• Войти

Определение Конституционного Суда Российской Федерации

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Трунова Игоря Леонидовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 3 статьи 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

5510
26.01.2017 № 211-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина И.Л.Трунова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин И.Л. Трунов оспаривает конституционность подпункта 1 пункта 3 статьи 31 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому совет адвокатской палаты избирает из своего состава президента адвокатской палаты сроком на четыре года и по его представлению одного или нескольких вице-президентов сроком на два года, определяет полномочия президента и вице-президентов; при этом одно и то же лицо не может занимать должность президента адвокатской палаты более двух сроков подряд.

Как следует из представленных материалов, И.Л. Трунов, являвшийся адвокатом – членом адвокатской палаты Московской области, обратился в суд с исковым заявлением к адвокатской палате Московской области об оспаривании решения совета адвокатской палаты от 21 января 2015 года об избрании президентом палаты А.П. Галоганова. В обоснование своих требований заявитель указал, что избрание 21 января 2015 года президентом палаты А.П. Галоганова, который занимал эту должность с момента создания палаты 27 ноября 2002 года по 19 ноября 2014 года, т.е. Через два месяца после того, как он прекратил свои президентские полномочия, в связи с освобождением от должности по собственному заявлению предыдущего президента палаты, ранее являвшегося ее первым вице- президентом, является злоупотреблением правом. Решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении требований И.Л. Трунову было отказано.

По мнению заявителя, оспариваемое законоположение не соответствует статьям 4, 15, 18 и 45 Конституции Российской Федерации, поскольку является неопределенным по своему содержанию и позволяет избирать президентом адвокатской палаты лицо, которое занимало эту должность два срока подряд, несмотря на то что между моментом истечения предельного срока его полномочий и моментом нового избрания на должность не прошел период, равный хотя бы одному сроку полномочий президента (четыре года).

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации определение статуса адвоката и адвокатуры отнесено к полномочиям законодателя (статья 72, пункт «л» части 1; статья 76, часть 2).

Действуя в рамках предоставленных ему дискреционных полномочий, федеральный законодатель установил, что адвокатура, представляющая собой профессиональное объединение адвокатов, как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления и действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов (пункты 1 и 2 статьи 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусматривает наличие в каждом субъекте Российской Федерации адвокатской палаты – основанной на обязательном членстве адвокатов одного субъекта Российской Федерации негосударственной некоммерческой организации, которая создается в целях обеспечения оказания квалифицированной юридической помощи, ее доступности для населения на всей территории конкретного субъекта Российской Федерации, организации юридической помощи, оказываемой гражданам Российской Федерации бесплатно, представительства и защиты интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях, контроля за профессиональной подготовкой лиц, допускаемых к осуществлению адвокатской деятельности, и соблюдением адвокатами Кодекса профессиональной этики адвоката (пункты 1 и 4 статьи 29).

Особый правовой статус таких корпоративных образований, как адвокатские палаты субъектов Российской Федерации, предопределяет право федерального законодателя определить в законе принципы внутренней организации их деятельности, в том числе порядок формирования их органов, их структуру, порядок принятия ими решений с учетом, однако, необходимости обеспечения баланса между государственно-властными и внутрикорпоративными началами регулирования деятельности адвокатских палат, и, в частности, права адвокатской палаты, как независимого от государства корпоративного образования, самостоятельно формировать свои руководящие органы, определять их персональный состав.

В соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» совет адвокатской палаты является коллегиальным исполнительным органом адвокатской палаты, который избирается высшим органом палаты – собранием (конференцией) адвокатов тайным голосованием в количестве не более 15 человек из состава членов адвокатской палаты и подлежит обновлению (ротации) один раз в два года на одну треть; совет адвокатской палаты избирает из своего состава президента адвокатской палаты сроком на четыре года и по его представлению одного или нескольких вице-президентов сроком на два года, определяет полномочия президента и вице-президентов; при этом одно и то же лицо не может занимать должность президента адвокатской палаты более двух сроков подряд (пункты 1, 2 и подпункт 1 пункта 3 статьи 31).

Установленное оспариваемым подпунктом 1 пункта 3 статьи 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» условие замещения должности президента адвокатской палаты подлежит реализации во взаимосвязи с иными положениями данного Федерального закона, устанавливающими основы внутрикорпоративной демократии, в частности, предусматривающими, что решение о замещении должности президента адвокатской палаты конкретным лицом принимается коллегиально.

При этом, как следует из представленных материалов, обращение И.Л. Трунова в суд с иском об оспаривании решения совета адвокатской палаты Московской области об избрании президентом этой палаты конкретного лица, ранее замещавшего указанную должность в течение двух сроков подряд, было обусловлено тем, что такое решение, по мнению заявителя, повлекло нарушение его прав, связанных с возможностью избрания на указанную должность, тогда как, по утверждению самого заявителя, предложение об избрании его в совет адвокатской палаты Московской области, в качестве члена которого он мог бы претендовать на замещение должности президента этой палаты, не было вынесено на голосование на XIV ежегодной конференции адвокатов Московской области. При таких условиях нет оснований полагать, что применением оспариваемого законоположения в конкретном деле И.Л. Трунова могли быть нарушены перечисленные в жалобе его конституционные права в указанном им аспекте.

Разрешение же вопроса о том, были ли соблюдены вытекающие из законодательства принципы внутрикорпоративной демократии в конкретных фактических обстоятельствах, как связанного с установлением и оценкой данных обстоятельств, а равно проверка законности и обоснованности судебных постановлений по делу заявителя, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, определенной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона

«О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Трунова Игоря Леонидовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д. Зорькин

ДОКУМЕНТЫ
Правовая позиция ФПА РФ

26.10.2017

О проекте федерального закона № 280281-7 «О внесении изменений в статьи 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Правовая позиция ФПА РФ

25.10.2017

О проекте федерального закона № 280314-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

Порядок

05.10.2017

Совет ФПА РФ

назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве