свои права всеми способами, не запрещенными законом.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 декабря 1999 г. № 18-П, адвокаты, на которых законом возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина (в том числе по назначению судов), осуществляют деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализуя тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, как это вытекает из статей 45 (часть 1) и 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации; такая деятельность не является предпринимательской и не преследует цель извлечения прибыли.

Пункт 2 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусматривает, что оказывая юридическую помощь адвокат «дает консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме» (подпункт 1); «составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера» (подпункт 2); «участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях» (подпункт 5) и др.

«Адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом» (пункт 3 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Федеральный законодатель предусмотрел общие полномочия адвокатов, которые не зависят от вида судопроизводства и закреплены в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (пункт 3 статьи 6), и специальные полномочия, которые зависят от вида судопроизводства и конкретного процессуального статуса адвоката, закрепленные в соответствующем процессуальном законодательстве Российской Федерации (пункт 1 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

При этом вне зависимости от того, какую юридическую помощь оказывает адвокат и имеет ли он какой-либо процессуальный статус, на него распространяется обязанность хранить адвокатскую тайну (подпункт 5 пункта 4 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Статья 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусматривает, что «адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю» (пункт 1). «Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации» (абзац 2 пункта 3).

Федеральная палата адвокатов Российской Федерации считает, что адвокат вправе оказывать юридическую помощь обвиняемому (подозреваемому), реализуя предоставленные ему Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» общие полномочия, например, давать консультации и справки по правовым вопросам, составлять заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера, оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом, либо вступить в уголовное дело в качестве защитника и оказывать юридическую помощь, реализуя не только общие полномочия, но и специальные (дополнительные) полномочия, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Подтверждением этому является правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, изложенная в Определении от 29 мая 2007 г. № 516-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Гольдмана Александра Леонидовича и Соколова Сергея Анатольевича на нарушение их конституционных прав статьей 29, пунктом 3 части второй статьи 38, пунктами 2 и 3 части третьей статьи 56 и пунктом 1 части первой статьи 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», которая заключается в том, что «юридическая помощь адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве не ограничивается процессуальными и временными рамками его участия в деле при производстве расследования и судебного разбирательства, – она включает возможные предварительные консультации и разъяснения по юридическим вопросам, устные и письменные справки по законодательству, составление заявлений, жалоб и других документов правового характера и т.д. (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 1996 г. № 2-П, Определение от 6 июля 2000 г. № 128-О)».

Оказывая юридическую помощь, адвокат обязан вести адвокатское производство (статья 8 Кодекса профессиональной этики адвоката). Реализация данной обязанности не зависит от того, оказывает ли адвокат юридическую помощь в рамках его участия в уголовном деле в процессуальном статусе защитника либо как адвокат, не вступивший в уголовное дело в качестве защитника, но реализующий общие полномочия, предусмотренные Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Обязанность вести адвокатское производство не зависит от вида оказываемой адвокатом юридической помощи, вида судопроизводства, в котором он участвует, стадии процесса, волеизъявления должностных лиц и других обстоятельств. Адвокатское производство сопровождает оказание юридической помощи доверителю вне зависимости от процессуального статуса адвоката.

Таким образом, Федеральная палата адвокатов Российской Федерации считает, что адвокатская тайна распространяется на все материалы и документы, хранящиеся в адвокатском производстве (за исключением орудий преступлений, а также предметов, запрещенных или ограниченных к обороту), которые были собраны адвокатом без нарушений уголовно-противоправного характера в рамках осуществления профессиональной деятельности при оказании юридической помощи доверителю.

Наличие института адвокатской тайны является производным от конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации). Как указывается в Определении Конституционного Суда РФ от 29 мая 2007 г. № 516-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Гольдмана Александра Леонидовича и Соколова Сергея Анатольевича на нарушение их конституционных прав статьей 29, пунктом 3 части второй статьи 38, пунктами 2 и 3 части третьей статьи 56 и пунктом 1 части первой статьи 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» «необходимая составляющая права на получение квалифицированной юридической помощи и сущностный признак адвокатской деятельности – обеспечение клиенту условий, при которых он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия и, соответственно, не может быть эффективной юридической помощи».

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно формулировал позицию, в соответствии с которой одним из условий обеспечения права на оказание квалифицированной юридической помощи является «обеспечение конфиденциальности информации, с получением и использованием которой сопряжено оказание юридической помощи, предполагающей по своей природе доверительность в отношениях между адвокатом и клиентом, чему, в частности, служит институт адвокатской тайны, призванный защищать информацию, полученную адвокатом относительно клиента или других лиц в связи с предоставлением юридических услуг. Эта информация подлежит защите и в силу конституционных положений, гарантирующих неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (статья 23, часть 1, Конституции Российской Федерации) и тем самым исключающих возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, утверждающих недопустимость разглашения сведений о частной жизни лица без его согласия и обусловливающих обязанность адвокатов и адвокатских образований хранить адвокатскую тайну и обязанность государства обеспечить ее в законодательстве и правоприменении» (Определение Конституционного Суда РФ от 08 ноября 2005 г. № 439-О «По жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

Из этого же Определения Конституционного Суда РФ следует, что «адвокатская тайна подлежит обеспечению и защите не только в связи с производством по уголовному делу, но и в связи с реализацией своих полномочий адвокатом, участвующим в качестве представителя в конституционном, гражданском и административном производстве, а также оказывающим гражданам и юридическим лицам консультативную помощь».

В связи с этим Федеральная палата адвокатов Российской Федерации приходит к выводу, что по смыслу статьи 48 Конституции Российской Федерации адвокатская тайна распространяется на все документы, входящие в адвокатское производство (за исключением орудий преступлений, а также предметов, запрещенных или ограниченных к обороту), которые получены или созданы адвокатом без нарушений уголовного противоправного характера, не зависит от наличия или отсутствия у адвоката какого-либо процессуального статуса и не позволяет использовать их в уголовно-процессуальном доказывании на том основании, что они были собраны адвокатом до его вступления в уголовное дело в качестве защитника. Определяющим для признания за предметами и документами, составляющими адвокатское производство, статуса адвокатской тайны является то, что они были получены или созданы адвокатом без нарушений уголовного противоправного характера в рамках осуществления адвокатом своей профессиональной деятельности при оказании юридической помощи доверителю.

Указанный вывод основывается на правовых позициях, изложенных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2015 г. «По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других».

На основании вышеизложенного, Федеральная палата адвокатов Российской Федерации считает, что часть 4 статьи 49 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, предусматривающая, что «адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера» в ее истолковании в правоприменительной практике, позволяющей использовать в уголовно-процессуальном доказывании материалы и документы, входящие в адвокатское производство, которые были собраны адвокатом до его вступления в уголовное дело в качестве защитника, не соответствующей Конституции Российской Федерации.

Президент ФПА РФ
Ю.С. Пилипенко

ДОКУМЕНТЫ
Правовая позиция ФПА РФ

26.10.2017

О проекте федерального закона № 280281-7 «О внесении изменений в статьи 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Правовая позиция ФПА РФ

25.10.2017

О проекте федерального закона № 280314-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

Порядок

05.10.2017

Совет ФПА РФ

назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве